Военное преступление под знаменами демократии

Редакция Caucasus Times не разделяет взгляды автора данной статьи, но вместе с тем, мы считаем, что такое мнение имеет право на существование.

МОСКВА, 12 августа, Caucasus Timews — На Кавказе вновь льется кровь и гибнут люди. После заявления Саакашвили о том, что он «любит всех осетин» и его обещания прекратить обстрел Цхинвала, кровопролитие в Южной Осетии вспыхнуло с новой силой. В ночь на 8 августа грузино-осетинское вооруженное противостояние переросло в открытую войну. К утру 10 августа число жертв грузинской агрессии среди мирного населения Южной Осетии составило более двух тысяч человек – стариков, женщин, детей. Выжившие после грузинских обстрелов и бомбардировок Цхинвала люди убеждены, что грузинские войска осуществляли целенаправленный геноцид местного осетинского населения.

Страшный паноптикум многочисленных зверств грузинской солдатни в югоосетинском регионе только начинает составляться. Но уже сейчас в Южной Осетии рассказывают о трагедии небольшого осетинского села Хетагурово, мирных жителей которого солдаты «демократической Грузии» давили гусеницами танков, а группу стариков, укрывшихся в местном православном храме Пресвятой Богородицы, сожгли заживо вместе с церковью – памятником архитектуры Х века. Есть сведения очевидцев о том, что большая группа молодых женщин и девушек из этого села была вывезена в неизвестном направлении и что над ними надругалась грузинская солдатня. Подобно белорусской Хатыни и чешской Лидице, осетинское Хетагурово станет отныне символом мужества и страданий ни в чем не повинного мирного населения и постоянным напоминанием о военных преступлениях режима Саакашвили.

С самого начала войны действия грузинской армии были направлены на максимальное физическое истребление осетин. Только так можно объяснить изуверскую тактику грузинской армии, активно использовавшей снайперов и обрушившей всю огневую мощь своей тяжелой артиллерии и минометов на жилые кварталы Цхинвала, на школы, больницу и даже родом. Разворачивающийся на глазах геноцид коренного населения Южной Осетии был остановлен вмешательством российской армии, что несколько охладило пыл горячих тбилисских стратегов. Впрочем, помощь России опоздала – к моменту ввода российских войск в Южную Осетию грузинская армия успела разрушить столицу республики Цхинвал и сравнять с землей близлежащие осетинские села.

Провал грузинского «блицкрига» в Южной Осетии, изгнание грузинских войск из Цхинвала и эффективные удары российских ВВС по объектам военной инфраструктуры Грузии вызвали истерику официального Тбилиси. Реакция грузинского руководства на изменение обстановки не в свою пользу вполне соответствует логике одного из персонажей романа Гашека «Похождения бравого солдата Швейка», обвинявшего «вражескую артиллерию» в «подлом обстреле нашего аэроплана, мирно бомбившего ее позиции». Беспрестанно мелькающий на CNN Саакашвили, демонстрируя таланты искушенного пиарщика, умеющего находить действенные для «мирового сообщества» аргументы, моментально обвинил Москву в намерении «ликвидировать грузинскую демократию».

Грузинский президент даже успел написать статью под говорящим названием «Война в Грузии – это война за Запад», оперативно опубликованную в американской «The Wall Street Journal». Однако взывания Саакашвили к Западу пока безрезультатны – грузины, в очередной раз переоценившие собственную военную мощь и недооценившие реакцию России, безнадежно провалили «блицкриг», а неудачников в Америке не любят. Тбилисский фюрер просчитался и в отношении реакции западных политиков, которые, будучи прагматиками, явно не готовы выходить за рамки дежурной словесной поддержки грузин.

«Мировое сообщество» и большинство западных СМИ привычно не заметили ни грузинских зверств в Южной Осетии, ни вызванной грузинской агрессией гуманитарной катастрофы в регионе. Тревожные нотки в западных СМИ появились только со вступлением российской армии в Южную Осетию. Предшествовавшие этому варварские обстрелы Цхинвала и вторжение грузинских танков в югоосетинскую столицу никого не взволновало. Заголовки западных газет, посвященных ситуации в Южной Осетии, пестрели такими сочетаниями как «югоосетинские сепаратисты», «территориальная целостность Грузии», «российские бомбардировки грузинских городов» и пр. Столь популярная в случае с Чечней тема «прав человека» здесь оказалась моментально забытой. «Права» двух тысяч осетин, в основном женщин, стариков и детей, погибших под грузинскими бомбами и снарядами, западным СМИ не интересны. Изощреннее всех надругалось над правдой респектабельное CNN, специально или по недомыслию представившее кадры обстрела Цхинвала грузинскими войсками… как обстрел мирных грузинских городов российской армией. Впрочем, западному обывателю, глазеющему в экран телевизора с банкой пива и чипсами, не нужно знать подобные «тонкости»… Почему «мировое сообщество», столь трепетно относящееся к «правам человека» на постсоветском пространстве, демонстративно «не заметило» очевидного геноцида, — ключевой вопрос для понимания происходящего. Ответ на этот вопрос отчасти состоит в любви Запада к жгучему тбилисскому брюнету, умеющему произносить зажигательные тосты о демократии на хорошем английском, отчасти – в подспудном стремлении наказать осетин, посмевших выступить с пророссийских позиций.

Любовь западных политиков к режиму Саакашвили, которому легко прощают такие «шалости», как очевидные военные преступления и даже геноцид, на первый взгляд, иррациональна. Житейская мудрость «любовь зла…» не в полной мере объясняет глубину интимной связи между старушкой-Европой, Америкой и полным энергии молодым тбилисским брюнетом. По сути, нынешняя Грузия – не что иное, как государство-альфонс на содержании США. Как и положено альфонсу, его кормят, поят, одевают и – в случае с Грузией — даже вооружают в обмен на некоторые деликатные услуги. Символично, что одно время зарплату грузинским министрам взялся выплачивать американский финансист-миллиардер Д. Сорос, поскольку бюджет нищей Грузии не мог платить достойные зарплаты членам собственного кабинета министров. В обмен на материальные блага обычный альфонс удовлетворяет интимные потребности взявшей его на содержание богатой дамы. Грузия же усердно удовлетворяет геополитические потребности США как в качестве удобной транзитной площадки для нефтепроводов, так и в качестве стратегически важного аэродрома неподалеку от ненавистного Америке Ирана.

Пылкая любовь Вашингтона и Тбилиси проявилась в щедрых финансовых влияниях из-за океана и в поставках оружия. Нынешняя прекрасно натасканная и оснащенная грузинская армия, умеющая эффективно истреблять мирное население, – заслуга, прежде всего, США, направивших в Грузию сотни своих военных советников. Но если нормальная человеческая любовь находит свое выражение в созидании и в детях, то американо-грузинская любовь несет смерть и разрушение на Кавказе. Две тысячи осетин, убитых оружием, приобретенным Грузией на американские деньги, — самый свежий тому пример.

Роль альфонса на содержании у сильных мира сего – отнюдь не новое амплуа для Грузии. По большому счету, в составе бывшего СССР Грузия занимала особое привилегированное положение, являясь всеобщим баловнем и любимцем, которому было позволено куда больше, чем всем остальным. Мастера цветистых тостов, артистичные и щедрые грузины были в те не столь давние времена признанными королями застолий, завсегдатаями дорогих столичных ресторанов и любимчиками тогдашних партийных бонз. Размах рыночных отношений (равно как и коррупции) в тогдашней Грузинской ССР достигал вполне капиталистического уровня, но Москва предпочитала закрывать на это глаза. По уровню жизни Грузия, выгодно сбывавшая свои цитрусовые на необъятном общесоюзном рынке, была одной из самых зажиточных республик бывшего СССР. Образ грузина на «Запорожце» был расхожим символом чего-то невероятного; показателем очевидной социальной аномалии, в то время как грузин на «Волге», наоборот, воспринимался как нормальное и естественное явление, что нашло свое выражение в многочисленных анекдотах времен позднего СССР. После распада Советского Союза грузинская элита, демонстрируя завидную гибкость, успешно освоила новую лексику и новые ключевые слова, пленяющие слух уже не секретарей ЦК КПСС, а видных деятелей «Вашингтонского обкома». Главным источником дохода грузинской элиты в постсоветский период стала не продажа цитрусовых, а зажигательные речи о демократии, услаждающие слух визитеров из Вашингтона и Брюсселя.
* * *
В нынешнем Тбилиси есть музей «советской оккупации», изображающий пребывание грузин в составе СССР как кромешный ад и череду бесконечных страданий. Оказывается, соря деньгами в московских ресторанах и разъезжая на неизменных «Волгах», грузинская элита глубоко страдала от национального унижения и социального угнетения… Отрицая советский период своей истории, грузинские политики автоматически лишаются прав и на Южную Осетию, и на Абхазию, поскольку вхождение этих республик в состав Грузинской ССР было обусловлено именно той общественной системой, легитимность которой не признают нынешние грузинские лидеры. Развязанный Тбилиси очередной геноцид в югоосетинском регионе окончательно лишает Грузию каких-либо прав на ее бывшие автономии, являющиеся, по сути, подарком руководства СССР Советской Грузии.

Решившись, вопреки окрикам из Вашингтона, прийти на помощь истребляемому населению Южной Осетии, Россия должна довести до конца начатое дело, полностью уничтожив грузинскую военную машину. Нынешняя Грузия и ее военный потенциал – главная угроза миру и стабильности на Кавказе. Страна, руководство которой неоднократно предпринимало попытки геноцида абхазов и осетин, не имеет права иметь собственную армию. Важным уроком очередной войны на Кавказе для российского руководства является и то, что действительно надежных союзников у России очень немного и их нужно ценить. Именно это показала реакция на события в Южной Осетии «мирового сообщества», а также некоторых стран СНГ, в частности, Украины и Азербайджана, занявших откровенно прогрузинские позиции. Наконец, нынешняя война в Южной Осетии должна открыть российской общественности глаза на то, что Кавказ – не захолустная провинция, населенная некими безликими «лицами кавказской национальности», а требующий постоянного внимания сложный и взрывоопасный регион, многие народы которого не только хотят быть вместе с Россией, но и готовы отстаивать это право с оружием в руках. Перед этими народами Россия несет историческую ответственность.

ПАВЕЛ ПАЦЮК, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *