Не «квартирный вопрос» испортил чеченцев

Лема Мусаев, Грозный, специально для Caucasus Times
Резкий рост цен нынешней весной на жилье в Чечне человеку со стороны может показаться странным и немотивированным. Сводки нападений, обстрелов, вооруженных столкновений, приходящие из республики качественно не изменились с прошлого года, и Чечня все еще видится российскому обывателю территорией, на которой продолжаются боевые действия. Тем не менее, космический по местным меркам порядок цен, сопоставимый по уровню со стоимостью жилья в других, спокойных и благополучных регионах юга России, – явление вполне закономерное. Как в свое время с советской властью, население Чечни смирилось и с нынешней политической ситуацией. Речь не о том, как люди оценивают происходящее, принимают его или нет. Просто, и сторонники, и противники нынешних властей считают непреложным тот факт, что установившийся порядок имеет высокий запас прочности и позволяет рассчитывать жизнь на годы вперед. А значит, пришло время вкладывать деньги в прочные и качественные вещи, не опасаясь форс-мажора. В списке таких вещей жилье сегодня занимает первую позицию. Но жилье жилью рознь.

«Квартирный вопрос» в Чечне никогда не был для чеченцев особенно важным. Центром чеченской вселенной остается родовой сельский дом, вокруг которого формируется социальное и культурное пространство. Чеченцы подшучивают над собой: дескать, они живут только для того, чтобы родить сына и построить дом. И подчас стройку, которую начал еще дед, заканчивают уже успевшие состариться внуки.

И сегодня почти у каждого чеченца, проживающего в Грозном, есть дом в селе, куда он может перебраться в случае необходимости. Предчувствие беды, несмотря на заверения властей в том, что нынешняя ситуация как никогда стабильна, стало неотъемлемой чертой чеченского мироощущения.

С наступлением сумерек въехать в Грозный непросто. Но отнюдь не из-за блокпостов. Из столицы на бешеной скорости летит кавалькада машин с включенными фарами дальнего света. Одинокий автомобилист, пробирающийся в город, не успевает даже перевести дух между яркими вспышками, которые бьют по глазному яблоку и лишают способности ориентироваться на дороге. Люди торопятся пораньше вернуться в села. Жилье в Грозном и по сей день мало кто считает долговременным пристанищем.

Сегодня никто не строит здесь громадных особняков, которые росли как грибы по всему городу во времена так называемых чеченских авизо. И дело даже не в том, что нет уже тех огромных и шальных денег. Нет, просто люди стали поосмотрительнее. Почти все эти гигантские дома на сегодняшний день заняты российскими военными. Рассказывают, что один из владельцев особняка, проживающий в Москве, осмелился-таки попросить военных освободить свое жилище. Те ему в ответ сказали, что дом хороший и большой, пусть переезжает с семьей в него, если хочет, и что он им никак не мешает. Мол, места всем хватит.

До прихода к власти Джохара Дудаева грозненские цены на жилье были самыми высокими на Северном Кавказе за исключением, может быть, Ростова. В советский период в Грозном искусственно обеспечивались преимущественные благоприятные условия для русскоязычного населения, что и привлекало в Чечню людей со всего Советского Союза. После дудаевской революции русскоязычные жители города не только потеряли свои привилегии, но и оказались в положении гонимых. Чеченцы, право которых на прописку в Грозном было раньше ограничено, стали заселять столицу. Массовый отъезд русскоязычного населения и хаос революционной эпохи создал новую ситуацию на рынке жилья. Люди бежали десятками тысяч, продавая в спешке свои квартиры. В 93 году двухкомнатная «хрущевка» могла стоить 2.5 – 3.5 тысячи долларов в относительно близких к центру районах.

Во время первой войны цены уже не падали, поскольку стоимость и до начала боевых действий достигла предельно низких значений.

Некоторый, незначительный подъем начался уже после подписания мирных договоренностей в Хасавюрте в 1996-м году. В 1998-м «двушку» можно было приобрести за 4-4.5 тысячи долларов. Трехкомнатная стоила около 6-ти. Любопытно, что в этот период предложения по элитным квартирам упали фактически до нулевой отметки. Центр города, где располагались дореволюционные постройки и советские кирпичные дома улучшенной планировки был почти полностью разрушен.

За этот год цены выросли в два раза, причем наиболее стремительный рост приходится на последние месяцы. В виду отсутствия большого выбора на рынке недвижимости, покупателям могут предложить те же 2-х или 3-х комнатные «хрущевки», которыми застроены спальные районы Грозного. Цены колеблются от 12 до 20 тысяч долларов США.

В центре же, где полным ходом идет реконструкция и в уцелевшие коробки встраивается новая начинка, цена на квартиры выше в два, а иногда и в три раза. Даже стоимость аренды квартиры в центре может достигать 200 долларов в зависимости от состояния квартиры и престижности места. В газетах, как и в советские времена, вновь появились предложения об обмене квартиры — например, в ингушском городе Карабулак на равноценную в Грозном.
Самыми непрестижными как всегда считаются Заводской и Старопромысловский районы. Первый из-за сосредоточения на его территории химических и нефтегазовых заводов, а второй по уровню инфраструктуры и наличия коммуникаций остается на уровне села. Перебои с электричеством, газом и водой.

Уже несколько лет как в Грозном работает неофициальная маклерская биржа, так называют маленький пятачок перед стадионом Динамо, на котором ежедневно толкутся посредники по недвижимости.

И все равно, предложение все еще опережает спрос.Чеченские маклеры объясняют это дисбалансом: сначала рост цен был подогрет компенсациями, которые выплачивались за разрушенное жилье. Сейчас, когда выплаты или приостановлены, или завершены, уровень цен вновь оказался неподъемным для большей части населения. Самая высокая цена, которую просят за трехкомнатную квартиру в отремонтированном многоэтажном доме в центре на проспекте Победы, составляет 70тысяч долларов. Ее пока никто не купил, однако, многие интересуются и ходят смотреть. Потенциальные покупатели не могут избавиться от мучительных сомнений: ведь отдавать столько денег за квартиру, которую в случае активизации военных действий могут в одно мгновение разрушить, нелегко.

Как ни крути, война не закончена, и это является основным сдерживающим фактором в развитии рынка недвижимости. И не только рынка…

Лема Мусаев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *