Земельный вопрос остается загадкой, как для президента, так и для сельчан

КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ, 1 февраля, Caucasus Times — Вопрос передачи земель сельхозназначения в частную собственность в Кабардино-Балкарии до сих пор не решен. Эксперты утверждают, что республика вообще единственный регион Российской Федерации, где земельная реформа находится в подвешенном состоянии. И тому есть ряд объективных и субъективных причин.

В период ельцинского правления, когда был принят федеральный закон о передаче сельхозугодий в частную собственность, в республике достаточно быстро были подготовлены документы, определяющие земельные доли и имущественные паи сельчан.
Но в тот момент президента КБР Валерия Кокова отговорили от радикальных действий: мол, в условиях малоземелья раздача земли может привести к негативным последствиям. На самом деле руководители колхозов и совхозов просто не захотели выпустить из своих рук птичку, несущую если не золотые, но все же ценные яйца. Переходный период продлился до 1996 г., когда в республике был принят закон о передаче земель сельхозназначения в собственность муниципалитетов.

Предполагалось, что местные бюджеты будут наполняться за счет аренды пашни и пастбищ. Однако этого не произошло — муниципалитеты как были бедными, так и остались таковыми. А новый республиканский закон способствовал лишь повышению личного благосостояния глав местного самоуправления. Земля для них стала не кормилицей, а кормушкой. Ни для кого это не является секретом: официально они берут за аренду гектара земли 200-300 руб., а на самом деле – 2 тыс. Сегодня, чтобы взять в аренду, например, десять гектаров, сельчанин должен несколько месяцев собирать пакет документов, принести их главе местного муниципалитета, еще подождать, пока тот примет решение. При этом чиновник, если не захочет, не подпишет разрешение, придравшись к любой запятой.
Придя к власти в конце 2005 г., нынешний президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков в одной из своих программных речей пообещал в ближайшее время сделать землю рыночным механизмом. Он, как бизнесмен, хорошо понимал, что без этих мер в сельском хозяйстве не будет реального подъема.

Однако после этих заявлений наступила долгая пауза. Нетрудно предположить, что на Канокова стали давить как сторонники скорейшей реформы, так и ее ярые противники. Постепенно его заявления относительно земельной реформы стали более двусмысленными, обтекаемыми. Как опытный финансист он понимал, что от реформы в конечном итоге никуда не уйти, но как неопытный политик боялся столкнуться с ее противниками.

В качестве компромисса в республике была создана земельная комиссия, третий состав которой родил идею о передаче сельхозземель кооперативам, т.е. закрытым акционерным обществам (от этой идеи сразу повеяло колхозным прошлым). При этом государство также намерено иметь свою долю акций в ЗАО, чтобы влиять на решение различных вопросов. Эти акционерные общества должны стать собственниками сельхозугодий, находящихся в границах населенных пунктов. Власти не исключают возможности продажи акций, но только внутри ЗАО, а также использования их в виде залога при получении кредита и других финансовых операциях. Главы администрации села теряет право распоряжаться землей. На начальном этапе развития государство обещает акционерам материальную помощь и налоговые льготы.

Комментируя эти предложения, премьер-министр КБР Андрей Ярин заметил, что при проведении земельной реформы надо учитывать региональные особенности.

«Две проблемы здесь не решались никогда: поземельный и сословный вопрос. Ну не прировнял в свое время царь кабардинских дворян к дворянам русским или грузинским! Поэтому частной собственности на землю в Кабардино-Балкарии не было никогда. По сути, мы сегодня исправляем то, что не доработали 150 лет назад».

Он также назвал утопией принцип социальной справедливости при распределении земли.

«Мы можем только минимизировать негативные социальные последствия земельной реформы. В каждом селе разная территории и число жителей. При этом у нас ситуация сложнее, чем в большинстве других субъектов РФ, с учетом малоземелья и многонациональности. В населенных пунктах даже одного района будут разные коэффициенты при наделении землей», — сказал Ярин.

Эксперт в области аграрной политики обозреватель Борис Бербеков считает, что властям Кабардино-Балкарии еще предстоит ответить на множество вопросов относительно земельной реформы.

— Никто сегодня в Кабардино-Балкарии точно не представляет, что власти имеют в виду, когда говорят о земельной реформе. Тем временем в России земельная реформа худо-бедно продвигается. И те регионы, которые смогли найти для нее реальные рычаги, сразу получили эффективных землепользователей. Например, в соседнем Ставрополье люди, получив земельные доли и имущественные паи, передали их сельхозкооперативам. В Краснодарском крае, Ростовской области пошли дальше, создав на базе этих кооперативов агрохолдинги с замкнутым циклом производства.

На первый взгляд, по их пути намерена пойти и Кабардино-Балкария. Но дело в том, что у наших соседей структура сельхозпредприятий с реальным, эффективным механизмом сохранилась, они просто усовершенствовали ее организационно-правовую форму. У нас же практически все колхозы и совхозы – банкроты, их имущество давно растащили. Сейчас все отдано на откуп каким-то подпольным фирмам, которые через арбитражный суд банкротят бывшие колхозы, совхозы, ЗАО и т.д. Если эти фирмы в состоянии в целом продать имущество сельхозпредприятия – продают, если нет, то реализуют частями, в том числе – на металлолом.

Тем не менее, в каждом поселении сформировался определенный аграрный актив в виде маленьких фирм, фермеров, но все они работают разрозненно. При этом один фермер богаче, другой беднее, а третий вообще, взяв землю в аренду, «выращивает» сорняки. Как их объединить и на каких условиях они потом будут делить доход?

Еще один вопрос, согласятся ли все сельчане войти в сельхозкооперативы? Думаю, в первую очередь, согласятся те, у кого ничего нет (ведь Каноков пообещал серьезные инвестиции — до 10 млн. долларов). И эти люди оживились не из-за того, что хотят у себя в селе поднять аграрный сектор, а «прицелились» на эти инвестиции. Но президент не сказал, на каких условиях они эти деньги получат. Будет ли это долгосрочный кредит, субсидии, субвенции… Другая проблема – лишь в 30% поселений есть кадры, способные грамотно распорядиться этими 10 млн. долларов. Нет аграриев с современным мышлением и познаниями в области высоких технологий. Сегодня в фермеры пошли физики, учителя пения, пенсионеры, в общем, не специалисты. Значит, нужно готовить новые кадры. Нужно также привлекать экспертов из центральных институтов, которые помогли бы помочь нашим специалистам.
В любом случае без государственной поддержки наши села не поднять. По моим самым скромным подсчетам, нужно несколько десятков миллиардов рублей в виде господдержки, чтобы просто насытить Кабардино-Балкарию современной сельхозтехникой.
Непонятно и другое: среди какой категории селян будут распределяться земельные паи. Например, в селении Дугулубгэй Баксанского района около 20 тыс. жителей, а у села всего около 7 тыс. гектаров сельхозугодийя. Как их разделит? Всего в Кабардино-Балкарии около 600 тыс. гектаров земель сельхозназначения. Из них пашни – 300 тыс. Сельского населения по последней переписи – около 400 тыс. То есть на 400 тыс. надо разделить 300 тыс. гектаров, исключив из них, между прочим, межселенные территории. При все при том много лет невостребованными оставались большие участки, которые пришли в запустение. И все захотят получить не их, а те территории, где можно эффективно работать. Этот момент тоже надо оговаривать.

В то же время надо заметить: президенту сейчас втирают, что раздавать землю опасно, что «эти алкоголики, которые спились на селе», сразу продадут свои земельные доли и останутся ни с чем. Эту антиидею продвигают главы местной власти, не желая расставаться с источником неплохого дохода. На самом деле никто ничего продавать не будет! Максимум пять процентов самых глупых продадут. Сельский житель не станет рубить сук, на котором сидит, – у него другого источника дохода нет и не будет.

Пока же, выступая на одном из совещаний министр сельского хозяйства Кабардино-Балкарии Тембулат Эркенов достаточно осторожно доложил президенту, что «сельские жители не совсем понимают, что им даст земельная реформа», что в переводе с чиновничьего языка значит: «сельские жители совсем не понимают, что им даст земельная реформа».

Валерий Хаиров, Нальчик, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *