Жалоба Алу

ПРАГА, 12 февраля, Caucasus Times — «Хочу опровергнуть слухи о моей скорой отставке. Останусь ли я на посту президента или нет — всецело будет зависеть только от воли Всевышнего и президента нашей страны «. Так прокомментировал информацию о возможном сложении с себя президентских полномочий, глава Чечни Алу Алханов, бежавший в Москву, после того как Рамзан Кадыров инициировал в республике очередную компанию травли президента республики.

«В чеченской среде никогда не было ни рабов, ни господ. Тоталитарные методы правления всегда противоречили не только самой истине, но и духовному менталитету нашего народа. Поэтому возведение в культ личности и идеализация одного человека ничего хорошего республике и ее обществу не принесет», — говорится в заявлении президента Чечни, распространенного его пресс-службой.

«Я хочу заверить вас, дорогие мои соотечественники, что не за горами тот день, когда все печали забудутся, и Чеченская республика вновь станет цветущей и веселой, какой она была в былые времена», — заключил А.Алханова.

ЖАЛОБА АЛУ
Ответ Алу Алханова Рамзану Кадырову не убедителен и жалок. Неубедителен прежде всего потому, что он никому адресован. Или, по крайней мере, гипотетических получателей едва ли воодушевят строки президентского послания.

На прошлой неделе, небольшая группа московских чеченцев ожидала от президента Алханова так называемого «мужского поступка». Дескать, он намерен выступить с открытым обращением к народу и подвергнуть своего оппонента жесткой критике. Но увы, «мужского поступка» так и не получилось.

Для начала Алханов, от которого Кадыров, по слухам, в самой оскорбительной форме в очередной раз потребовал оставить свой пост, отправился в Москву. По сведениям из окружения чеченского премьер-министра, президент Чечни на сей раз твердо пообещал Кадырову уйти, но попросил дать ему возможность уладить предварительно «это дело» на самом верху. Дескать, самостоятельно он не вправе принимать подобные решения, поскольку в это кресло он сел не по своей воле. План в свое время был разработан Москвой и сейчас только Кремль может дать разрешение на отставку. Говорят, Кадыров согласился с такой постановкой вопроса, будучи уверен, что его гонимый оппонент будет просить не поддержки, а возможности тихо и без позора удалиться на покой.

Алханов вернулся и во всеуслышание заявил, что никакой отставки не будет. Детали происходившего в Кремле неизвестны, но такой поворот событий дает основания предполагать, что чеченский лидер получил высочайшее указание оставаться в должности до истечения официального срока.

Однако, даже, оставаясь при портфеле, Алханов едва ли способен упрочить свои позиции. И его заявление лучшее тому доказательство. Кому-то слова о «тоталитарных методах управления» и «идеализации и возведении в культ личности одного человека» могут показаться смелым вызовом, брошенным Рамзану Кадырову. Действительно, если убрать из алхановской инвективы экивоки и лукавое скольжение чуть в стороне от объекта критики, получается, что Кадыров в нем почти открыто назван диктатором. Сильно? Не очень, честно говоря. Надо полагать, к подобным обвинениям у молодого премьера уже очень давно выработалась полнейшая невосприимчивость. Как только его не называли в последние годы: «кровавым палачом», «марионеткой», Люлю Кафыровым», «бандитом», вариантов бесчисленное множество. По примеру своего отца младший Кадыров должен был хорошо усвоить, брань на воротах не виснет. За все долгие годы «тоталитарных методов правления» в Чечне, критика подобных методов никогда не находила никакой поддержки у единственного в России человека, способного радикально изменить судьбу Рамзана Кадырова к худшему.

Владимир Путин с «начала славных дел» своих отвергал любые попытки поставить под сомнение средства, посредством которых отец и сын наводили порядок в Чечне.И в этот раз сомнений нет, что и из осторожного заявления Алханова, в котором в деликатной форме воспроизведены правозащитные жалобы, российский президент не почерпнет ничего, чтобы заставило его изменить свой взгляд на ход событий. И вообще, жаловаться в Кремль на узурпацию власти – все равно, что убеждать олигарха Прохорова в преимуществах монашеского быта.

Все это означает, что адресат президента Чечни, к которому он обращается за помощью, находится не в Кремле. А где?

Может, действительно, в соответствии с теми намерениями, о которых на прошлой неделе говорили сторонники чеченского лидера, Аллу Алханов все-таки пошел на риск и таким странным способом обратился к чеченскому народу?
Не очень похоже, поскольку тоже лишено всякого смысла.

Во-первых, народ запуган до предела. Ему известно, кому уже не первый год в республике принадлежит реальная власть, чьи люди средь белого дня или под покровом ночи могут похитить каждого, замучить всякого, убить любого, кто выражает свое несогласие с происходящим. Но самое главное, Кадыров и впрямь необычайно популярен в республике. Он строит дома, демонстративно призывает к ответу чиновников и сотрудников МВД, критикует федеральную власть. А что, касается формы правления, которую он установил, то обличать неправедную власть, называя ее тоталитарной, можно было в начале 90-х, когда «кухонная» интеллигентская политология только-только входила в моду, а подобная терминология еще не потеряла прелесть новизны. Сегодня люди, не только в Чечне, но и в целом по России, скорей, склонны думать, что только «сильная рука» и способна навести порядок в стране.

Соответственно, и народ никак нельзя считать адресатом алхановской инвективы.

К кому же все же обращается чеченский президент? Ответа нет. Судя по тому, что в первых строках своего заявления, он поминает Всевышнего, может тоскливые обиженные строки обращены непосредственно к Господу миров?

Тем не менее, у господина Алханова остается возможность совершить «мужской поступок». Он не понаслышке знает о том, что происходит в его родной республике. Будучи министром внутренних дел, он был в эпицентре произвола, сначала федерального, а потом и «местного», кадыровского. И сейчас в его окружении немало «силовиков», хорошо осведомленных о «талантах» Рамзана Кадырова и его людей: похищениях, пытках, бессудных казнях, коррупции, рэкете, хищениях бюджетных средств. Почему бы открыто не обнародовать факты о прошлых и настоящих преступлениях, о реальных проблемах своего народа, закамуфлированных фикциями мира и возрождения. Документов и свидетельств немало и, если бы они были преданы огласке, у Кремля не осталось бы выхода. Он вынужден был бы отреагировать. А что говорить про чеченцев, для которых крайне важно, воистину вопрос жизни и смерти, чтобы кто-то предъявил миру доказательства их общей беды.

Конечно, не факт, что Алханов, вступив в такую борьбу, одержал бы победу, скорее наоборот. Но это был бы пример настоящего «мужского поступка» слабого человека, нашедшего в себе силы выступить против зла. Мог бы.

Мурад Карданов, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *