Дагестан. «Генералам» песчаных карьеров «грозит» амнистия

ДАГЕСТАН, 3 августа, Caucasus Times — 2 августа руководители министерств и ведомств, а также главы администраций республики Дагестан обсудили вопрос о Земле.

Можно сказать, что в ходе более чем трехчасового обсуждения многие из присутствующих в зале потеряли миллионные состояния. И все из-за одной строки в принятом по итогам заседания постановлении — «принять необходимые меры по прекращению незаконной разработки карьеров по добыче общераспространенных полезных ископаемых». Речь в ней идет о песке, щебне, камне и глине. А также о кирпичных заводах, обеспечивающих их владельцам громадные доходы, практически не облагаемые налогами. В среднем какой-нибудь кирпичный завод платит в казну от 10 до 27 тысяч рублей в год, но не более. На сегодняшний день — это стоимость всего двух машин кирпича.

Всего же в республике Дагестан сегодня функционируют 152 карьера по добыче полезных ископаемых. Лицензии на пользование недрами при этом имеют только 53, и лишь 22-м из них выданы без нарушения установленного порядка и законодательства.

По словам Муху Алиева, главы республики, владеют этими карьерами руководители районов и республики- «большие» люди. Доходы от добывающих производств таковы, что в ходе борьбы за владение природными ресурсами чиновники разных уровней периодически «заказывают» друг друга.

Высокие «крыши» позволяют разработчикам карьеров плевать свысока на законы, нарушать все экологические нормы и безнаказанно грабить природные богатства Дагестана. Естественно, никто из разработчиков после истощения карьера даже не думает о рекультивации земель, как этого требует российское законодательство. Поэтому карьеры в конечном итоге превращаются со временем в громадные овраги, используемые в качестве зловонных мусорных свалок.

На заседании так и не прозвучало ни одной громкой фамилии. В ходе обсуждения доклада у главы администрации Карабудахкентского района Капура Исаева любопытствующие не без нужды стали хором спрашивать – кому всё же принадлежат заводы, расположенные на землях района в окрестностях Каспийска? Исаев молчал как партизан на допросе и держался до тех пор, пока его не спасла президентская реплика. «Оставьте человека в покое, — заступился Муху Алиев, — видимо, очень серьезные люди стоят за этими объектами, раз он так не хочет говорить. Тут ясно одно — нам надо остановиться, подвести черту и начать исправлять допущенные нарушения».

Во избежание каких-либо осложнений было решено закрыть все «безлицензионные» карьеры, а выдачу лицензий прекратить. Кроме того, в самые короткие сроки заинтересованным организациям поручили определить потребности республики в общераспространенных полезных ископаемых и, исходя из этого — решить — сколько карьеров вообще необходимо для экономики Дагестана.

В ходе заседания правительства чиновники пришли к однозначному выводу — практически все вопросы, связанные с соблюдением Земельного Законодательства в республике, решаются из рук вон плохо. Как мрачно пошутил в начале заседания президент Дагестана, «следовало бы вопрос, обсуждаемый сегодня — «О соблюдении Земельного Законодательства в Республике Дагестан»- переименовать. И сформулировать его так: «О несоблюдении Земельного Законодательства…»

Саркастическое замечание главы республики подкрепил фактами первый зампредседателя правительства Гитиномагомед Гаджимагомедов: «По состоянию на 1 июня Министерством имущественных и земельных отношений сформированы материалы лишь по 392 земельным участкам, относящимся к республиканской собственности, что составляет 18 % от их количества. В то же время территориальное управление Росимущества по Дагестану за аналогичный период сформировало материалы по 1380 участкам, относящимся к федеральной собственности, что составляет 78 процентов». Гаджимагомедов удручённо заметил, что каждое дело обошлось республике в 30 тысяч рублей, тогда как «федералы» уложились в 10 тысяч.

Если расшифровать сказанное, то это означает, что на сегодня республика Дагестан не знает, какими землями владеет, что, в свою очередь, открывает дорогу к любым изощрённым нарушениям в этой жизненно важной социальной сфере.

«Еще хуже обстоят дела с разграничением муниципальной собственности. Здесь сформировано всего 1167 материалов, что составляет менее 1 % от их общего количества», — с прискорбием констатировал докладчик.

Заметим, что именно главы местных администраций на заседании были названы главными виновниками творящегося земельного беспредела. Высказывались даже мнения, что они сильнее других заинтересованы в том, чтобы работа по разграничению собственности на землю (муниципальную, республиканскую и федеральную) велась как можно медленнее, поскольку существующая неразбериха позволяет им беззастенчиво запускать руки в чужой «земельный карман». Администрация Махачкалы может послужить яркой иллюстрацией того, как в нарушение закона предоставляют земельные участки под строительство на территории Республиканской клинической больницы и Пульмонологического Центра для детей. «Воруют» земли самым бесстыдным образом и министерство здравоохранения Дагестана и администрации сел Новолакского района.

Нарушение конституционных прав граждан на землю, по мнению Гаджимагомедова, способствует возникновению многочисленных конфликтных ситуаций, чреватых серьезными социальными последствиями. Классическим примером этого может служить ситуация вокруг коркмаскалинских земель (как раз к моменту этого заседания в отставку подал глава района Сапиюла Карачаев — это было логическим следствием разгоревшегося конфликта по земельным отношениям). Между тем, Коркмаскала может оказаться только первой искоркой в земельных раздорах, поскольку в республике имеются десятки до поры до времени «тлеющих» очагов возгорания. Вызревают с закономерной неизбежностью конфликты вокруг земель СПК «Параульский» и СПК «Агачаульский» в Карабудахкентском районе. Массовыми беспорядками в свою очередь чреваты земельные споры в Табасаранском и Докузпаринском районах.

По мнению экспертов, «указанные выше нарушения происходят из-за фактического слияния интересов глав отдельных муниципальных образований с контролирующими, надзорными, природоохранными, налоговыми органами, с должностными лицами органов исполнительной власти республики и территориальных органов федерального центра».

Еще один блок нарушений скрывается в определении кадастровой стоимости земли, главный секрет которого припрятан в явном занижении стоимости самых дорогих участков, к примеру, той же рекреационной зоны, где установлены бросовые цены. Одинаково оценены земли в горах и, скажем, в Дербентском районе. Бедные агульские скалы парадоксальным образом оказались дороже плодородных и тучных дербентских земель. Секрет Полишенеля давно уже не представляет тайны для широких слоёв населения в Дагестане. Но вот для чиновников правительства Дагестана он кажется стал настоящей головоломкой.

В общем, какую сторону земельных отношений ни возьми — везде наблюдаются серьезные нарушения закона, постепенно превращающие отклонения в норму жизни. Та же рекреационная зона давно уже стала притчей во языцех. Сегодня из-за многочисленных дворцов на берегу десятки тысяч людей лишились возможности подъезжать к морю на своих автомобилях. Ну и что? Море-то по-прежнему плещется?!

Кстати, большая часть участников заседания к морю как раз может и проехать — прямиком во двор своего особняка, обнесенного высоким забором. Поэтому когда президент, обращаясь к залу, вопрошает: «А что мы будем делать с городками на берегу моря?», — присутствующие чиновники, кто шепотом, а кто вполголоса, а кто весело и громко дружно скандируют: «Узаконить! Узаконить!». Глас чиновника-глас божьий витает в воздухе.

Между тем, президент с неумолимой логикой речи сообщает: «Да, на берегу Каспия построены уже целые городки. Захвачено незаконно 1270 гектаров рекреационных земель. И сегодня уже неважно, кто давал разрешение — правительство или главы муниципальных образований. Причем, для владельцев этих особняков земельный налог, кстати, до предела занижен. Его оплачивают всего на 30 %. С одной стороны, мы говорим о свободной экономической зоне рекреационного типа, а с другой — допускаем захват побережья, незаконное строительство, массовое открытие карьеров. Если мы не остановимся, никакой зоны у нас не будет. Понятно, что карьеры работают на руководителей районов и республики. И здесь всем амнистию объявить? А Министерству промышленности дать команду: «Раздавайте лицензии направо и налево»? Как быть?».

После длительных откровений, ближе к концу заседания, Муху Алиев предложил: дворцы на берегу амнистировать. «Все равно, — сказал он, — мы не можем их разрушить, поскольку у республики нет денег на компенсацию убытков». Так что, скорее всего, владельцы уже построенных дворцов вскоре будут амнистированы, их дома узаконены, а ставка земельного налога приближена к предельной».

После того, как общими усилиями был констатирован полный беспредел с соблюдением Земельного Законодательства РФ в республике, слуги народа задались извечными вопросами: «Что делать?» и «Кто виноват?». Последний вопрос неожиданно перерос в горячую дискуссию. Во-первых, главы районов начали с одержимостью героев доказывать, что они не такие плохие, как о них тут говорят, и даже начали просить защиты от несправедливых «наездов» у президента. Во-вторых, к трибуне вышел глава Дагестанской специальной морской инспекции Али Джамалудинов.

«Хочу сказать несколько слов об истории вопроса, — вступил он. — Некоторые собравшиеся помнят заседание правительства под председательством Хизри Шихсаидова, на котором было принято решение о полном запрещении карьерных работ на побережье моря между Махачкалой и Каспийском. А через год в этом постановлении поменяли один пункт -специально для «очень больших» людей разрешили в порядке исключения открывать карьеры. А вскоре в эту узкую щель пролезли уже десятки и сотни не менее «больших». Одновременно начался захват побережья и незаконное строительство. Так, что в сегодняшнем беспределе, в первую очередь, виновато наше правительство».

Тогда честь мундира взялся защищать сам председатель правительства Шамиль Зайналов. «Можно во всех бедах обвинять правительство,- отринул он обвинения,- но сначала посмотрите на себя… За землю ответственность несут главы администраций. И нечего выходить к трибуне и валить все на соседей»

В общем, сошлись на том, что виноваты все. Замирились. И начали « думу» думать над тем, что делать? Сначала решили закрыть большую часть карьеров и приостановить выдачу новых лицензий. Потом амнистировали особняки на берегу. Что касается сельхозземель, то и вовсе порешили: у нерадивых хозяев землю отобрать и выделять ее тем, кто сможет о ней заботиться. В конце концов и Минимуществу поручили завершить работы по разграничению государственной собственности на землю в городских округах до конца текущего года. Эту же работу в муниципальных районах президент предложил завершить к сентябрю-октябрю 2007 года. Кроме того, велено разобраться с вопросами кадастровой оценки земель, имеющиеся там «вопиющие безобразия» надлежит выправить. Господину Свиридовичу так и намекнул президент, мол, безобразия, видимо, придется исправлять «за бесплатно», так как деньги за эту работу уже были уплачены.

Андрей Медамедов, Махачкала, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *