Абхазский пасьянс

СУХУМ, 14 июня, Caucasus Times — Президентские выборы в Абхазии назначены на 26 августа. У будущих кандидатов в президенты республики осталось совсем немного времени на предвыборную кампанию, всего три месяца. Однако данное обстоятельство лишь прибавляет остроту политической борьбе в маленькой республике.

С первых дней, после смерти президента Багапша в Абхазии определились фавориты будущих выборов. Это ныне исполняющий обязанности президента Александр Анкваб, премьер-министр Сергей Шамба и лидер крупнейшей оппозиционной партии «Форум народного единства» Рауль Хаджимба.

Однако главная интрига будущей выборной компании кроиться в вопросе о том, какие блоки и альянсы сложатся ближе к дате голосования. Союзы могут быть самые неожиданные. Рассмотрим все возможные варианты политических альянсов.

Итак, несмотря на то, что практически все наблюдатели сходятся в том, что явных фаворитов предстоящей кампании только трое: – ныне исполняющий обязанности президента Александр Анкваб, премьер-министр Сергей Шамба и лидер крупнейшей оппозиционной партии «Форум народного единства» Рауль Хаджимба, в Абхазии есть и такие которые вычеркивают из этого списка Хаджимба. Хотя делают это совершенно зря.

Если явный фаворит выборов Анкваб, и это никем не оспаривается, то в борьбе Шамба — Хаджимба позиции второго могут быть сильнее.
Итак, Александр Анкваб. Сегодня в его распоряжении главный ресурс будущих выборов – власть. Он контролирует административный ресурс, региональные администрации и бюджет. Это очень хорошие составляющие для успеха на выборах. Предыдущая президентская кампания, когда Багапш получил второй срок, наглядно показала, что административный ресурс в абхазских условиях, вещь немаловажная. В ходу достаточно примитивные, но действенные меры. Можно, например, активизировать выдачу абхазских паспортов населению Гальского района. Учитывая, что этнические меньшинства всегда голосуют в основном за власть, этот ресурс очень даже эффективен.

Помимо власти в активе ныне исполняющего обязанности президента и идейный электорат — традиционно поддерживающая его значительная часть населения Гудаутского района. Ему даже не придется сильно тратиться на избирательную кампанию. Вполне подходящие для Анкваба лозунги: – «порядок и законность» будут весьма востребованы абхазским электоратом.

У абхазского электорального процесса есть свои нюансы, и они при их умелом использовании способны оказывать значительное влияние на выборы. Это абхазский регионализм в первую очередь. Принято, что страной еще с советских времен по очередности управляют выходцы с Гудаутского и Очамчирского районов. Ардзинба считался гудаутским, а Багапш был очамчирским. Багапш два срока был президентом Абхазии, поэтому теперь, в любом случае следующий лидер страны должен быть выходцем из Гудаутского района. Конечно, законом это нигде не оговорено, и исключение вполне может случиться, однако в этом плане перед Анквабом не стоит никаких препятствий, впрочем, как и перед Сергеем Шамба. Они оба выходцы из Гудаутского района.

Позиции Сергея Шамба, по мнению значительной части наблюдателей, выглядят существенно скромнее. За его плечами участие в выборах 2004 года и десять процентов голосов. Принято считать, что его электорат — это интеллигенция, элита, возможно, бизнес и какая-то часть этнических меньшинств. Однако для уверенной победы этого совершенно недостаточно.

В совершенно особой ситуации находится Рауль Хаджимба. Если оппозиция опять не подвергнется поляризации, то ее вполне может ожидать успех. Сами оппозиционные силы последние несколько лет демонстрируют наличие твердой идеологической платформы, ориентированной на широкие массы. И хотя политические лозунги оппозиции по-прежнему пахнут национализмом, а сама оппозиция не располагает большими финансовыми средствами, тем не менее, это уже качественно иная оппозиция. Да и доля протестного электората, к которому она может апеллировать, довольно высока.

Если же рассмотреть возможность оппозиции через призму абхазского регионализма, то Хаджимба находится в очень любопытной ситуации. Он родился в селе Эшера Сухумского района, то есть, выходец из западной, гудаутской Абхазии. Но все знают, что корни его фамилии из Очамчирского района. Так что он и там и там свой. Это может быть важным фактором в его пользу. Многие очамчирцы будут голосовать за него уже только по этой причине.

Кроме того, как политическая фигура, он сильно окреп за последние несколько лет.
Во-первых, он умело набрал политические очки в ходе конфликта между абхазской общественностью и местными властями в вопросе присутствия российского капитала в Абхазии. В самой же оппозиции после последних выборов Хаджимба остался единственным лидером. Его конкуренты Беслан Бутба и Заур Ардзинба, разделившие с ним на выборах 2009 года оппозиционный электорат практически свернули свою политическую деятельность.

Сможет ли повторить Анкваб успех Багапша на последних выборах и сможет ли он одержать победу уже в первом туре? Возможно, да. По мнению экспертов, на пятьдесят с небольшим процентов голосов он вполне может рассчитывать. Однако не стоит забывать, что многое зависит от нюансов, не лежащих на поверхности, но способных повлиять на итоги голосования.
Итак, Анкваб — единственный в Абхазии политик, который может рискнуть и позволить себе играть в свою игру. То есть, подобрать себе команду исключительно из собственных предпочтений, не опираясь на союзы и блоки. Если он поведет себя так, то его правой рукой на педстоящих выборах станет вице-премьер Леонид Лакербая, его давний и преданный соратник. Лакербая в случае победы Анкваба может получить пост премьер-министра, но не вице-президента. Однако, исходя из традиции регионализма, если президент гудаутец Анкваб, то вице-президент должен быть очамчирец. Лакербая — выходец из Гудаутского района. Но для него это к лучшему. Должность вице-президента практически не наполнена реальным содержанием и власти у вице-президента, как правило, мало.

Не исключено что Анкваб предложит должность вице-президента одному из лидеров армянской общины. В этом случае возникнет уникальная ситуация, которой еще не было в абхазском политическом процессе. Если Анкваб решится на это, то победа ему обеспечена. Армяне составляют более трети населения Абхазии. Армянская община безусловно проголосует за того кандидата, в команде с которым идет этнический армянин. Это очень эффективный ход, однако, пока его никто не применял.

Все остальные вероятные кандидаты будут вынуждены опираться на блоки и союзы. У Сергея Шамба есть шанс опереться на бюрократию и госаппарат. Мягкий и демократичный он намного больше подходит для мечтающей о стабильности номенклатуры. Громадный чиновничий аппарат, не плохо подсевший на российские транши, очень боится Анкваба. И тут у Шамба есть определенный шанс. С кем бы он мог объединиться? Возможно, с Дауром Тарба, лидером партии «Единая Абхазия», которая и представляет абхазскую номенклатуру. Поддержку Шамба может оказать и движение ветеранов войны «Амцахара», один из локомотивов, который привел к власти Сергея Багапша. Трудно ответить на вопрос, насколько сейчас влиятельна «Амцахара», но мобилизовать себя она вполне способна.

Можно точно сказать, с кем не объединится Сергей Шамба. У него не получится союз со Станиславом Лакоба, одним из самых влиятельных людей в Абхазии, который был союзником Багапша. От его поддержки будут сильно зависеть позиции любого кандидата. Но он вполне может поддержать Анкваба.

Раулю Хаджимба будет достаточно сгруппировать вокруг себя многочисленные оппозиционные движения. У каждого из них есть свой электорат. В оппозиционном ряду наиболее выгодно для Хаджимбы выделяется радикальное движение «Аруаа». Это движение жестко настроенных по отношению к власти ветеранов войны, которое может мобилизовать серьезную электоральную поддержку. Но его лидер Вадим Смыр достаточно конфликтен по своей природе, и как политик не предсказуем. В самом начале он вполне может войти в альянс с Хаджимба, однако это не означает, что их союз доживет до выборов.

Есть еще несколько ярких в абхазской политике фигур, которые выйдя на сцену выборов самостоятельно, будут аутсайдерами, но в союзе с более сильными фигурами способны оказать влияние на процесс.

Беслан Бутба — одна из надежд прошлых президентских выборов. Он усиленно создавал себе имидж лидера оппозиции, и в каком-то смысле в этом преуспел. Но проиграв прошлые выборы, распустил команду и фактически перестал заниматься серьезной политической деятельностью. Он, как ни странно, может оказаться в команде Анкваба, причем, на ведущих ролях. А вот быть на третьих ролях у Хаджимба, скорее всего ему не позволят амбиции. Во время последней кампании, Бутба старался убедить Хаджимба быть у него на вторых позициях.

Несмотря на столь короткий второй срок Багапша, за это время на политическую арену вышло несколько ярких лиц. Один из них, нынешний министр внутренних дел Леонид Дзяпш-ипа.

Его волевые действия по борьбе с криминалом сразу же положительно повлияли на имидж политика. Однако, по мнению местных наблюдателей, его поддержка врядли способна существенно повысить рейтинг кандидата, к которому он примкнет. В первую очередь, потому что он еще не набрал необходимого политического веса.

Если бы Багапш доработал второй срок, то Дзяпш-ипа стал бы вполне реальным претендентом на президентское кресло. Дзяпш-ипа работает на базе той же идеологии, что и Александр Анкваб. Это крепкий силовик, выступающий за наведение порядка. Однако на этом поле пока что Анкваб чувствует себя уверенней. Впрочем, Дзяпш-ипа может стать важным приобретением для любой из команд.

В любом случае, сегодня делать определенные прогнозы о том, кто возглавит Абхазию еще рано, тем более что в течении трех предвыборных месяцев расклад политических сил может многократно меняться. Одним словом, политическая игра еще впереди, и экспертам остается лишь наблюдать за ней.

Антон Кривенюк, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *