Возвращаясь к событиям 13 октября

КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ, 19 февраля, Caucasus Times — Оценка современной социально-политической ситуации в Кабардино-Балкарской республике (КБР) невозможна без учёта многих внешних и внутренних факторов, определяющих происходящие события, и события, потенциально возможные в будущем.

Геополитическую ситуацию в мире можно охарактеризовать как пассионарный взрыв в исламском мире. События на Ближнем Востоке, Ираке, Иране, Афганистане, Сомали, Северо-Западе Индии и в других частях нашей планеты – яркое тому подтверждение. Несмотря на различие в характере и причинах крупных и локальных конфликтов (военных и политических) в этих регионах, общим является то, что военным путём ни одна проблема решена не была. Более того, почти во всех случаях надежды на то, что силовой путь может привести к стабилизации, оказались напрасны. Начало этого процесса было положено, по-видимому, многолетним конфликтом на Ближнем Востоке. Далее – исламская революция в Иране и ввод советских войск в Афганистан. Окончательное оформление исламского фактора, как серьёзного элемента геополитики, приходится на период окончания войны СССР в Афганистане и последующим распадом СССР.

На Северном Кавказе исламский фактор, как нечто влияющее на социально-политическую обстановку, начал проявляться со второй половины 90-х годов. Однако, во многом негативные тенденции, связанные с последующей радикализацией части молодых мусульман, были заложены уже в начале 90-х годов. На фоне сложной социально-экономической ситуации этому способствовало три основных причины: конфликт в мусульманской общине, связанный с пропажей денег, собиравшихся гражданами КБР на строительство мечети в г.Нальчике; действия властей КБР во время событий в Нальчике осенью 1992 года; и, безусловно, первая война (1994-1996 гг.) в Чеченской республике, которая, хотя и носила чисто сепаратистский характер и незначительно влияла на всё, что происходило вне Чеченской республики, но привела к кардинальному изменению социально-политической атмосферы на всём юге России.

Упомянутая пропажа денег стала первым существенным фактором, подорвавшим авторитет руководства Духовного управления мусульман в глазах широких слоёв населения КБР.

События конца сентября 1992 года в г. Нальчике требуют отдельного анализа. Именно после этих событий в КБР начала складываться коррумпированная элита, правившая до 2005 года и приведшая республику к социальному и экономическому краху, апогеем которого стали трагические события 13 октября 2005 года. Дело доходило до того, что самые авторитетные в обществе люди объявлялись властями экстремистами. Сегодня, спустя почти 15 лет, можно констатировать, что ещё в 1992 году именно конструктивные действия оппозиции во главе с Ю.Х.Калмыковым и неприменение федеральным центром военной силы позволили не дать событиям развиться по чеченскому сценарию. Сработал основной принцип Юрия Калмыкова, что любой революционный путь всегда менее конструктивен, чем, пусть медленный, но путь постепенных гражданских преобразований в обществе. Этого же принципа, Юрий Хамзетович придерживался и в последствии, когда, будучи Министром юстиции Российской Федерации (РФ), он не одобрил план военного решения чеченского конфликта. На мой взгляд, жизнь полностью подтвердила правильность его позиции по этому вопросу.

Перманентно крайне нестабильная ситуация в Чеченской республике явно или неявно, но существенно влияет на все стороны жизни в северокавказском регионе. При наличии большого числа неконтролируемых вооружённых группировок и коррумпированной правоохранительной системы переброска оружия в соседние регионы не является большой проблемой. Кроме того, очевидна заинтересованность чеченских боевиков в расширении зоны боевых действий. Исламский фактор здесь не является основным. Мотивирующей основой борьбы чеченского подполья является идея сепаратизма. Религиозная риторика и до сих пор остается лишь вспомогательным инструментом для создания и консолидации вооружённых группировок вне Чеченской республики. Результатом умело выстроенного исламского дискурса стало существенное расширение с конца 1999 конфликтной зоны. Об этом свидетельствуют события в Дагестане, Ингушетии, Осетии и Кабардино-Балкарии.

Указанные три фактора сформировали общий негативный фон, способствовавший событиям 13 октября 2005 года. Непосредственными причинами этих событий можно назвать следующие (в порядке значимости):
— Неоправданно жёсткие меры в отношении рядовых мусульман со стороны силовых структур (с начала 2000-х годов);
— Высокий уровень коррупции на всех уровнях;
— Нестабильность (война) в Чечне.
У современного общества в КБР отсутствует иммунитет к негативным факторам из-за слабости или полного отсутствия институтов гражданского общества: свободы прессы, разделение властей и т.д. Безусловно, ситуация начала постепенно меняться в позитивном направлении с приходом нового руководства, однако сила инерции всё ещё велика.

Коротко рассмотрим три последних фактора.

Действия силовых структур стимулировали возникновение хорошо организованного и законспирированного подполья, объединяющего часть молодых людей на общей идеологической основе. То, что неправовые действия силовых структур могут спровоцировать массовые беспорядки было очевидно многим представителям интеллигенции республики.

Так, известный учёный, доктор исторических наук Валерий Кажаров ещё в 2003 году писал: «К сожалению в Кабардино-Балкарии наметилась весьма опасная тенденция, связанная с дискриминацией молодых верующих под предлогом борьбы с так называемым ваххабизмом… Практически они оказались в положении социальных изгоев… Не вызывает сомнения, что продолжение политики дискриминации в отношении молодых прихожан, резко снизив уровень веротерпимости в обществе, может стать одним из факторов, способных существенно дестабилизировать этнополитическую ситуацию на Северном Кавказе» (см. также О.Гусейнов «Газета Юга» №44, 2005 г.). С ним полностью солидарен кандидат исторических наук, научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Ахмед Ярлыкапов, который уже после 13 октября 2005 г. отмечал по поводу этих событий: “Радикализм вооруженного крыла, я думаю, был вызван двумя причинами: максимализмом молодежи, … и очень серьезными злоупотреблениями со стороны местных властей и силовых структур, особенно МВД” (цитирую по материалам Интернет портала Caucasus Times, Ислам Текушев).

В чём причина такого поведения силовиков? Во-первых, это опасения федерального центра за распространение идей сепаратизма на другие регионы и повторение в них чеченского сценария. Во-вторых, недостаток опыта и квалификации в решении такого рода вопросов строго в рамках закона. Однако, главная причина, это отсутствие контроля со стороны общества (т.е. гражданских институтов). Сознательно или нет, но силовики во многом искусственно создали такую ситуацию, чтобы продемонстрировать федеральному центру свою значимость и профессионализм. Но их действия, в первую очередь, стимулировали радикализм. Но здесь есть один парадокс. То, что силовикам не удалось предпринять превентивные меры, способные предотвратить вооружённые выступления, как раз говорит о серьёзных недостатках в их работе.

Теперь о коррупции. Коррупция особенно губительна, когда она становится неотъемлемой частью системы управления. Высокий уровень коррупции лишает рядового гражданина социальных императивов, одновременно подтачивая авторитет власти. Это, с одной стороны, придаёт любым радикальным выступлениям характер борьбы за справедливость, а, с другой, обеспечивает радикалам большое число сочувствующих среди широких слоёв населения. Идеологическая доктрина экстремистов во многом базируется на простых, совсем не религиозных шаблонах, понятных любому жителю республики. Предлагается заменить «продажное судопроизводство справедливыми Шариатскими судами», даются обещания: покончить с притонами, которые раздражают жителей многих многоэтажных домов в г.Нальчике; запретить продажу гастрономического мака, потребителями которого являются практически только наркоманы и т.д. В разговорах жителей республики только и слышишь, что органы МВД вместо того, чтобы бороться с такими явлениями, зачастую сами «крышуют» эти точки. Из выступлений руководителей МВД КБР последнего времени следует, что силовики понимают суть этих проблем, однако для реального оздоровления ситуации надо сделать ещё очень много.

Существует ли возможность наладить открытый диалог с представителями потенциальных экстремистов? Моё мнение совпадает с мнением цитировавшегося выше Ахмеда Ярлыкапова: «Я неоднократно встречался и беседовал как с лидерами этой группы, так и с рядовыми членами и не заметил широкого распространения ваххабитских взглядов о необходимости малого вооруженного джихада. Напротив, они вполне готовы к сотрудничеству и со светскими властями, и с духовным управлением мусульман Кабардино-Балкарии. (…) То, что большинство мусульман оказалось не готово поддержать своих единоверцев с оружием в руках, показывает, что среди членов джамаата очень много думающих молодых людей, способных осмыслить всю сложную картину конфликта на Северном Кавказе».

Можно хронологически выстроить следующую цепочку событий, определивших социально политическую обстановку в Кабардино-Балкарии:
1. Конец 80-х – середина 90-х – возрождение духовных традиций Ислама;
2. Начало 90-х – скандал с исчезновением средств, собранных на строительство мечети;
3. События осени 1992 года в г.Нальчике;
4. Война в Чечне 1994-1996 г. с идеями сепаратизма;
5. Появление в конце 90-х годов групп радикально настроенных молодых людей, обвиняющих сограждан в неверии и претендующих на истину в вопросах толкования положений Ислама;
6. Начало второй войны в Чечне. Опасность расширения зоны конфликта и возможность преобразования радикальных группировок в вооружённое подполье;
5. Последний межрегиональный фестиваль «Студенческая весна» в г.Нальчике 2000 года. Это событие является знаковым в том смысле, что прекращение традиционных студенческих фестивалей символизирует переход от «фазы стабильности» к «фазе нестабильности»;
6. Реорганизация властями КБР силовым путём Международной Черкесской Ассоциации (МЧА), а вместе с тем исчезновение традиций, заложенных основателем МЧА Ю.Х.Калмыковым.
7. До 2002 г. — разгон всех оппозиционных организаций и газет, или замена их послушными, формально существующими организациями, полностью оторванными от населения и реально существующих проблем. В результате власти КБР остались один на один с радикальным подпольем. Общество лишилось механизмов, способных сыграть роль пружины, снимающей напряжение.

Анализ публикаций в прессе федерального уровня показывает, что далеко не всегда авторы адекватно оценивают происходящие в КБР процессы. Показательной в этом смысле является большая статья в «Новой газете» (№ 49, от 3 июля 2006 г., авторы А. Солдатов и И. Бороган). Эта статья является показательной и стоит того, чтобы на ней остановиться подробнее. Строго говоря, вряд ли сегодня кто-нибудь возьмёт на себя смелость претендовать на истину в последней инстанции. Очевидно, что ситуация на Северном Кавказе чрезвычайно сложная и напряжённая, а для того, чтобы лечить больного необходимо сначала правильно поставить диагноз. Неправильный диагноз хуже, чем отсутствие лечения. Справедливо отмечая некоторый просчёты силовиков, Солдатов и Бороган ничего не говорят о той деструктивной роли, которую сыграл правивший последние 15 лет в КБР режим. Сталинские методы расправы с оппозицией в сочетании с необузданной коррупцией на всех уровнях и привели к тому, что случилось. Ситуация гораздо серьёзнее, чем это выглядит при поверхностном рассмотрении. И если сейчас в КБР наблюдается относительная стабильность, то это во многом благодаря тому, что новая власть сменила ориентиры и, похоже, хочет извлечь уроки из случившегося. Авторы обсуждаемой статьи упоминают Руслана Нахушева – директора Института исламских исследований в Нальчике, в негативном контексте, изображая его как, чуть ли, не пособника боевиков. Он уж точно никак не симпатизировал экстремистам любого толка. Сам Р.Нахушев является широко образованным человеком, владеющим несколькими языками. Деятельность возглавляемого им института как раз направлена на смягчение напряжённой ситуации, на распространения идей гражданского общества и современных достижений науки в среду мусульман – граждан КБР.

Что касается роли черкесской диаспоры, черкесских организаций, Конфедерации народов Кавказа и т.д., то тут авторы статьи в «Новой газете» свалили всё в кучу, не гнушаясь прямой фальсификацией фактов. Так, приводятся неверные данные о численности черкесской диаспоры. Число черкесов в Турции занижено на порядок, зато говорится о 15 тысячах в Иране и 5 тысячах в Ираке. Где авторы взяли две последние цифры? В этих странах черкесской диаспоры как таковой нет, хотя отдельные черкесы там, наверное, живут. Думаю, авторы сознательно включили Иран и Ирак, чтобы продемонстрировать связь диаспоры с «международным терроризмом» и преуменьшили роль Турции, стремящейся в Евросоюз. Абхазия представлена как прибежище экстремистов. По этой логике Москву тоже можно было бы назвать точно также, так как с большой вероятностью и там найдётся кто-нибудь из разыскиваемых боевиков. Авторам очень хотелось привязать «Аль-Каиду» к событиям в Нальчике для придания боевикам статуса «международных террористов», что, одновременно, усилило бы позиции силовиков. Наверное, местные «ваххабиты» были бы рады получить поддержку от «Аль-Каиды», но говорить о какой-либо ее роли в событиях 13 октября просто смешно. Что же касается будущего, то помимо причин технического характера, совсем не очевидно, что лидеры «Аль-Каиды», видящие своим главным врагом Америку, сочтут нужным напрямую вмешиваться во внутрироссийские дела. Хотя, безусловно, события в Нальчике могли способствовать тому, чтобы «Аль-Каида» обратила внимание на Северный Кавказ.

Основную причину событий 13 октября 2005 года в г.Нальчике можно сформулировать в одном предложении так: трагические события явились следствием критически высокой степени социальной несправедливости в Кабардино-Балкарии на фоне продолжающейся войны в Чечне. Единственным долгосрочным и безошибочным рецептом лечения болезни является, на мой взгляд, совершенствование институтов гражданского общества, таких как свобода прессы, открытость власти, уважение к правам человека, неформальная реализация принципа разделения властей.

На практике, реализация цивилизованных методов разрешения конфликтных ситуаций, связанных с радикально настроенными группами, может столкнуться с большими трудностями в силу отсутствия опыта и развитых гражданских институтов. Но научиться решать такие проблемы, не выходя за рамки правового поля, совершенно необходимо. Вот конкретный пример реально возможной конфликтной ситуации. Предположим в некотором селении – кабардинском или балкарском, появляется группа из 10-12 молодых людей, которые узурпируют сельскую мечеть, обвиняя остальных посетителей – жителей этого же села в том, что они неправильно молятся, или в том, что они «гяуры» или ещё в чём-то. Поведение этих молодых людей может быть весьма агрессивным и совершенно беспардонным, вплоть до применения насильственных мер к оппонентам, независимо от их возраста и статуса. Исторически традиционные для кабардинцев и балкарцев механизмы разрешения такого рода конфликтов уже давно утеряны и нефункциональны. Возникает вопрос, как разрешить такую ситуацию правовыми методами? Как правило, подавляющее большинство жителей такого селения осуждают «ваххабитов», называя их бездельниками и тунеядцами. С другой стороны, традиционный для силовиков КБР грубый силовой метод, в такой ситуации совершенно не допустим, и может повернуть общественное мнение в обратную сторону. Квалифицированное вмешательство милиции становится, безусловно, необходимым в случае совершения противоправных действий радикалов по отношению к кому-либо из жителей, или, наоборот, сами жители могут совершить такие действия по отношению к «поборникам веры». Действия милиции будут полностью оправданными и приведут к положительным результатам, если они строго соответствуют нормам закона. Для этого от силовиков требуется напряжённая, кропотливая повседневная работа и профессионализм. Однако, в большинстве случаев конфликт может быть разрешён без привлечения силовых структур. Для этого необходимы два условия: наличие авторитетных представителей Духовного управления мусульман КБР и способность общественности села самоорганизоваться для разрешения конфликта.

13 октября явилось поворотной точкой в новейшей истории Кабардино-Балкарии. Эти события прямо или косвенно затронули огромное количество людей из всех социальных групп республики. В этом смысле они содержат в себе элементы гражданской войны. Единственным долгосрочным и наверняка действенным рецептом предотвращения причин, приводящих к трагическим последствиям, является путь развития институтов гражданского общества с учётом сложившегося столетиями культурного потенциала кабардинцев и балкарцев.

Доктор физ.-мат. наук, профессор Мурат Хоконов, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *