Выборы, которые выиграла Москва

ПРАГА, 24 августа, Caucasus Times. Внеочередные выборы в Абхазии проходят на фоне обострения внутриполитической ситуации. Масло в огонь подлили два громких события, произошедших в канун выборов – это гибель главы Национального банка Абхазии Иллариона Аргуна (1 августа автомобиль главы Национального банка Абхазии Иллариона Аргуна врезался в скалу и загорелся в районе села Верхняя Эшера), и взрыв в доме главы ЦИК Абхазии Батала Табагуа. И хотя оба события не связаны между собой, а следствию еще предстоит выяснить причины обоих инцидентов, они создали дополнительный эмоциональный фон вокруг выборов. Однако, помимо этих внешних раздражителей, имеется и ряд дополнительных факторов, делающих эти выборы особенными.

Во-первых, сами внеочередные выборы были назначены вследствие революции, которая хотя и прошла без эксцессов, тем мне менее не была поддержана абсолютным большинством абхазского общества. При этом, по инициативе оппозиции, более 20 000 грузин Абхазии вообще были лишены права голоса. Паспорта 26 тысяч человек были признаны незаконными. Согласно законодательству Республики Абхазия, лишить гражданства можно лишь по решению суда, либо указом президента. И, хотя в отношении грузинского вопроса все кандидаты заняли молчаливую позицию, в отношении самой абхазской революции не так все однозначно.

Оппоненты лидера оппозиции Рауля Хаджимбы не раз заявляли о незаконности майских митингов (27 мая 2014 г. в центре Сухума собрались несколько сотен оппозиционеров, которые потребовали от президента Анкваба проведения срочных реформ, затем разрушили двери стёкла президентской резиденции). Сами организаторы протестов, восприняли этот месседж как сигнал: в случае победы руководителя Службы безопасности Абхазии Аслана Бжания, возможны политические репрессии в отношении оппозиции.

Во-вторых, в ходе предвыборной гонки стало очевидно, что независимо от того, кто из двух фаворитов данных выборов Аслан Бжания или Рауль Хаджимба одержит победу, Абхазии не избежать второго тура. Оба лагеря не собираются уступать. Разница лишь в том, что Аслан Бжания, осудивший митинги, не пойдет по следам своих оппонентов и не станет выводить своих сторонников на улицы Сухума.

Если же Рауль Хаджимба, который терпел поражение на президентских выборах трижды и в четвертый раз их проиграет, Абхазии не избежать очередных митингов. Об этом говорят и в самом стане абхазской оппозиции. Заявления лидера оппозиции Рауля Хаджимба, тиражируемые подконтрольными ему журналистами о подкупе избирателей еще одно свидетельство того, что у оппозиции уже готов план действий на случай их поражения на выборах.

Сами выборы состоятся 24 августа. На этот претендуют четыре кандидата – Лидер Объединенной абхазской оппозиции Рауль Хаджимба, руководитель Службы безопасности Аслан Бжания, председатель общественного движения «Общегражданский союз Абхазии — за законность, стабильность и демократию», экс-министр внутренних дел Абхазии, генерал-майор милиции Леонид Дзашба, экс-глава абхазского МВД Мираб Кишмария. Все силовики, все граждане России и Абхазии. Это еще одна особенность абхазских выборов.

Однако с самого начала было ясно, что у нынешних выборов два фаворита – Аслан Бжания и Рауль Хаджимба. За обоими кандидатами стоят самые влиятельные в Абхазии партии, состоящие преимущественно из ветеранов грузино-абхзского конфликта. Так, Аслана Бжания поддерживает партия «Амцахара», ранее поддержавшая Александра Анкваба. Это обстоятельство стало источником слухов о том, что Аслан Бжания является приемником Александра Анкваба. Рауль Хаджимбу поддерживают АРУАА.

Оба кандидата в своих предвыборных речах мало чем отличались друг от друга. Суть этих программ сводилась к большей экономической и военной интеграции с Россией, закрытию границ с Грузией, борьбе с коррупцией, развитию экономики Абхазии и т д. При этом за общими фразами о прекрасном будущем с Россией, не прослеживались детали, что самими кандидатами объяснилось просто: нынешние выборы не были предусмотрены, и никто заранее не готовился к каким-либо работам по представлению своих концепций развития.

Единственная принципиальная разница в позициях заключалась в оценке революции, в результате которой, собственно, и были назначены нынешние внеочередные выборы. При этом ни только Аслан Бажния, но Мираб Кишмария, кадровый военный, за плечами которого Афганистан и грузино-абхазский конфликт, также осудил революцию. «Митинг противников Александра Анкваба, переросший в беспорядки с насильственным отстранением президента от власти не может считаться законным основанием для отставки президента», — заявил он в интервью Caucasus Times 7 августа 2014 года.

Позиция Кишмария для оппозиции была не ожиданий. Очевидно, что влиятельный генерал намеренно внес свою лепту в электоральное поведение будущих избирателей, при этом явно не в пользу оппозиции.

Никто в Абхазии не берется предсказать итог выборов, но все уверены, что первым туром дело не завершится. Вопрос лишь в том, как абхазские элиты преодолеют очередной политический кризис. Тем более, что сами внеочередные выборы и сопровождавшие их скандалы значительно усложняют эту задачу.

Предвыборные баталии усилили раскол в обществе. На это еще накладывается клановость, что в условиях современной Абхазии означает очень многое. Здесь столкнулись интересы родственников первого президента Абхазии, сохранивших свое влияние и после ухода Владислава Ардзинбы с политического Олимпа, и команды Александры Анкваба. Победа команды Рауля Хаджимба означает для родственников Александра Анкваба, задействованных во власти и бизнесе, который в Абхазии также не разделен как в России, утрату влияния. Хотя приход Аслана Бжания, которого связывают с бывшим президентом Александром Анквабом, также никак не гарантирует команде Анкваба сохранение их позиций.

Что же касается финансового аспекты нынешней ситуации, стоит отметить, что именно вопрос распределения средств выделяемых Москвой стал главным лейтмотивом абхазской оппозиции, собравшей в мае многотысячный митинг в Сухуме. Внутренний долг государства только перед строительными организациями около 800 миллионов рублей. Внешний чуть более 2 миллиардов рублей.

При этом задерживаются выплаты пенсий и пособий практически всем категориям населения. Заработные платы также выплачиваются с большим опозданием. Отмечен рост цен, как на продукты питания, так и на все услуги. В этом году в Абхазии сильно упал поток отдыхающих из России, сказался крымский фактор и общий экономический спад в России. Все это создает благоприятный фон для роста протестных настроений с одной стороны, а с другой толкает элиты на все большие уступки в отношениях с Россией. Именно поэтому все кандидаты в своих предвыборных речах были единодушны в необходимости большей интеграции с Россией. И хотя они лукаво говорили лишь об экономической составляющей, очевидно, что российский бизнес, который придет в Абхазию, потребует гарантий. Это подразумевает в частности ревизию гражданского кодекса, который регламентируют и имущественные отношения – например приобретения недвижимости гражданами других стран. Этот вопрос многие годы создает негативный фон вокруг российско-абхазских отношений. Он стоит во главе угла.

Только этот аспект уже автоматически увязывает, казалось бы, логичный экономический вопрос с вопросам национальной безопасности Абхазии. Для абхазов вопрос приобретения недвижимости гражданами других стран означает посягательство на святая — святых – независимость.

Москва послала Сухум не двусмысленный сигнал, что не собирается вмешиваться во внутренние дела Абхазии, однако это не означает, что Россия не будет лоббировать свои геополитические интересы в Абхазии, особенно в нынешней политической ситуации. Яркий тому пример визит двух видных деятелей России, во время майского политического кризиса помощника президанта России Владислава Суркова.

Речь идет о — строительстве дороги Сухуми-Черкесск, работе «Роснефти» на черноморском побережье республики, возобновлении железной дороги между Арменией и Россией через Грузию и Абхазию, либерализации рынка недвижимости для россиян и наконец, договоре об Ассоциированных отношениях с Москвой, продвигаемый советником президента РФ Владиславом Сурковым, как ответ России на политику ЕС на постсоветском пространстве.

Все эти вопросы в кипе с внутренним узлом проблем предстоит решать будущему руководству Абхазии. Абхазы по-разному относятся к сложившейся вокруг Абхазии ситуации. Но очевидно, что у большей интеграции с Россией есть как сторонники, так и противники. Согласно данным опросы агентства MEDIUM-ORIENT лишь (28.4%) опрошенных допускают евразийскую интеграцию абхазского государства.
Интересы Москвы очень часто не совпадают с интересами Сухума по многим вопросам, в том числе и по вопросам внешнеполитических инициатив Абхазии. Вместе с тем, вектор развития государственного абхазского проекта определяется многими факторами. Его географию значительно ограничивает позиция Европейского союза, избегающая любые контакты с официальным Сухумом вне Грузии. Все эти внешние и внутренние факторы оказывают, и будут оказывать влияние на внутриполитическую жизнь в Абхазии.

И это не весь узел сложных вопросов, которые вместе с признанием независимости получила Абхазия, и которые унаследуют победители нынешних выборов в Абхазии. И если уж говорить об издержках, то получается что в выигрыше остался один Александр Анкваб, ныне проживающий в Москве.

Интеграционный процессы которые диктуются внешнеполитической обстановкой с одной стороны, и экономическими проблемами внутри республики с другой, не оставляют абхазским элитам большого выбора: предлагаемый же Россией формат заключается в усилении интеграционных инициатив с Россией при условии все большего контроля России над расходованием выделяемых ею средств. При этом поиски внешнеполитической альтернативы для Абхазии размыты.

Стоит отметить, что оппозиция создала прецедент, организовав революцию и свергнув президента. Над будущим президентом Абхазии уже сегодня нависла угроза повторения событий мая–июня 2014 года, если клубок абхазской проблематики не будет развязан.

Ислам Текушев, специально для русской службы радио «Свобода»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *