Ждут ли Казахстан в Европе?

ПРАГА, 16 февраля, Caucasus Times – В связи с грядущим председательством Казахстана в ОБСЕ в 2010 по поручению президента Нурсултана Назарбаева правительством республики была разработана программа по сближению страны с Европейским Союзом.

Инициатива получила название «Путь в Европу». Программа по замыслу казахского лидера должна способствовать развитию экономического сотрудничества, привлечению технологий, опыта управления, совершенствованию казахских законов.

Начало выглядело многообещающим. Сразу после принятия Казахстаном государственной программы «Путь в Европу» в конце августа 2008 года, по всему миру посольствами республики были проведены конференции и семинары – для проведения крайне необходимой на первоначальном этапе «разъяснительной работы».

На мероприятия приглашались представители местных экспертных, информационно-аналитических, деловых и политических кругов. Показательный пример – конференция в Гааге, собравшая около семидесяти голландских ученых, политологов и бизнесменов. Встреча в Нидерландах для примера выбрана еще и потому, что была проведена превентивно, до принятия вышеупомянутой государственной программы. Любопытна реакция присутствующих на выступления казахстанских ораторов. Сказать, что западная интеллектуальная элита рукоплескала, с энтузиазмом предлагала встречные конструктивные предложения – значит серьезно погрешить против истины.

Реакция скорей была дежурной. Голландские политологи лишь вежливо отметили, что предложения президента Казахстана об укреплении интеграции с Европейским союзом вызывают у них значительный интерес. Немного подумав, они добавили, что данная программа представляется уникальной в регионе, а ее принятие и реализация будет способствовать интенсификации политического сотрудничества Казахстана с Евросоюзом, привлечению в страну европейского менеджмента и технологий, культурному сближению и диалогу между народами в целом. Участники мероприятия даже выразили готовность внести свой вклад в реализацию казахстанской программы «Путь в Европу».

Если это расценивать как обещание, то, очевидно, что голландцы, улыбаясь гостям из Центральной Азии, держали в уме старую пословицу о трехлетнем сроке выполнения мало-мальски серьезных посулов. И вот почему. За год, прошедший с той гаагской конференции, независимыми наблюдателями не зафиксировано ни одного реального предложения, уточнения или совета, адресованных казахстанским ведомствам, ответственным за успешное прохождение республикой весьма непростого пути в Европу. И вот тут кроется главная проблема, ставящая под сомнение успех всего предприятия в целом. Она заключается в следующем: не просто каждый из семи пунктов утвержденного Президентом Казахстана документа «Государственная программа «Путь в Европу» на 2009-2011 годы», а буквально каждая ее строчка предполагает некую взаимность и полную симметричность усилий. Не просто «заинтересованность», «готовность» и «уверенность», а качественно сопоставимые шаги навстречу друг другу.

Сугубо внутренний характер в программе «Путь в Европу» носит лишь один единственный пункт. В документе он имеет порядковый номер «5.2» и называется «совершенствование казахстанской институционально-правовой базы с использованием позитивного европейского опыта». О чем там идет речь? О работе Казахстана по совершенствованию национального законодательства, о внесении в мае 2007 года изменений в Конституцию страны. О том, что совершенствование казахстанской модели политического и государственного устройства, изучение эффективных систем управления государственной службы и кадровыми ресурсами, либерализация политической жизни страны и приобщение Казахстана к лучшим общемировым традициям – это главные цели проводимой работы. В первую очередь, конечно, это относится к совершенствованию законодательства о выборах, политических партиях, средствах массовой информации, реформировании государственной службы, судебной системы и других сфер общественных взаимоотношений. В этом «внутреннем» пункте Программы кроме всего прочего отмечается, что при реализации всех этих задач используется потенциал отечественного и международного экспертного сообщества. Пунктом предусматриваются и стажировки государственных служащих в госорганах ведущих европейских стран, обмен опытом между органами государственного управления, органами правосудия и уголовного преследования, а также совершенствование законодательства в части расследования и судебного рассмотрения уголовных дел, гражданского судопроизводства и исполнения судебных актов. Очевидно, что весь этот комплекс мер Казахстан способен выполнить в той или иной мере самостоятельно, без сколько-нибудь заметного участия европейских политических и экономических сил. А вот остальных шесть пунктов Программы и еще множества подпунктов, это не касается абсолютно. Для их успешного выполнения требуется активное (подчеркну это слово трижды) участие не столько экспертных, неправительственных кругов Евросоюза, сколько его политической элиты. Посудите сами. Вот лишь несколько позиций Программы:

— создание условий для налаживания технологического сотрудничества
— развитие энергетического сотрудничества
— развитие сотрудничества в сфере транспорта
— развитие сотрудничества в области технического регулирования и метрологии
— углубление торгово-экономического сотрудничества
— сотрудничество в развитии малого и среднего бизнеса
— расширение сотрудничества в области качества жизни
— расширение сотрудничества в гуманитарном измерении

Односторонними усилиями казахстанских министерств и ведомств не решить ни одну из этих задач. И проблема заключается в том, что искреннего желания европейцев активизировать работу по этим направлениям пока не видно. Доказательством служит то, что к сегодняшнему дню практически на сто процентов выполнен лишь тот самый «внутренний пункт» Программы. Только за последние два месяца Парламент Казахстана принял ряд буквально судьбоносных для страны законов. Это закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам местного государственного управления и самоуправления». Документ поставил точку в долгих дискуссиях о том, каким быть местному самоуправлению в стране. Оно будет опираться на государственные институты: акимов и акиматы (исполнительные органы власти) и маслихаты (представительные органы). Законом предусмотрена возможность выражения вотума недоверия акиму, а назначение акима области главой государства проводится только с согласия маслихата данного региона. Дальше. Принят принципиально новый закон «О политических партиях» — снижен количественный ценз для регистрации политической партии – с 50 тысяч до 40 тысяч человек. Максимально упрощена процедура регистрации объединений в Министерстве юстиции. И наконец, еще один закон. Пожалуй, самый ожидаемый как в самом Казахстане, так и за его пределами (речь прежде всего, конечно, об ОБСЕ). На подпись Президенту направлен новый закон «О выборах». Согласно его положениям, при абсолютно любых результатах голосования, в Парламенте будут присутствовать как минимум две партии. Повторение в будущем нынешней ситуации, когда в Парламенте присутствует лишь одно политобъединение, полностью исключается. В завершении этой экспресс-экскурсии по обновленному казахстанскому законодательству, остается добавить, что завершается работа над новым вариантом закона «О средствах массовой информации». Документ предусматривает демонополизацию рынка СМИ, введение заявительного (а не разрешительного) принципа регистрации СМИ, отмену таких мер наказания, как закрытие СМИ и конфискация тиража в качестве меры наказания. Пока рано говорить, каким закон придет на подпись главе государства – слишком уж ожесточенная дискуссия идет между всеми заинтересованными сторонами (что само по себе говорит о демократической процедуре принятия документа), однако с уверенностью можно заявлять, что новый закон будет куда более либеральнее предыдущего, и из него как минимум исчезнут положения, позволяющие без особых усилий упрятать журналиста за решетку или наложить на него непомерный штраф.

Итак, можно критиковать отдельные детали проведенной властями Казахстана работы по «внутреннему» направлению Программы «Путь в Европу», можно искать и находить отдельные недостатки, недочеты и погрешности. Но нельзя отрицать очевидного – за сравнительно небольшой срок Казахстан сделал большой шаг вперед в вопросах демократизации своего общества. Что особенно важно – сделал это без какого-либо внешнего давления, исключительно в рамках пошагового выполнения поставленных перед собой задач. И вот теперь самое время взглянуть на предварительные результаты выполнения остальной, условно говоря «внешней» части программы «Путь в Европу». А, взглянув на них, приходится констатировать, что результатов особых-то и нет.

Информированный читатель воскликнет – как, ведь буквально недавно в Астану приезжал первый вице-министр иностранных дел Чехии господин Томаш Пойар. Да, действительно. Приезжал. Буквально в январе. Обратимся к официальным результатам поездки. Их можно обнаружить в официальном заявлении господина Пойара:

«Как представитель Европейского Союза могу заявить, что ЕС заинтересован в развитии сотрудничества с Казахстаном. В течение ближайших пяти месяцев пройдут наши рабочие встречи на различных уровнях, как в Казахстане, так и в Брюсселе, и мы надеемся, что они принесут конкретные результаты, как для Казахстана, так и для ЕС».

Заявление, ничем не отличающееся от высказываний голландских политологов на той самой гаагской конференции. Что-то подсказывает, что господина Пойара куда больше заботила проблема размещения американских радаров ПРО на территории Чехии, нежели вопросы заключения с одной из центрально-азиатских стран конкретных соглашений или как минимум выработки некой совместной «Дорожной карты». Однако надо отдать должное казахстанским властям. Они и в этой ситуации пытаются взять все в свои руки. Об этом свидетельствует визит Президента страны Нурсултана Назарбаева в Германию, где на встрече с федеральным канцлером Ангелой Меркель, господин Назарбаев буквально настаивал на том, чтобы европейцы активизировали свою деятельность по дальнейшему сближению с Казахстаном. Примерно то же самое несколько дней назад делал в столице Австрии Постоянный представитель Республики Казахстан при ОБСЕ Кайрат Абдрахманов. Казахстанский постпред подчеркнул, что успешная реализация программы «Путь в Европу» принесет пользу всем заинтересованным сторонам и призвал государства-партнеры активно подключиться к данному процессу. Но разве это не вызывает недоумение? То, что казахстанской стороне приходится раз за разом напоминать чиновникам Евросоюза и ОБСЕ о выгоде от углубления сотрудничества с республикой. Выступление господина Абдрахманова лишь подтверждает тезис о том, что реальная заинтересованность европейцев несколько отличается от декларируемой. И Европу, очевидно, как и прежде интересуют лишь стабильные поставки казахстанских энергоносителей и незыблемость контрактов, на основании которых компании из Евросоюза работают на нефтяных и газовых месторождениях Казахстана. И если дело, и вправду, обстоит именно так, о каком успешном завершении «Пути в Европу» может идти речь? Никакой дипломатии с «двусторонним движением», получения Казахстаном опыта в сфере транспорта, налогов, технологических ноу-хау из Европы при нынешнем уровне индифферентности западных партнеров попросту не получится. А ведь Казахстан ставит цели отнюдь не сиюминутные, не подчиненные каким-либо узким интересам той или иной сферы экономики. Программа «Путь в Европу» для республики – это путь к новым технологиям, стандартам, рынкам. Это путь к дальнейшим реформам буквально всех сфер жизни молодой независимой страны. Программа – это не дипломатический способ «понравиться» миру в преддверии председательства в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Это попытка раз и навсегда избавить европейскую элиту от устоявшихся стереотипов в отношении стран Центральной Азии.

Другое дело, что определенные круги в Евросоюзе, очевидно, не готовы к такой постановке вопроса. Ограниченный статус Казахстана, как поставщика нефти, газа, урана, похоже, устраивает очень многих. Тем более своих стратегических целей в Старом свете республика не скрывает. «Предусмотрена дальнейшая работа по приобретению казахстанской стороной в странах Европы портов, терминалов, нефтеперерабатывающих заводов, автозаправочных станций и других инфраструктурных объектов в целях закрепления и долгосрочного присутствия Казахстана на европейском рынке», говорится в одном из пунктов программы «Путь в Европу». Но, похоже, далеко не все пока видят Казахстан равноправным партнером. И у европейских политиков еще есть время доказать искренность своих намерений, регулярно декларируемых на международных встречах различных уровней. Пока же, исходя из анализа действий сторон, Казахстан выглядит куда более последовательным и честным в своих стремлениях прийти в Европу с «парадного входа». Аморфная позиция Евросоюза в этом плане обернется в конечном счете не только против самого Евросоюза, упускающего возможность расширить сферы своего политического и экономического влияния, но и негативным образом скажется на таком ключевом вопросе как региональная безопасность. Ведь Казахстан с помощью программы «Путь в Европу» намерен не только обеспечить «продвижение интересов республики на европейском континенте», но и внести максимальный вклад в решение глобальных и актуальных для каждой страны вопросов. А именно экологических проблем, укрепление мер доверия и региональной безопасности, развитие невоенных аспектов безопасности в деятельности ОБСЕ, в частности, в сфере борьбы с терроризмом, экстремизмом, незаконным оборотом наркотических средств, организованной преступностью, торговлей оружием и людьми, а также восстановление Афганистана — страны-партнера ОБСЕ.

Казахстан к сегодняшнему дню сделал уже целый ряд шагов навстречу Евросоюзу. Очередь за европейскими партнерами.

Канат Алиев, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *