Жертвы «ответного огня»

МОСКВА, 15 ноября, Caucasus Times — Как убили ребенка сотрудники российского спецподразделения? Картина, которую удалось восстановить со слов очевидцев, выглядит следующим образом: на рассвете в пятницу, 9 ноября, сотрудники федеральных силовых структур ворвались в дом Амриевых в маленьком селении Чемульга в Ингушетии, у административной границы Чечни. Хозяина дома, его жену и четверых маленьких детей положили на пол, и открыли беспорядочный огонь.

В доме, видимо, ожидали застать какого-то боевика, но не нашли. Зато пулей в голову был убит Рахим Амриев. После этого «силовики» имитировали бой, — обстреляли дом снаружи, из БТРов и пулемётов, а рядом с телом убитого положили автомат, — якобы их огонь был ответным. Всё это снимали на камеру.

Убитому Рахиму Амриеву было шесть лет, — лишь это выделяет случившееся 9 ноября из череды «контртеррористических операций» последних лет.

«Ответный огонь»? Так ведь всегда огонь — «ответный»! 17 июня в селе Сурхахи Руслана Аушева «вычислили» на чердаке с помощью тепловизора, засадили туда из гранатомёта, а потом ещё минут двадцать били из автоматов: «ответный огонь»! Но Аушеву оторвало кисти рук гранатой, первым же выстрелом, — стрелять он не мог!

Автомат рядом с телом убитого?

30 августа этого года на рынке в Назрани застрелили 19-летнего парня, но не насмерть: окружённый «спецами» в масках, Ислам Белокиев ещё минут сорок шевелился. По словам очевидцев, в руку лежащему вложили пистолет и выстрелили несколько раз в воздух.

3 сентября в Карабулаке так же убили Апти Далакова, а потом подложили убитому гранату.

Зачем? Нет, «ничего личного»! Одно дело — когда ты стрелял первым и по безоружному, — неровён час, расследование, служебное или прокурорское! — и совсем другое, если в рапорте будет значиться, что ты отстреливался от вооружённого до зубов боевика. Схватку добра со злом «один на один» оставим для Голливуда…

Женщины и дети в зоне боя? Тоже ничего нового: сколько уже раз истошно орущие матери с младенцами вырывались из домов, которые борцы с террором как раз превращали в развалины…

Не поймёшь даже, чем они воображают поле боя? Действуют они словно в пустыне, будто не замечая мирных жителей? Или же словно на враждебной территории, где мирных жителей нет вовсе, — одни враги? Ведь наши представления имеют свойство сбываться…

А где же тот боевик, которого искали в доме Амриевых? Бежал? Или, скорее, не было его там вовсе?

Три года и три месяца назад, в ночь на 20 июля 2004 года, в селе Галашки, что неподалёку от Чемульги, в дом 1 по улице Партизанской ворвалась вот такая же спецгруппа. Хозяина, Беслана Арапханова, подняли с постели, избили, выволокли во двор, там пытали и расстреляли. Делали своё дело долго, громко и смачно. Если в это время по соседству, в доме 11 по Партизанской, находился Руслан Хучбаров по кличке «Полковник», — а ведь это за ним приехали в село, просто перепутали адрес! — то у него было время скрыться. «Крутизна» — вовсе не синоним героизма, или хотя бы профессионализма. 1 сентября Хучбаров возглавил террористов в Беслане. В семье Арапхановых остались семеро сирот…

Рахим Амриев убит. Пролита не слезинка, а кровь ребёнка. Погублена невинная жизнь.

А тот человек, которого искали, уже, по-видимому, далеко. Когда-нибудь, возможно, как в случае с Хучбаровым, мы узнаем, какое насилие не было предотвращено, на алтарь какой очередной беды была положена загубленная вопреки человеческим и Божеским законам жизнь.

Александр Черкасов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *