Закончится ли суд над зятем президента КЧР отставкой главы республики?

КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИЯ, 25 мая, Caucasus Times — Почти год в Верховном суде Карачаево-Черкесской Республики продолжается рассмотрение этого уголовного преступления, в свое время вызвавшего потрясение общественности, как внутри республики, так и далеко за ее пределами.

Преступление не только было совершено с особым цинизмом, практически публично (в микрорайоне, прилегающем к кемпингу, где произошло убийство, в течение получаса раздавались автоматные очереди), но и с неизвестной ранее в этой маленькой северокавказской республике жестокостью – тела всех убитых были вывезены в заброшенную шахту около аула Кумыш Карачаевского района, обложены автомобильными колесами, облиты бензином и сожжены. При этом если самому старшему из убитых, депутату Народного Собрания КЧР Расулу Богатыреву уже исполнилось тридцать, то его друзьям Магомету Байчорову, Замиру Хапаеву, Шамилю Кубанову, Роберту Герюгову, Магомеду и Руслану Узденовым было значительно меньше.

Еще больший резонанс этому преступлению придал тот факт, что в числе его участников оказался зять Президента республики Алий Каитов. Скорее не просто участником, — убийство было совершено в кемпинге, принадлежавшем некогда цементному заводу, а в последние годы ставшим, по сути, личной дачей Каитова.

В те дни, родственники убитых молодых людей, а также присоединившаяся к ним большая группа жителей, возмущенных причастностью к преступлению человека, руководящего республикой клана, и бездействием правоохранительных органов в республике, дважды захватывали Дом Правительства. Первый произошел спустя десять дней после убийства, 21 октября 2004 года, когда родственники погибших нашли на даче Каитова следы преступления. Второй – 9 ноября, после обнаружения следственной бригадой обгоревших убитых людей. Выступивший 8 ноября по республиканскому телевидению заместитель начальника следственного управления генеральной прокуратуры РФ Борис Карнаухов сообщил, что он «на сто процентов уверен, что останки принадлежат пропавшим в ночь с 10 на 11 октября гражданам». А 9 ноября на площади перед Домом Правительства собрался многотысячный пикет, завершившийся штурмом и захватом здания, и его погромом.

Захватившие кабинет Президента люди требовали отставки в течение 24 часов Президента КЧР Мустафы Батдыева и руководителей всех силовых структур республики, однако, Президента РФ в ЮФО Дмитрию Козаку удалось урегулировать ситуацию.

Родственники погибших покинули Дом Правительства, причинив ему ущерб более 10 млн. рублей. В отношении трех из них было возбуждено уголовное дело, это – Руслан Акбаев, Асланбек Богатырев и Алим Лайпанов. Они были обвинены в организации и участии в массовых беспорядках (части 1 и 2 ст. 212 УК РФ) и применении насилия, опасного для жизни и здоровья представителей власти (часть 2 ст. 318 УК РФ). Позже в январе 2006 года в результате судебного процесса, длившегося восемь месяцев, они получат от пяти с половиной до шести лет, все условно с испытательным сроком четыре года.

…Алий Каитов был арестован 25 октября 2004 года в Москве. В эти же дни были задержаны еще пятнадцать человек, причастных к убийству. Это друзья Каитова Герман Исмайлов, Тамерлан Бостанов и Азамат Акбаев. Его телохранители, сотрудники ЧОП «Афина» Дмитрий Давыдов и Константин Романенко, сотрудники ОВО МВД, охранявшие дачу в ночь убийства (ст. 105, част 2 УК РФ). Еще восемь задержанных были обвинены в укрывательстве тяжкого преступления (ст. 316 УК РФ): сотрудники ЧОП «Афина» Нюр-Ахмат Салпагаров, Михаил Шульженко, Игорь Пуненков, Валерий Шеховцов, Евгений Орлов, завхоз каитовской дачи Николай Федорец, сотрудники вневедомственной охраны Анатолий Шульга и командир отделения ВОХР МВД КЧР Николай Дремлюк.

Именно так – по степени вины – следствие разделило фигурантов уголовного дела на две группы и уголовные дела в отношении их передала в две судебные инстанции. В феврале 2005 года дело «укрывателей» начал рассматривать Черкесский городской суд, а «убийц» — Верховный суд Карачаево-Черкесской Республики. Однако уже в ходе первых своих заседаний обе судебные инстанции пришли к выводу, что рассматривать деяния обвиняемых порознь нельзя. Дела вернули в Генпрокуратуру для их последующего объединения и и направления в верховный суд КЧР.

Необходимо отметить, что еще в период следствия обвиняемые настаивали на проведении судебного процесса на другой территории. Когда же уголовное дело было направлено в Генпрокуратуру для объединения, адвокаты обвиняемых вновь выдвинули требование рассматривать его за пределами Карачаево-Черкесской Республики. Они заявили о недоверии Верховному суду КЧР в связи с тем, что главный обвиняемый – бывший зять Президента КЧР Мустафы Батдыева, а председатель Верховного суда Ислам Борлаков был аппонентом Мустафы Батдыева на президентских выборах 2003 года.

С заявлением о необходимости перенести рассмотрение этого уголовного дела на другую территорию неожиданно выступило и руководство МВД КЧР.
«Правоохранительным органам будет непросто обеспечить правопорядок в случае рассмотрения уголовного дела в Карачаево-Черкесии» — заявило руководство МВД КЧР. Однако за беспокойством о благополучии граждан родственники погибших и оппозиционно настроенная часть населения усмотрела заинтересованное участие главы республики Мустафы Батдыева в судьбе бывшего (бывшего ли?) зятя, попытку увести его от ответственности. Кстати, такое, далеко небеспристрастное отношение со стороны Батдыева за период судебного процесса прослеживалось неоднократно.

В частности, несколько раз республиканское негосударственное телевидение ТНТ «Экран», созданное М. Батдыевым в период борьбы за кресло президента и финансируемое им из различных источников, в том числе из бюджета, до сих пор в одностороннем порядке предоставляло эфир адвокатам Каитова.
…После заявления МВД было принято решение проводить выездное заседание Верховного суда КЧР в Ставропольском крае. Решение, в общем-то, логически вытекающее из сложившейся ситуации, когда с одной стороны, уголовное дело должно рассматриваться судом на территории, где было совершено преступление, с другой органы правопорядка расписываются в своей несостоятельности. И оно, это решение, могло бы удовлетворить всех участников процесса, если бы борьба за власть в Карачаево-Черкесской Республике не носила столь открытый, непримиримый и публичный характер. Не смирившись с поражением на президентских выборах в 2003 году, председатель Верховного суда КЧР Ислам Бурлаков расценивает рассмотрение каитовского уголовного дела и, главное судебное решение по этому делу как свой реванш, и не только. Исход этого судебного процесса способен привести к смене политической элиты, причем, как под давлением общественного мнения внутри республики, так и со стороны федерального центра.

В случае вынесения Алию Каитову обвинительного приговора, «на коне» окажется никто иной, как Ислам Бурлаков. Если же фигуранту этого громкого преступления удастся избежать приговора за предумышленное убийство, а такое вполне может произойти в ходе судебного процесса, ведь большинство обвиняемых отводят ведущую роль в убийстве Темирлану Бостанову, да и участие в качестве защитников Каитовых известных московских адвокатов говорит о многом, то, как говорится «правда на стороне» Мустафы Батдыева.

Так или иначе, но Батдыев, чувствуя неустойчивость своей позиции, не торопиться обращаться к Президенту В. Путину с вопросом о доверии, как это уже сделали многие главы субъектов Федерации. Осенью прошлого года на своей пресс-конференции он заявил, что не делает этого потому, что не хочет перекладывать на Президента России ответственность за ситуацию в республике, не хочет, чтобы тот решал его личные проблемы. «Я сделаю этот шаг, когда в республике наладится нормальная жизнь», — сказал М. Батдыев. Однако, как считают эксперты, он ждет решения суда.

Между тем, сторонники Батдыева, это в основном правящая верхушка Карачаево-Черкесии, уверены, что федеральный центр не имеет четкой позиции в отношении Карачаево-Черкесии, а потому не будет делать «резких» движений даже при отрицательном для действующего президента республики судебном решении. В качестве аргументов, причем обоснованных, приводится следующее: Москва не пошла на отстранение Батдыева от должности даже в самый удобный момент – сразу после громкого убийства в Черкесске, не предложила «уйти» по собственному желанию и после нескольких захватов Дома Правительства.

Тем не менее, суд продолжается с 14 июня 2005 года и фактически уже подошел к завершающей стадии. Через несколько судебных заседаний стороны должны перейти к прениям, будет предоставлено последнее слово обвиняемым, а затем последует вынесение приговора. Каким он будет, и чем обернется для жителей республики, покажет время.

Нелля Теунова, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *