Свой президент Бухари Бараева

НАЗРАНЬ, 18 февраля, Caucasus Times — Бухари Бараев — брат «полевого командира» Арби Бараева и отец захватившего заложников в театре на Дубровке в Москве Мовсара Бараева — выступил в прямом телеэфире одного из грозненских телеканалов. По его словам, он в течение последнего года являлся специальным представителем «Президента Ичкерии» Докку Умарова в Европе, но решил сложить с себя эти полномочия и возвратиться в Чечню.

Этот свой шаг Бухари Бараев объяснил тем, что в последнее время его убеждения кардинальным образом изменились. Произошло это под влиянием всего того, что он видел и слышал о проходящих в Чечне преобразованиях. В самой республике, в центре ее столицы увидел крупнейшую в Старом свете мечеть, услышал азан (призыв к намазу), тогда как в той же Европе совершать намаз, другие религиозные обряды ему и другим мусульманам приходилось в подвальных помещениях. Бараев выразил восхищение масштабами восстановительных работ в Грозном и других населенных пунктах республики, по которым он успел проехать.

По словам Бараева, он имел встречу с Президентом ЧР, в ходе которой Рамзан Кадыров, в частности, говорил о своем желании возвратить к мирной жизни всех тех, кто и сегодня продолжают укрываться в горах и лесах. Глава республики, якобы, сказал: «Что с ними делать? Я не хочу их убивать». Обращаясь к молодежи, Бараев предостерег их от опрометчивых шагов, попросил не поддаваться ни на какие уговоры и пропаганду представителей боевиков. А самим боевикам настоятельно советовал возвратиться к своим семьям, начать новую жизнь. «Восстанавливать, возрождать республику — вот что сегодня является джихадом», — заявил Бараев.

Он достаточно подробно изложил свои мысли по поводу деятельности в Европе некоторых находящихся там «представителях Ичкерии». По словам Бараева, ими уже создано семь «чеченских правительств в изгнании», и людей в них, вместе взятых, меньше, чем требуется для создания одного полноценного правительства. В качестве другой основной проблемы Бараев назвал отсутствие согласия по вопросу о лидере. «Если допустить, что неким образом удалось снова «спустить» в республику Ичкерию, то кто станет ее руководителем? На этот вопрос никто не может ответить», — сказал Бараев.

Говоря о возможных для себя лично последствиях своего возвращения в Чечню и заявлений, с которыми он выступает, Бараев не исключил вероятности вынесения ему боевиками смертельного приговора. Но он его не боится. «Хочу только одного — чтобы мои внуки и правнуки могли спокойно жить в республике», — отметил Бараев. В ходе выступления он неоднократно называл Рамзана Кадырова своим президентом. Действиям за рубежом Мовлади Удугова, ряда других «ичкерийцев» давал нелицеприятные оценки.

Судя по первой реакции жителей республики, возвращение Бараева на родину — далеко не сенсация. Чечня уже не первый год живет не той, «ичкерийской» жизнью, в которой одной ногой еще стоят вчерашние «сотоварищи» Бараева по Европе. И как свидетельствуют многие наблюдатели, основная масса чеченского населения республики уже давно пришла к двум выводам. Во-первых, многие из тех «ичкерийцев», которые сегодня находятся в Европе, не желают повторять судьбу эмигрировавших туда после большевистского переворота 1917 года семей чеченцев-миллионеров — Чуликовых, Чермоевых. Их потомки давным-давно ассимилировались и никоим образом уже не связывают себя с Чечней.

Во-вторых, т.н. «чеченское Сопротивление» становится «семейно-клановым». Не только и не просто костяк, но и всю, пусть небольшую, но физическую массу его уже сегодня составляют близкие родственники тех или иных «полевых командиров». Бухари Бараев — из одной такой «обоймы». Многовековая история Чечни показывает, что подобного рода «организация» всякой силы неизменно заканчивается ее крахом. Поэтому пока для большинства населения остается непонятным, почему и республиканские, и федеральные власти время от времени обращаются к нашедшим пристанище за рубежом боевикам с призывом возвратиться на родину.

Последним, кто с таким предложением обратился, например, к Ахмеду Закаеву, является спецпредставитель президента России по вопросам международного сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом и транснациональной преступностью Анатолий Сафонов. По его словам, «Закаеву не закрыт путь к амнистии. Если он приедет в Россию и докажет в суде свою невиновность, он сможет воспользоваться возможностями, представленными президентом Кадыровым». При этом Сафонов обратил внимание на заявления Закаева о том, что он отмежевался от террористов.

В свою очередь, Закаев говорит, что лично у него нет условий, на которых он вернулся бы, но «необходимо разрешить российско-чеченский конфликт». Потом в интервью «Эхо Москвы» говорит о намерении вернуться в Чечню. О том, что вне ее не представляет жизни ни для себя, ни для своих детей и внуков. И, как, в частности, подтвердил в своем телевизионном выступлении Бухари Бараев, одновременно с этим и подобными заявлениями Закаев соглашается (или напрашивается?!) возглавить умаровское «чеченское правительство». Для чего? Чтобы приглашали домой более настойчиво? Или перестали приглашать?.. Очень похоже на поведение детсадовского возраста девочки.

При всем этом, многие чеченцы все-таки предпочли бы, чтобы все их соплеменники возвратились. За рубежом оказались далеко не лучшие представители народа, и краснеть за многих из них никому не хочется. Информация же о недостойном, с точки зрения чеченцев, поведении того или иного «мухаджира» в Чечню поступает постоянно, правда, с запозданием на недели и месяцы.

Европе эти «толстокожие», понятное дело, поднадоели. Странно только, что в России кто-то не может жить без них.

Салах Касаев, независимый журналист, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *