Сванте Корнелл: Абхазия и Южная Осетия – очень разные республики

ВАШИНГТОН, 18 сентября, Caucasus Times-  Сванте Корнелл (SvanteCornell) – шведский политолог, научный директор Института Центральной Азии и Кавказа и исследовательской программы «Шелковый путь»[i]. Основными сферами его интереса являются вопросы безопасности, государственного строительства в Центральной Азии, на Кавказе и в Турции. Корнелл – редактор выходящего 2 раза в месяц издания «CentralAsia-Caucasus Analyst» и серии докладов программы «Шелковый путь». Он — автор четырех книг, среди которых «Малые нации и великие державы: исследование этнополитического конфликта на Кавказе» (2001). Его статьи публиковались в таких известных изданиях, как  «World Politics», «The Washington Quarterly», «Current History», «Journal of Democracy», «Europe-Asia Studies». Корнелл ведет преподавательскую деятельность в Университете Уппсалы (Швеция) и в Университете Джонса Хопкинса (США)[ii]. Он — член Шведской королевской Академии военных наук[iii].

 

 

 

Интервью со Сванте Корнеллом подготовлено для Caucasus Times Сергеем Маркедоновым, приглашенным научным сотрудником Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон, США).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  1. С.М.: Во многих публикациях, посвященных проблемам Кавказа, Абхазию и Южную Осетию рассматривают, как аналогичные образования. Однако между ними есть немало различий. Какие сходства и различия Вы могли бы обозначить?

 

 

 

          С.К. В последнее время ширится понимание того, что Абхазия и Южная Осетия — очень разные республики. С моей точки, основное отличие состоит в жизнеспособности каждого из этих политических сообществ.  До 1991 года Южная Осетия была территорией с населением в 100 тысяч человек, а сегодня это — российский военный аванпост с населением в 20-25 тысяч человек[iv]. То есть соотношение гражданского населения и военных сегодня примерно один к шести. Это образование управляется клептократическим режимом, который даже Москва считает большой своей проблемой. Эта территория не имеет никакого экономического фундамента вообще. Есть общее понимание, что Южная Осетия — это территория, которая России нужна целиком для военных целей из-за географической близости к Тбилиси, как передовая база, угрожающая самой сердцевине Грузии, а также энергетическим коммуникациям.

 

 

 

Что касается Абхазии, то она является гораздо более жизнеспособным образованием в социальном, политическом, и экономическом плане. Однако, не стоит недооценивать такую проблему, как легитимность территории. Легитимность страдает из-за изгнания этнического грузинского населения, которое тут проживало до 1993 года. И которое было значительно больше в количественном отношении, чем абхазы. Но даже сегодня  Абхазия — это трехсоставное общество с примерно равным количеством абхазов, армян и грузин в Гальском районе. И армяне, вероятно, самая крупная по численности община. Но как бы то ни было, а абхазы контролируют эту территорию политически[v]. И в Абхазии есть элементы конкурентной политической системы, есть подлинный политический процесс и стремление к независимости. И все это делает Абхазию политическим образованием, принципиально отличающимся от Южной Осетии. Абхазия также обладает важным стратегическим положением и экономическим потенциалом.

 

 

 

      

 

 

 

  1. С.М.: Не так давно слово «признание» было упомянуто в Грузии. Политолог Мамука Арешидзе, а также бывший президент страны Эдуард Шеварднадзе рассказали о некоторых возможных опциях, при которых Абхазия может быть признана[vi]. Как Вы прокомментируете это? Будет ли эта идея становиться все более популярной в Грузии?

 

         С.К.:  Это очень маловероятно. Наверное, теоретически это могло бы быть самым простым решением для Грузии: «двигаться дальше» и сократить свои потери. Но на практике такой сценарий был бы крайне сложен. Напомню, что очень немногие государства принимают положительно сецессию. Кипр предпочел жить с такой проблемой в течение 40 лет[vii]. Но более важным в случае с Грузией является существование нескольких сотен тысяч беженцев. Это делает перспективу возможного признания политически опасной перспективой, так как политик, принимающий сецессию, заплатит за свое решение правами беженцев, которые теперь признаны несколькими резолюциями ООН[viii]. И здесь различия между двумя территориями очень важны. В то время, как грузины признают за Абхазией возможного собеседника, в ситуации с Южной Осетией по тем причинам, которые я охарактеризовал выше, признание попросту невозможно. Я рискнул бы предположить,  возможно, хотя и маловероятно, что если бы в будущем во многом искусственная проблема Южной Осетии исчезла бы, Тбилиси мог бы принять конфедеративное решение по Абхазии. На практике это была бы территория более или менее независимая, но Тбилиси бы сохранял при этом де-юре государственную целостность. Но если бы только проблема беженцев была бы разрешена. Это сомнительно, поскольку абхазская сторона просто не хочет возвращения этнических грузин ни при каких обстоятельствах.

 

 

 

       3.С.М.:  Абхазия недавно столкнулась с новыми внеочередными президентскими выборами. Какую роль эта кампания сыграла для будущего Абхазии? Будет ли он иметь влияние на динамику конфликта с Грузией и на российско-абхазские отношения?

 

 

 

С.К.:  Абхазские выборы вряд ли будут иметь серьезное влияние. Александр Анкваб, так же, как  ранее и Сергей Багапш воспринимается, как абхазский националист, который будет противостоять и российским попыткам полной абсорбции Абхазии, и грузинским устремлениям[ix]. Более того, свобода маневра для любого абхазского лидера будет ограничена весьма серьезно действиями России на территории этого образования.

 

 

 

4.С.М.: 9 июля 2011 года в мире появилось новое государство. Я имею в виду Южный Судан.[x] Какое влияние этот факт может оказать на этнополитическую ситуацию на Южном Кавказе?  И какие Вы видите параллели между этим самоопределением и самоопределением образований Кавказского региона?

 

 

 

С.К.: Влияние, если таковое будет вообще, это событие окажет на надежды лидеров сепаратистских меньшинств и их сторонников. Судан — не первый пример. Независимость Восточного Тимора, Черногории, и Косово использовалась как доказательства армянской стороной, например, что принцип этнополитического самоопределение широко распространяется на международной арене[xi].

 

 

 

Однако это будет иметь малое практическое значение. Почему? Все дело в том, что отношение мирового сообщества к сепаратистским устремлениям на Кавказе консолидировано. Все эти сецессии основывались на использовании силы для изменения международно признанных границ. Отсюда и негативное отношение к сепаратистским образованиям. Но, конечно же, продолжающееся появление новых государств будет способствовать перспективам этнополитического самоопределения. Не только для карабахских армян или абхазов. но и для народов Северного Кавказа в составе Российской Федерации. Эти народы уже видят признание Абхазии и Южной Осетии, как важный прецедент.

 

 

 

            5.С.М.: В мае нынешнего года парламент Грузии признал так называемый «геноцид черкесов». Этот шаг может еще ухудшить отношения России и Грузии? Это может стать неким прецедентом? И если да, то кто следующий?

 

 

 

С.К.: Это вряд ли может быть прецедентом, так как немногие страны,  последуют примеру Грузии. Однако, это неотъемлемая часть попыток Грузии выстроить отношения с северокавказскими народами, которые традиционно поддерживали противников Грузии в Абхазии и Южной Осетии — и противостоять усилиям России для поддержания негативного отношения к Грузии в регионе. В связи с этим, вероятно, мы можем увидеть какой-то эффект.

 

 

 

 

[i] Институт Центральной Азии и Кавказа (создан в 1996 году) и программа «Шелковый путь» (появилась в 2002 году) образуют совместный Трансатлантический исследовательский центр, имеющий офисы в Вашингтоне и в Стокгольме. Решение об институциональном объединении усилий и создании совместного центра было принято в 2005 году.  Сам термин «Великий Шелковый путь» был введен в оборот немецким географом бароном Фердинандом Рихтгофеном в 1877 году. Он обозначал караванную дорогу, которая в древности и в средневековье связывала Восточную Азию со Средиземноморьем.

[ii] Университет Упсалы — старейший публичный университет в Швеции и в Скандинавии (основан в 1477 году).

Университет Джонса Хопкинса — частный университет в США (основан в 1876 году).

[iii] Шведская королевская Академия военных наук была создана в 1739 году. В настоящее время — главная академическая площадка страны по вопросам обороны и безопасности.

[iv] Согласно данным Всесоюзной переписи населения (1989) на территории Юго-Осетинской автономной области проживало 98 527 тысяч человек, из которых 63,2 тыс. осетин, 28,5 тыс. грузин, 2,1. тыс. русских, 0,9 тыс. чел.- представители различных еврейских этнических групп. В отличие от Абхазии, которая провела «учет населения» в 2003 году и перепись в феврале 2011 года, в Южной Осетии, начиная с 1989 года, собственной переписи не было. Ее проведение обсуждалось в канун парламентских выборов 2009 года. Однако на практике эта идея была не реализована. Отсюда и всевозможные спекуляции на тему численности населения непризнанной республики.

[v] Согласно предварительным данным переписи населения Абхазии (была проведена с 21 по 28 февраля 2011 года) в республике проживает 242 862 человека. Более детальную информацию о предварительных итогах данных переписи населения Абхазии см.:  http://www.abkhaziagov.org/ru/president/press/news/detail.php?ID=37304  Окончательные итоги переписи, включающие данные о численности, этническом составе населения и гражданстве будут подведены на основе автоматизированной обработки сведений до 31 декабря 2011 года.

[vi] Эти идеи были озвучены экспертом Мамукой Арешидзе в интервью газете «Резонанси» и вторым президентом Грузии Эдуардом Шеварднадзе в интервью газете «Асавал-дасавали» в июне 2011 года. В качестве предусловий для возможного признания были названы вывод российских войск с территории Абхазии, возвращение грузинских беженцев и прямые переговоры между Тбилиси и Сухуми без посредников.

[vii] Речь идет о Турецкой Республике Северного Кипра (ТРСК), провозглашенной в 1983 году через 9 лет после конфликта между турецкой и греческой общинами Кипра с прямым военным вмешательством Турции. Это образование контролирует 36% всего острова и признается только Турцией. Республика Кипр (член ООН и Европейского Союза) считает создание ТРСК последствием оккупации со стороны Турции.

[viii] В 2008 году за проект резолюции о признании грузинского населения Абхазии и Южной Осетии «временно перемещенными лицами, имеющими право на возвращение», предложенный Грузией, проголосовало 14 стран (105 делегаций воздержалось, 11 голосовало против). В 2009 году аналогичный проект получил 48 голосов (при 19 против и 78 воздержавшихся), в 2010 году 50 голосов за и в 2011 году 57 за (13- против и 75 воздержались).

[ix] Анкваб Александр Золотинскович (род. в 1952 году)- абхазский политик. В ходе внеочередных президентских выборов 26 августа 2011 года победил в первом туре, набрав 54, 86% голосов.

Багапш Сергей Васильевич (1949-2011)- второй президент Абхазии (2005-2011). В период его легислатуры Абхазия получила первые признания своей независимости.

[x]Единый Судан со столицей в Хартуме существовал с 1956 года. На протяжении истории Судана между Севером и  Югом прошло несколько гражданских войн. По окончании  22-летняя гражданской войны в 2003 году Южный Судан получил автономию. В 2010 году началась подготовка референдума о статусе Южного Судана. Голосование прошло в январе 2011 года, 98% населения высказалось за независимость, которую признал даже  президент Судана Омар аль-Башир.

[xi] Независимость Восточного Тимора (бывшая португальская колония) была провозглашена в ноябре 1975 года. Однако через 9 дней  после этого страна была оккупирована Индонезией. В мае 2002 года была снова объявлена независимым государством. Черногория получила независимость в результате референдума от 21 мая 2006 года (за независимость проголосовали 55, 4%, против- 44,6%). Косово пошло по пути международного признания после того, как парламент этой на тот момент непризнанной республики в одностороннем порядке заявил о независимости (17 февраля 2008 года). На 9 сентября 2011 года независимость Косова признана 82 странами (последним в этом списке стал Габон).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *