Астемир Апанасов: «В моей системе ценностей все равны»

Астемир Апанасов, звезда кавказской эстрады, выпускник ГИТИСа, заслуженный артист Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, обладатель гран-при престижных конкурсов России и Европы.  Творческий секрет Астемира кроется в его  многоязычии и культурном многообразии  его репертуара.   В эксклюзивном интервью Caucasus Times Астемир рассказал о своем творчестве и о том, как ему удалось стать одним из самых популярных  исполнителей  народных песен практически во всех республиках Северного Кавказа.

 

 

Caucasus Times: Аcтемир, ты один из немногих певцов, которые исполняют свои песни практически на всех языках Северного Кавказа. Твои песни сближают народы. Это твоя миссия?

 

 

Астемир Апанасов: У меня нет чувства, что я выполняю какую-то высокую миссию дружбы и всё такое. Я объединяю народы? Да нет, они и так едины! Не ставил я себе цель спеть на всех языках Кавказа. Если мое пение как-то сближает людей, то я только рад этому. Приятное дело петь, я лично не чувствую никакой разницы между народами, в моей системе ценностей нет каких-то различий. Вот почему я начал петь песни, например, на чеченском языке. Это давняя история. Во время войны в Чечне привозили в санатории Нальчика детей оттуда. А семья наша жила недалеко, я тогда уже давал сольные концерты. Мне было лет десять. У меня уже был какой-то репертуар. И вот я ездил с аппаратурой на микроавтобусе в санатории и давал концерты для ребят. Я подружился с ними. И они попросили, чтобы я спел песню «Нохчийчоь» («Чечня») чеченского композитора и певца Али Димаева о страшном горе их народа. У многих в телефоне она имеется до сих пор. Есть в Ютубе и в сетях маленький мальчик, который поёт «Нохчийчоь» – это я! С ребятами тогдашними из санатория до сих пор дружу. Вот так зародилось тепло, тепло между нами. У меня среди одноклассников, среди друзей, соседей много очень порядочных чеченцев.

Мы с отцом увлекались разными культурами, изучали музыку народов Кавказа, да и не только Кавказа. Ну вот чеченская музыка как-то легко легла на душу. Приезжая в Грозный, я не чувствую себя инородным телом, ну, как, например, приезжает туда Николай Басков и поёт на местном языке, а люди — вот, мол, молодец, как здорово. Я в Грозном стараюсь добиваться такого эффекта, который позволил бы людям слушать меня на своем родном языке не как иностранца, а как просто музыканта. Меня интересует именно музыка, и нет такой цели, чтобы стать общекавказским певцом.

 

Пою и на ингушском языке, на других языках тоже. Тут нет политической или идеологической начинки, это просто музыка. Есть песни у меня на балкарском языке, на кумыкском, осетинском. Это помимо наших адыгских песен. Я пою то, что мне приятно петь. Рад, что всё больше и больше людей узнают о моем творчестве и что кому-то нравится.

 

 Caucasus Times:  У тебя в репертуаре песня чеченского певца 60-70 годов прошлого столетия Мовлада Буркаева «Ма хала стаг ю хьо» — «Какая же ты несговорчивая», почти забытая. Чеченцев радует воссозданный образ песни, с легким юмором, как и в самом содержании, удивляются правильному произношению тобой чеченских гортанных звуков. Как тебе удалось добиться безупречно правильного  произношения?

 

Астемир Апанасов: Ну, что касается песни Мовлада Буркаева, я услышал где-то её, в каком-то плейлисте, чеченская старинная песня. Мне она понравилась, показалась очень прикольной, и я из неё сделал вариант с голосами в acapella версии, сделал битбокс, где-то выдал вариции с басами, и вот получилась. Она одна из первых разлетелась среди чеченской аудитории. А дальше уже остальные песни шлифовал. Конечно, я спрашивал, как правильно произнести то или иное выражение, слово. Когда иду в студию, записываться, я обязательно беру с собой носителей языка, вот, например, моего друга Зубайра Байракова, с которым мы работаем вместе и дружим, он мне помогает оттачивать произношение на чеченском, чтобы не было смешно. Это приятно, когда говорят, что я пою почти как чеченец — значит я правильно стараюсь.

 

Caucasus Times:  На твой взгляд, насколько отличается восприятие твоего многоязычного репертуара в разных регионах? Одно дело кавказская аудитория, другое дело аудитория в том же Краснодаре.

 

Астемир Апанасов: Честно говоря, я не так часто выступаю в русских городах. Например, в прошлом и позапрошлом году мы выступали от Республики Адыгея в конкурсе «Новая звезда», в общероссийском телевизионном проекте. Мы сделали номер, связанный с адыгской культурой, выдали гибрид ирландского и адыгейского танцев, ну, такую, в варианте acapella, кавказскую культуру преподнесли вот в такой форме. И мы победили, наш проект занял первое место среди всех регионов. Российская публика, если встречает качественный кавказский контент, который понятен, то, конечно, радуется. Просто надо подавать в понятной для всех форме, пусть будет номер оригинальным и энергетически заряженным – люди с удовольствием такое воспринимают, и неважно какой ты национальности. Мне кажется, хорошая энергетика, которая есть в кавказской культуре — если её правильно преподносить – приятна и для русской аудитории, и для европейской, и для американской.

 

Что касается наших кавказских городов, мне комфортно выступать, честно говоря, везде. Если обрисовать общий психологический портрет моего слушателя, то, вот, какой-то человек, на мой взгляд, достаточно интеллигентный, эмоциональный, открытый, добрый. Где бы я не был, в Нальчике, Черкесске, Майкопе, в Ингушетии, или в Чечне, люди всегда открыты. Но скажу честно, именно вайнахская публика, возможно, ярче чуть-чуть, теплее ко мне относится, воспринимает, не скрывая свои эмоции. И за счёт этого я тоже как-то больше, ярче проявляю себя перед этой публикой. На концертах, допустим, в Грозном, всегда встречаю особо дружественную, семейную атмосферу – открытость.

 

Caucasus Times:  Какими ты находишь менталитеты народов Северного Кавказа? Обрисуй свое представление о менталитете северокавказских народов, в чем их отличие и общность?

 

 

Астемир Апанасов:  Ну, конечно, есть в менталитетах разница. Адыги степенны, несколько задумчивы. Это проявляется в зрителях — более сдержанные, менее эмоциональные. Ингуши и чеченцы на концертах, наоборот, эмоциональны, экспрессивны. Но в них тоже есть чуть-чуть такое, как бы это сказать, будто думают про себя: «куда же мне торопиться»! Вот про осетин мне сложно сказать, это наши соседи, пою осетинские песни, но я, честно сказать, не сильно погружался в музыкальную культуру и менталитет осетин, поэтому боюсь определенно нарисовать их менталитет, мне кажется, что это очень мудрый, открытый и чистосердечный народ. Да, есть небольшая разница в менталитетах кавказских людей, но ценности наши, конечно, одни и те же. Народы Кавказа так долго живут вместе, что и в древние времена, мне кажется, имели сходство в обычаях, в костюмах, да и в музыкальной культуре. И в то же время у каждого народа есть свои особенности, познавать которые мне лично очень приятно.

 

Caucasus Times:  Расскажи о себе. В сетях постоянно встречаешь споры о том, что ты не то кабардинец, не то адыгеец, а девушки пишут с сожалением, что ты уже женат!.. Чем ты в данное время занят, какие проекты в активе?

 

Астемир Апанасов:   Отец у меня кабардинец, а мама — адыгейка из Адыгеи, если точно, темиргоевка – есть такая народность. Я сам родился в Кабардино-Балкарии, кабардинец, а так я просто адыг, черкес, из тех, про кого поется в чеченской старинной песне «Чергази чехкалла» — «Черкесская горячность». Так вот насчет семейного положения – я еще не женат. Отец и мать мои пенсионеры, живут в Италии.

 

Чем занимаюсь? Пишу музыку, пребываю в творчестве, каких-то грандиозных планов нет, хочу продолжать петь, тихо-молча делаю то, что мне нравится и пытаюсь развиваться. Готовлю концерты. Пытаюсь выходить всё время на новый качественный уровень. Вот такая форма жизни мне близка – я живу достаточно интересно, хоть и без невероятно больших целей, но с расчетом радоваться Кавказом, кавказцами и желанием радовать их новыми песнями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *