Шарлотт Хилле: «Для ЕС крайне важно принимать в расчет резоны абхазской стороны»

Шарлотт Хилле (Charlotte Hille) — преподаватель Департамента политических наук в Университете Амстердама (Нидерланды), специализируется на вопросах урегулирования конфликтов, государственного строительства, этнических меньшинств и международного участия в миротворческих процессах.

 

Шарлотт Хилле — автор многочисленных работ по проблемам Абхазии, Южной Осетии, армянской общины Джавахети, черкесской проблематике. В 2010 году она опубликовала исследование «Государственное строительство и урегулирование конфликтов на Кавказе».

 

1.Caucasus Times: В сентябре 2020 года Абхазия отметила очередную дату своей победы в вооруженном конфликте с Грузией. Эта дата — важный символ для абхазского общества. Однако в течение всего этого периода ситуация в этой де-факто республике серьезно изменилась. Как бы Вы оценили суть этих перемен? В каком направлении они развивались? Что можно рассматривать в качестве наиболее важных результатов?

 

Ш.Х.: Каждый конфликт и каждое соглашение о прекращении огня имеют особое значение для людей, которые были в них вовлечены. Это в полной мере относится и к грузино-абхазскому конфликту. За прошедшие годы республика пережила экономические блокады и санкции, а также восстановления разрушений с помощью ограниченных ресурсов и возможностей. Абхазское руководство все еще стоит перед проблемой укрепления властных институтов. В целом те вызовы, с которыми сталкивается абхазская элита, во многом схожи с проблемами, над разрешением которых бьются признанные государства Южного Кавказа. В особенности речь идет о коррупции и безработице.

Направление, по которому развивалась Абхазия, можно рассматривать, как движение от коммунистической автономной республики (АССР) к демократическому образованию. Данный процесс требует определенных временных затрат. За прошедшие два десятилетия для Абхазии всегда были важны отношения с Российской Федерацией. И хотя, Россия в 1990-х годах блокировала Абхазию, она обеспечивала миротворческую операцию в зоне безопасности. Впоследствии она была важным партнером в экономическом и в стратегическом плане.

 

2.Caucasus Times: В 2008 году Абхазию признала Россия. Сегодня мы видим некоторый парадокс. С одной стороны, республика стала намного дальше от Грузии, а ее стратегические цели по самоопределению выглядят реализованными. С другой стороны, влияние РФ стало сильнее. На Ваш взгляд, Абхазия достигла самоопределения или наоборот стала более зависимой от воли Кремля?

 

Ш.Х.: Это непростая проблема. Международное право ничего не говорит прямо о том, какое количество стран должно признавать независимость того или иного образования для того чтобы оно считалось государством. Даже одно признание говорит о том, что государство есть. Но на практике есть проблема, если государство признано одними, но не другими. Возьмем хотя бы дипломатические отношение и признание паспортов. Это — серьезная проблема. Абхазы с абхазскими паспортами могут путешествовать только в 5 стран. Но в другие только с российскими паспортами. С другой стороны, достигнута ситуация, когда Абхазия достигла признания, которого долго ждала, но не такое широкое, как хотела бы. Грузия не имеет открытого конфликта на своей территории, но недовольна тем фактом, что не имеет фактической власти и политического присутствия на абхазской территории. Обе стороны конфликта могли бы иметь худшие результаты, хотя могли и выиграть больше, чем имеют сегодня. Я думаю, что Абхазия достигла своего самоопределения и теперь политикам этой республики решать, в какой степени они будут зависеть от России, а также ее помощи.

 

4.Сaucasus Times: В свое время Европейский Союз предложил подход «вовлечение без признания» применительно к Абхазии. Насколько эта стратегия эффективна, с Вашей точки зрения? Если нет, то, какие существуют способы для повышения ее эффективности?

 

Ш.Х.: Важно то, что Абхазию пытаются включить в мирные инициативы и в инициативы по развитию. Это означает, что такие международные структуры, как ЕС готовы к дальнейшему развитию отношений с этой республикой. Если Вы хотите решить проблему, то нельзя игнорировать одну из сторон конфликта или ориентироваться только на одну сторону. Я эту позицию отстаиваю уже много лет. К счастью, я вижу, что международные организации теперь готовы вовлекаться в диалог с Абхазией. На мирных переговорах представители ООН, ОБСЕ, следуя ооновским резолюциям, выражают уважение территориальной целостности Грузии. Понятное дело, они уважают авторитет ООН. Но это также влияет на их позицию, которая не выглядит в таком случае нейтральной и требует особой заботы о том, как этот подход может повлиять на стороны конфликта. Политика ЕС «вовлечение без признания» предполагает возможности обсуждать разные сюжеты, такие как вопросы безопасности, беженцы без увязания в решении таких сложных вопросов, как статус Абхазии, которые могут длиться слишком долго. ЕС рассматривает в качестве важного приоритета развитие отношения с гражданским обществом. Отсюда и результат в виде крайне осторожного отношения абхазского руководства к Евросоюзу и Западу в целом. Для ЕС крайне важно принимать в расчет резоны абхазской стороны.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *