Бесланская стена плача

СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ, 17 марта, Caucasus Times — В ближайшие 2-3 недели полуразрушенную бесланскую школу № 1 будут сносить.

Решение о сносе школы в Беслане принято на совместном заседании представителей администрации Правобережного района Северной Осетии и Общественной комиссии по распределению гуманитарной и финансовой помощи Беслана. На месте школы будет возведен мемориальный комплекс, такое решение было принято еще в октябре, когда на 6 съезде Союза архитекторов России был объявлен Всероссийский открытый конкурс с международным участием на проект мемориального комплекса. Недавно в комиссию поступило официальное уведомление следственной группы Генпрокуратуры о том, что все следственные действия в школе завершены, и теперь школу можно сносить.

Полуразрушенное здание первой школы и спортивный зал, в котором удерживали заложников, сейчас стали местом ежедневного скорбного бдения матерей, потерявших детей, и местом паломничества многочисленных делегаций, которые посещают после теракта Осетию. Уже существует своеобразный маршрут, который предлагают всем гостям республики. С трапа самолета по дороге во Владикавказскую гостиницу — посещение мемориального кладбища, которое расположено прямо на повороте из аэропорта. Затем посещение школы.

По словам многих, побывавших в Беслане, именно здесь осознается масштаб произошедшей трагедии. «Сюда надо привезти каждого, кто отвечает хоть за что-то в России», — сказал потрясенный ректор Санкт-Петербургского инженерного университета Михайлушкин, когда приехал забирать на учебу 11 класс первой школы. Вчера развалины школы посетил Мстислав Ростропович, который приехал в Беслан, чтобы оказать адресную финансовую помощь детям, которые после теракта стали сиротами или инвалидами.

В спортзале, который через 2-3 недели собираются сравнять с землей, до сих пор каждый день горят свечи, лежат свежие цветы и питьевая вода, которую не давали умирающим от жажды детям. А пострадавшие разделились на две группы: которые приходят сюда каждый день, чтобы оплакать своих близких, и тех, кто не приходит никогда, чтобы снова не переживать пережитый кошмар. А еще здесь каждый день появляются «туристы катастроф»: они ищут ракурс повыгоднее, чтобы сфотографировать друг друга на фоне развалин, а в кадр обязательно должны попасть и бутылки с водой, и женщины в черных косынках, и охапки цветов вперемешку с детскими игрушками на фоне зияющих оконных проемов, через которые спасались заложники.

Директор школы Лидия Цалиева не хочет переступать порог своей бывшей школы — там пахнет гарью, а на стене надпись «Лида, чтоб ты сдохла». Другая жительница Беслана совсем недавно, после того как во сне ей приснилась погибшая дочь с розой в руке, пришла сюда и нашла в развалинах ее тетрадь, на которой детской рукой нарисована роза.

«Недавно соседская девочка взяла меня за руку и повела в школу, — рассказал житель Беслана Аслан. — Она впервые после захвата пошла туда, чтобы показать и рассказать, как провела последние минуты жизни ее лучшая подруга, моя сестра Надя». Спортзал — это наша память, рана, боль, говорят бесланчане.

Почти все жители Беслана понимают, что школу надо снести, но представить, что тяжелая техника начнет сравнивать школу с землей им трудно.

Асиат Сагматова, Владикавказ, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *