Выборы в Дагестане: объявлена охота

ДАГЕСТАН, 20 февраля, Caucasus Times — Выборы в Народное Собрание Дагестана должны состоятся 11 марта 2007 года. Однако уже сегодня предвыборная ситуация в республике приобретает свойственные Дагестану изощренные, криминальные формы.

15 февраля около 10 часов вечера на одном из самых оживленных перекрестков Махачкалы неизвестные расстреляли из автоматов “Мерседес”, в котором лидер дагестанского отделения партии «Патриоты России» Эдуард Хидиров возвращался с телевидения, где записывалось его предвыборное выступление. Хидиров с множественными пулевыми ранениями был доставлен в больницу. Врачи оценивают его состояние как стабильно тяжелое.
Покушение на Эдуарда Хидирова сделало очевидным для всех то, о чем давно настойчиво говорили многие наблюдатели: ставки на мартовских выборах чрезвычайно высоки, и реальное развитие событий может превзойти даже самые мрачные ожидания.

Первым тревожным звонком стало исчезновение кандидата в депутаты от «Союза правых сил» Магомеда Омармагомедова и возбуждение по этому факту уголовного дела по статье «убийство». До сих пор неизвестно, жив Омармагомедов или нет, про него поспешили забыть. Власти сделали все, чтобы выстроить иллюзию пусть грязной, но сугубо политической предвыборной борьбы. Были даже распространены слухи о якобы имевшей место инсценировке похищения с целью сорвать выборы.

Авторы этой анонимной версии добивались максимально «разгрузить» зловещий предвыборный фон. Важно было подретушировать картинку так, чтобы самым криминальным предвыборным моментом остались угрозы кандидатам от КПРФ и СПС, вынудившие последних, по их словам, отказаться от участия в выборах. Гипотеза инсценировки имеет под собой некоторые основания, но она вовсе не исключает возможной гибели кандидата.

Благостную картину рисовало и высшее руководство Дагестана. На встрече с Дмитрием Козаком, состоявшейся 9 февраля в Махачкале, президент Дагестана в очередной раз настаивал на том, что обстановка в связи с выборами никоим образом нельзя назвать накаленной. «Говорят, что здесь развернулось чуть ли не «поле сражения». Вместе с тем, не отмечено ни одного предвыборного скандала, в который пришлось бы вмешаться избирательной комиссии или правоохранительным органам», — попытался успокоить тогда президент полпреда.

Не прошло и недели, как правоохранительным органам вмешаться все же пришлось. Здесь уже не может быть никаких разговоров об инсценировке: в Эдуарда Хидирова стреляли на поражение, одна из пуль прошла в считанных сантиметрах от сердца. Возникает вопрос: кому это выгодно? Конечно, никто открыто говорить об этом не решается. Как сказал корреспонденту «СТ» один из членов руководства дагестанских «патриотов»: «Нам же еще жить…». Однако кое-какие выводы сделать уже можно.

Версия о связи покушения с предвыборной гонкой практически не подлежит сомнению. Эдуард Хидиров не был замечен в связях с криминалитетом; личных неприязненных отношений с влиятельными людьми, которые могли бы толкнуть недоброжелателей на убийство, у него тоже, судя по всему, нет. Хидиров является чисто партийным деятелем, вся его деятельность была связана именно с партией. Он сумел благодаря своим организаторским способностям занять в республике такие позиции, которые позволили «патриотам» всерьез претендовать на хороший результат на выборах. В самом деле, эта партия изначально не была в числе тех «счастливчиков», присутствие которых в дагестанском парламенте было «заказано» Кремлем. Однако Хидиров развернул в Дагестане настолько активную работу, что не считаться с «патриотами» было уже невозможно. Об этом говорил несколько дней назад в беседе с корреспондентом «СТ» и лидер партии Геннадий Семигин. «В Дагестане у нас одно из самых сильных отделений в России, руководство отделения проводит очень большую работу, — сказал Семигин. — Мы рассчитываем набрать приличное число голосов и создать фракцию в дагестанском парламенте».

Усиление регионального отделения привело к тому, что его всячески пытались взять под контроль обе главные стороны борьбы за парламент — президент республики Муху Алиев и мэр Махачкалы Саид Амиров.

Тут необходимо пояснить, что декларируемая политическая ориентация партий и пропагандируемые ими принципы являются в Дагестане второстепенными характеристиками. Главное же заключается в том, какая из основных политических (назовем их так) сил контролирует ту или иную партию.
Саид Амиров поначалу практически полностью прибрал к рукам дагестанских «патриотов», и их региональное отделение рассматривалось как проамировская партия, выражавшая также интересы выходцев из Южного Дагестана (в основном лезгин по национальности), слабо представленные в других политических организациях. Однако президент Муху Алиев с уходом «патриотов» под Амирова не смирился. Его активные действия, в числе которых была и встреча с лидером «патриотов» Геннадием Семигиным, привели к тому, что от руководства партии пришла недвусмысленная команда: держать равнение на президента Дагестана. Представители Саида Амирова в партии остались, но погоду делали уже не они.

Если добавить к этому, что Саид Амиров утратил контроль и над «Справедливой Россией» (с ней произошло практически то же, что и с «патриотами», переориентированными руководством на поддержку главы республики), и в «Единой России» его сторонники также в меньшинстве, потеря «семигинцев» стала ощутимым ударом по позициям махачкалинского мэра. И это при том, что ему и без того трудно сдерживать массированную атаку объединившихся против него всех действующих политических сил — президента Муху Алиева, группировки бывшего главы республики Магомедали Магомедова (его представляет сын Магомедсалам Магомедов, спикер дагестанского парламента) и представителей так называемого «Северного альянса» (это прежде всего депутат Госдумы Гаджи Махачев и мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов). Эти силы, как и группа Саида Амирова, в разных пропорциях представлены во всех «проходных» партиях («ЕдРо», «СпРос», «патриоты» и КПРФ), но в сумме по общему количеству депутатов, судя по всему, намного опередят команду мэра Махачкалы. Те же партии, насчет которых есть сомнения по поводу их прохождения в парламент Дагестана, также «принадлежат» противникам Амирова: «аграрии» — Муху Алиеву, ЛДПР — Гаджи Махачеву из «Северного альянса». Так что и здесь мэру надеяться не на что.

Саид Амиров, таким образом, остался с одной «карманной» партией — СПС, но и ту до выборов не допустили. Поэтому, конечно, в досужих разговорах активно обсуждается версия о мести с его стороны Хидирову за «политическую измену», достаточно прозрачные намеки на это содержатся в последних публикациях в местной прессе. Но такой мотив представляется не самым вероятным, так как решение принималось все же в Москве, и сам Эдуард Хидиров в конфликт с воюющими группировками не вступал.

Наиболее вероятный мотив преступления — попытка сорвать выборы. Исчезновение кандидата от СПС, реально претендовавшего на попадание в парламент, уже спровоцировало лидера этой партии Никиты Белых потребовать перенести выборы на более поздний срок. Сразу после покушения на Эдуарда Хидирова аналогичные требования собирались выдвинуть и «патриоты», тоже претендующие на высокий результат (правда, уже в воскресенье, 18 февраля, – очевидно, более трезво взвесив все «за» и «против» — они распространили заявление, в котором выступили против переноса даты выборов).

Обвинять в провокациях сами партии язык не поворачивается. Они, по всей видимости, стали жертвами чужой игры. Не исключено, кстати, что и скандал со снятием с выборов региональных партийных отделений КПРФ и ЛДПР (тревога оказалась ложной), на который клюнули поначалу в Москве, тоже был частью сложной комбинации на отмену выборов. Тогда заговорили о несоответствии дагестанского закона о выборах федеральному законодательству, что могло бы повлечь за собой внесение поправок в закон и автоматический перенос выборов. Но это лишь одна из версий, есть и другие, не менее обоснованные.

Так или иначе, но проведение выборов оказалось под угрозой. Ситуация реально дестабилизируется, кто бы что ни говорил. Прогнозировать дальнейшее ее развитие после всего случившегося вряд ли кто решится — действительность всякий раз оказывается гораздо изобретательней и циничней всех журналистов и политиков, вместе взятых.

Руслан Салахбеков, Махачкала, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *