Ждет ли Кабардино-Балкарию интеллектуальная катастрофа?

Прага, 18 февраля, Caucasus Times — Система образования, сложившая в Кабардино-Балкарии, может в ближайшие десять-пятнадцать лет привести к интеллектуальной катастрофе, считает ряд наиболее пессимистично настроенных экспертов. И даже если не использовать такие категоричные формулировки, надо признать, что в республике уровень знаний, получаемых учащимися всех уровней, падает с каждым годом.
Некомпетентность специалистов становится чуть ли не нормой и поэтому удивляет лишь некоторых особо закаленных в борьбе за свои права пенсионеров.
Например, врач, получивший образование на медицинском факультете Кабардино-Балкарского государственного университета, не в состоянии поставить правильный диагноз, а значит, вылечить больного, объясняет свои неудачи тем, что пациента кто-то сглазил. Бухгалтер не может правильно начислить заработную плату, юрист не знает законов, продавец – правил торговли. Список можно продолжать и продолжать.

«Ничего удивительного в этом нет. Сначала родители платят учителям в школе, чтобы ребенок получал хорошие оценки, потом платят за поступление в вуз, где на протяжении всего учебного процесса приходится делать еще «взносы» за сдачу экзаменов. Потом предстоит заплатить за хорошую должность и уже тогда можно расслабиться и начинать возмещать материальный ущерб», — рассуждает жительница Нальчика Роза М.

Неутешительные результаты дают срезы знаний уже в средней школе. Они вынуждают многих родителей нанимать для своих чад репетиторов. При этом часто в их роли часто выступают учителя других школ, у которых собственные ученики тоже не блещут знаниями. За одно занятие (а их бывает 2-3 в неделю) репетитор получает от 150 до 200 руб. Если необходимо «подтянуть» несколько предметов, то это по силам лишь обеспеченным родителям. Часто такие занятия не дают никаких положительных результатов, т.е. троечник таковым и остается, но к репетитору он продолжает ходить – на этом настаивают его официальные учителя.

Учительница русского языка, исправляющая правильное на неправильное, ничуть не смущаясь, говорит: «Ну и что, я ведь тоже могу ошибаться!» Потом она становится классной руководительницей и составляет список подарков, которые ей должны купить родители к Дню учителя или на 8 Марта (до грамматике ли ей!). Если же она дослужится до директора, то будет собирать более масштабную дань.

Несколько слов о преподавании в школах родного (кабардинского и балкарского) языков. Во времена перестройки, когда заговорили обо всем запретном, в Кабардино-Балкарии стали очень бурно обсуждать эту проблему. Тогда всплеск национального самосознания привел к повышенному интересу молодежи к родному языку. Стало модно говорить, петь на нем. Но чтобы владеть родным языком не только на бытовом уровне, его надо изучать в школе. И тут система дала сбой. Выяснилось, что грамотных учителей родного языка практически нет. По сей день в университете самыми непрестижными считаются факультеты, где пытаются готовить таких специалистов. «Получается замкнутый круг. На факультетах кабардинской и балкарской филологии учатся те, кого никуда больше не взяли. И они, получая диплом о высшем образовании, не в состоянии никого ничему научить», — говорит один из преподавателей университета.

Чтобы как-то преодолеть дефицит квалифицированных кадров, в городских школах стали создавать так называемые «кабардинские» и «балкарские» классы, т.е. формировать их по национальному признаку. А в школах, где эту схему не стали применять, появилась другая проблема: если в классе мало, например, балкарцев, то они вынуждены изучать не родной язык, а кабардинский вместе с русскими школьниками. Конечно, в сельских школах родному языку уделяется больше внимания. Но здесь возникает другая проблема: преподавать точные науки, например, математику или физику, на кабардинском и балкарском невозможно – не хватает терминологии. А это значит, что в национальных школах дети учатся на родном языке до третьего-четвертого класса, а потом все равно переходят на обучение на русском, правда, дается им это с большим трудом.

Следует заметить, что сейчас власти Кабардино-Балкарии, озабоченные проблемой изучения языка коренных народов на более высоком уровне, приняли программу модернизации школьных учебников. На это выделены немалые средства, но пока программа только стартовала, поэтому о результатах говорить преждевременно.
Конечно, речь идет о массах, и в школах республики есть вундеркинды, побеждающие на всевозможных конкурсах и олимпиадах. Но, во-первых, на то они и вундеркинды, чтобы быть исключением, во-вторых, долго в республике они не задерживаются.

«Как Будто Где-то Учился» – так еще в советские времена шутники расшифровывали название Кабардино-Балкарского государственного университета (КБГУ). С тех пор мало что изменилось к лучшему. Другая легенда, в которой цитируются объявления о приеме специалистов, где оговаривается — » Диплом КБГУ не предлагать!» — тоже родилась не на пустом месте.

При этом если в университете еще сохранились хоть какие-то традиции бескорыстного служения высшему образованию, и студент, выучивший предмет, может сдать экзамен без взятки, то в другом вузе республике – сельскохозяйственной академии – без материального поощрения не сдаст никто. Цены за зачет и экзамен колеблются от 300 руб. (про такого педагога говорят, что он хороший парень) до 1,5 тыс. руб. Преподаватель колледжа, получившая от студентов материальное поощрение по старым расценкам, распекала их на лекции: «Я на полставки не работаю».
Иностранному студенту, этническому адыгу, который приехал на учебу в КБГУ из Сирии, местные сокурсники посоветовали: «У тебя ведь есть валюта, не мучайся и ничего не зубри, со сдачей экзаменов и так проблем не будет». «А зачем, я же приехал сюда чему-то научиться?» – спросил наивный сириец, чем ввел в интеллектуальный ступор своих собеседников.

По мнению ряда педагогов, реформы образования, проведенные на российском уровне, только усугубили местные проблемы.

«Я считаю, что на образовании поставил крест единый государственный экзамен (ЕГЭ). Школам все равно, кого выпускать, ведь мучиться с этими студентами будут другие. Тем более, что при проведении ЕГЭ школьные педагоги могут неплохо заработать. Уже существует целая система, позволяющая «нужным» школьникам получать высокие баллы при сдаче ЕГЭ. После того, как вузы стали принимать студентов без вступительных экзаменов по результатам ЕГЭ, значительно ухудшился интеллектуальный уровень студентов. Если раньше в аудитории я могла найти так называемые опорные лица, т.е. хотя бы несколько слушающих и понимающих меня студентов, то теперь – полный ноль», — размышляет доцент КБГУ.

«Вторая проблема – болонская система образования, в которую вошли и наши вузы. Болонская система делает образование полностью формализованным, основанным на тестировании. Как признаются мои коллеги, для того чтобы набрать нужное количество вопросов для тестирования (от 130 и выше), приходится задавать студентам совершенно не нужные вопросы. Всех охватила гонка: преподаватели разрабатывают тесты, а студенты набирают баллы.
Еще одно требование болонской системы – экзамены принимают преподаватели, которые не обучали экзаменуемых студентов. При этом непонятно, кто может принять, например, экзамены по авторским спецкурсам. Считается, что такая система позволяет бороться с поборами. Но кто мешает коллегам договориться «тет-а-тет» о своеобразном взаимозачете? При этом суммы взятки только вырастут», — заключает преподаватель.

Кстати, программа президента Кабардино-Балкари Арсена Канокова по обучению за счет государства молодых топ-менеджеров для экономики республики в самых престижных вузах мира, столкнулась с почти непреодолимой проблемой. Основным требованием к кандидатам является свободное владение английским языком. И власти республике теперь ведут усиленные поиски 25 молодых специалистов, которые могли бы отвечать этому требованию.

Валерий Хаиров, Нальчик, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *