Закулисные игроки дагестанских арестов

ПРАГА, 6 февраля, Caucasus Times. Серия громких арестов сотрясает Дагестан с начала года: задержан бывший министр образования Дагестана Шахабас Шахов, мэр Махачкалы Муса Мусаев, главный архитектор Махачкалы Магомедрасул Гитинов.  При этом, один за другим свои должности покидают чиновники федерального значения.  Аресты и жесткое этапирование дагестанских чиновников широко транслируется с российских телеканалов.  

По официальной версии, все они подозреваются в превышении полномочий (часть 3 статьи 286 УК). Т. е коррупции.  Однако по мнению ряда наблюдателей, дагестанская коррупционная модель не является феноменом в стране, где аналогичные коррупционные системы можно наблюдать в каждом регионе.   Причина кремлёвского гнева лежит в иной плоскости.

 

С чего все началось

 

Коррупция, высокий уровень социальной напряжённости, безработица и многие другие, классические для российского Кавказа проблемы не появились с приходом Рамазана Абдулатипова, с уходом которого началась чистка в Дагестане.

Поэтому, на наш взгляд, если и допустить, что действия Москвы в Дагестане мотивированны желаниям навести порядок и улучшить жизнь обычных людей, то очевидно, что эту проблему не решить локально, так как коррупция в Дагестане – это часть общероссийской коррупционной системы.

Это значит, что реальные мотивы сил, бросивших в Дагестан следственный десант, лежат немного в другой плоскости.   Вопрос лишь в том, чьи интересы легли в основу решения о чистке дагестанских элит?

Напомним, что громкие аресты в самом крупном и густонаселённом регионе Северного Кавказа начались после смены главы Дагестана.

3 октября 2017 года президент России Владимир  Путин принял отставку главы Дагестана Рамазана Абдулатипова и назначил врио руководителя республики главу фракции «Единая Россия» в Государственной думе Владимира Васильева.

Для жителей Дагестана отставка Абдулатипова  не была неожиданностью. Последние два года республику сотрясали митинги и земельные бунты. Ярким примером тому служит земельные конфликты в Ауховском и Ногайском районах.

Однако настоящей неожиданностью и для жителей Дагестана и собственно для самого Абдулатипова стала масштабная и беспрецедентная для России антикоррупционная компания, для реализации которой в республику 30 января 2018 из Москвы прибыла группа сотрудников МВД и ФСБ во главе с заместителем Генерального прокурора России Иваном Сыдоруком. В общей сложности в Дагестан прибыло   до 80 человек. 

Недвусмысленный меседж

Очевидно, что показательная расправа над дагестанскими элитами преследует несколько целей.

Во-первых, это меседж всем северокавказским элитам, в том числе и соседней Чечне о том, что политическая лояльность Москве далеко не гарантирует неприкосновенность.  

Во-вторых, громкие антикоррупционные дела призваны реанимировать авторитет власти на Северном Кавказе. Согласно опросам общественного мнения, уровень доверия населения Дагестана к федеральному правительству оказался довольно низким. Общее число тех, кто в различной степени не доверяет федеральному правительству, согласно опросам, в 2017 году составило 54,8%; в то время, когда количество тех, кто заявил о своем доверии правительству, составило только 20,8%, т.е. более чем в два раза меньше. http://caucasustimes.com/ru/opros-v-dagestane-bolee-poloviny-zhitelej-respubliki-stali-zhit-huzhe-i-utratili-doverie-k-vlastjam

Безусловно, все эти проблемы присущи практически всем регионам Северного Кавказа.  Сакральной жертвой могли бы стать элиты Кабардино-Балкарии, Ингушетии и той же Чечни.  Однако против Дагестана сыграла совокупность факторов, в числе которых наиболее значимыми являются долги перед крупными госкомпаниями. Такими как Газпром и РАО ЕЭС России. Не секрет, что именно они сегодня определяют повестку дня внутренней и внешней политики России.

Закулисные игроки дагестанской компании

 

В этой связи не кажется случайным визит в Дагестан сотрудников центрального аппарата «Газпрома».

Долг Дагестана перед Газпромом составляет более 35 миллиардов рублей. И он с каждым годом растет. На очереди также электросети, которым республик задолжала более 19 миллиардов рублей. При этом промышленные предприятия Дагестан задолжали электросетям более 92 миллионов рублей.  Большинство же этих предприятий находиться в собственности или под контролем дагестанских элит. Дагестан является лидером по долгам среди регионов России.

По нению местных аналитиков, многолетние долги перед гос корпорациями, если не стали решающим фактором, то по меньшей мере значительно повлияли на решения Москвы продемонстрировать волю в Дагестане.  

По последним доступным данным, на март 2016 года, СКФО был главным должником «Газпрома», на него приходится более 81,4% задолженности.

Дагестанская компания призвана стать сигналом и для других регионов – должников, в первую очередь для соседней с Дагестаном Чечне. Сумма долгов Чечни перед госкомпаниями сегодня стала «тайной за семью замками», после скандалов между Рамазаном Кадыровым и руководством госкомпаний.

В конце 2017 года, незадолго до событий в Дагестане, вице-премьер Александр Хлопонин заявил, что состояние платежной дисциплины регионов будет одним из критериев принятия решений об эффективности властей на Северном Кавказе.  

Таким образом, Дагестан стал удобной жертвой для российских элит накануне очередных выборов президента России. Смена же руководящих элит в Дагестане ровным счетом никак не повлияет на качество жизни дагестанцев.

 

Дополнительными факторами, которые могли настроить российское руководство против Абдулатипова и его команды являются и споры вокруг дагестанской нефти и портов.

Вот уже много лет в Дагестане не утихают дискуссии вокруг каспийского нефтяного шельфа, а также вокруг дагестанской нефтеперерабатывающего завода, который все время фигурирует в криминальных новостях российских СМИ.

Нефтяные споры вокруг дагестанской нефти актуализировались в 2017 году в связи с перераспределением нефтяных потоков вокруг Азербайджана не в пользу России. 

Разведанные нефтяные запасы Дагестана приближаются к 1 миллиарду тонн. Возможно, что дагестанская нефть вновь стала актуальной для российских гос корпораций. Но в игру решили вступить дагестанские региональные элиты. 

Незадолго до совей фактической отставки глава Дагестан Рамавзан Абдулатипов в своем письме Владимиру Путину написал об этом и о целесообразности привлечь крупные компании к разработке шельфа. Он также предложил президенту России поручить Минприроды ускорить проведение аукционов с учетом интересов и возможностей Республики Дагестан.

Абдулатипов  напомнил Владимру Путину о том, что в Дагестане уже есть новый НПЗ — «Дагнотех». ООО «Дагнотех» в равных долях принадлежит трем собственникам ― Хаписат Алпанаевой, Галимат Исмаиловой и Савдат Магомедовой. Ряд источников «Известий» в республиканских структурах утверждают, что бенефициаром компании является экс-глава республиканского парламента и основатель ФК «Анжи» Магомед-Султан Магомедов.

На фоне этих нефтяных баталий весьма символичным выглядит визит главы Татарстана Рустама Минниханова в Дагестан 5 февраля 2018 года.

Напомним, что глава Татарстана является Председателем совета директоров ОАО «Татнефть», которая является одной из крупнейших компаний подконтрольных Владимиру Путину. В 2014 году Татнефть стала одной из нефтяных компаний, работающих в Сирии. Татнефть также работает в Туркмении и других каспийских регионах.  

Бывший глава Дагестана Рамазан Абдулатипов назвал нынешние действия Москвы в Дагестане — «кампанейщиной».

 

Ислам Текушев, Caucasus Times 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *