Закон об изучении родных языков проверку коронавирусом не прошел

Прага, 17 июня, Caucasus Times. Коронавирус до сих пор остается главным информационным событием в мире, и самоизоляцию от которого неожиданно быстро решено отменить в России, кроме, безусловно, трагического имеет и несколько иных, весьма важных аспектов. Таким, стало, повсеместное домашнее обучение детей в России. Также появилась возможность сделать первые выводы относительно будущих форм дистанционного обучения, как в начальной, средней, так и в высшей школах.

ЕГЭ же по родному языку не сдавать..

С конца марта, когда 16,5 миллионов российских школьников отправились на домашнее обучение, несмотря на сумбур первой недели – двух, с начала учебы, с платформами, загрузками, общей устроенностью быта; когда в квартирах россиян открывались не только «школы», «детсады», но и в прямом смысле офисы одного, а то и двух родителей. Тем не менее, надо отдать должное системе российского образования, учителя, вместе с детьми и их родителями выдюжили и отладили учебный процесс на «удаленке».

Однако «удаленка» подчеркнула «второсортность», а точнее невозможность наладить правильный учебный процесс на домашнем обучении некоторых школьных предметов: рисования, музыки, физкультуры. К сожалению, в этот разряд, зачастую попадал и родной язык. «Мой сын и в школе на очном обучении то не всегда охотно им занимается. И если и не отказываются от обучения. То и особого желания изучать, не проявлял». Так, отец, Алан Цх. рассказал о своем сыне школьнике. «Честно говоря, сын учит язык только потому,  что его заставляют учить в школе. По сути, по принуждению, без увлеченности». Сложно заставить сына учить родной язык и маме калмыцкого школьника Булгун Б. «Тяжело идет обучение, сын у нас занимается только потому, что в школе преподают. Большого желания заниматься калмыцким языком  у ребенка нет».

Родители ребят отметили, что и сам учебный процесс преподавания родного языка вряд ли был на высоте – и в калмыцкой школе (конечно, речь не о всех школах республики) и во владикавказской (опять же речь только об одной из школ Северной Осетии) родной язык во время самоизоляции преподавался по системе Google класс или Viber. При этом только дети получали задания, выполняли их, фотографировали, потом отправляли их учителям на проверку. Понятно, что говорить о каком-то полноценном обучении языка, где отсутствовали не то чтобы индивидуальные, даже групповые занятия в zoom, вряд ли возможно.

Однако вряд ли недостатки преподавания языка связаны только с удаленной системой преподавания. Важно и отношение ребят к предмету – родной язык. И в первом и втором случае родители ребят признались, что дети занимаются родным языком без всякого энтузиазма. Только потому, что предмет есть в сетке школьного расписания. «ЕГЭ ведь сдавать не надо. Так зачем учить?» Задаются вопросом дети.

 

 

В Чечне снова по-другому

Второй год Чеченская Республика активно участвует в создании цифровой образовательной среды в школах, которая предполагает, в том числе создание платформы для дистанционного обучения детей в школах. Такой базовой платформой для создания цифровой среды является российская разработка – УЧИ.Ру, к которой чеченские школы начали активно подключаться еще в первом квартале прошлого учебного года, выступив одними из участников всероссийского «цифрового эксперимента».

По данным министерства образования Чечни в эксперименте приняло участие более 10 тысяч учеников чеченских школ. Кроме того активно использовали в работе платформу в работе более 800 учителей. За это время чеченские дети провели в системе УЧИ.РУ более 30 тысяч учебных часов. И естественно, большая часть детей в чеченских школах были готовы к дистанционной учебе, когда тысячи школ в стране и на Северном Кавказе  в частности стали переводить в режим домашнего обучения.

Начальник отдела воспитания дополнительного образования и прав детей  Минобразования науки Чеченской Республики Зарема Махмудхаджиева отметила, высокую степень участия чеченских школьников в процессе удаленного образования во время самоизоляции. «Дополнительные, факультативные предметы в наших школах также преподавались. «Только мы для преподавания использовали в работе, в основном платформу Zoom», — ответила CaucasusTimes Махмудхаджиева. Начальник отдела общего образования Минобрнауки Чечни Тамерлан Изнауров сообщил CaucasusTimes, что в чеченских школах по основным предметам, к которым он отнес и родной язык, во время самоизоляции проводились занятия по программе очного обучения. «Мы пробовали в работе, в школах платформу УЧИ.РУ. И для преподавания родного языка. Замечания можно отнести только к платформе, в плане ее перегруженности. Были сбои в работе, ведь платформой пользовались одновременно по всей России. Но в целом дети и учителя довольны. Групповые чаты и занятия по родному языку проводились по всем школам Чечни, — сообщил Изнауров.

Понятно, что взгляд на процесс обучения у родителей школьников (см. выше) и у чиновников республиканского министерства образования – разный. Но факт, которой Caucasus Times  подтвердили и на платформе УЧИ.РУ, что в эксперименте удаленного образование в СКФО участвовало только две республики: Северная Осетия и Чечня, притом, что последняя активно участвовала и отчитывалась по работе с платформой эксперименту еще в прошлом году, говорит минимум о том, что чеченские школы и школьники были заранее готовы учиться дистанционно. В том числе и к обучению родному языку.

«Компрадоры» КБР

К сожалению, хорошим отношением к преподаванию родных языков может похвастаться не каждая республика Северного Кавказа. Кабардино-Балкарский историк, представитель общественной организации «ЖЫЛЭБЗЭ»(«язык социума»), Тимур Алоев негативно оценил вклад в развитие родных языков власти КБР, которых по его мнению не интересуют чаяния жителей республики. «Кабардино-Балкарская власть является порождением 90-х годов и не отражает ничьих интересов. Это компрадоры в чистом виде». Историк отметил, что для спасения языка необходимо строить реальное гражданское общество. «Другого пути для спасения нашего языка, нашей нации, в конце концов – у нас просто нет», —  признается Тимур Алоев. «Пусть Кабардино-Балкарские власти, не с нами, а против нас. Но научное сообщество, гражданское общество, народ – выступают единым фронтом в борьбе за наш язык. А это показатель здоровья нашего народа. Пессимизма у нас нет. Язык —  это наше все. За него мы обязательно постоим».

Сергей Жарков специально для CaucasusTimes

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *