Военная доктрина Багапша: под сенью дружеских штыков?

СУХУМ, 3 сентября, Caucasus Times — Президент Абхазии Сергей Багапш заявил о том, что в Абхазии в скором времени появится военная доктрина. Её обсуждение в парламенте будет открытым; кроме того, доктрину нельзя будет переписать с аналогичных документов других государств, как это нередко происходило с текстами законов. Президент Абхазии особо отметил, что военная доктрина должна отталкиваться от реальных условий, сложившихся в Абхазии.

Это заявление не случайно сделано именно сейчас: военная доктрина, в данном случае, не просто один из документов, который в независимой Абхазии обязан быть. Этот документ позволит ответить на вопрос, нужны ли Абхазии собственные вооруженные силы, и если нужны, то в каком виде.

Соглашение о сотрудничестве в сфере обороны с Россией пока еще не ратифицировано в парламенте республики: ожидается, что это произойдет в течение нынешней осени. И хотя его легитимность, как и прочих российско-абхазских договоренностей, признается только самими Россией и Абхазией, именно оно определит баланс сил в регионе на длительную перспективу.

Угроза новых войн в зоне соприкосновения Грузии и Абхазии действительно становится минимальной после появления в Абхазии российских войск. Но при этом возниокает резонный вопрос: насколько Абхазии нужны свои вооруженные силы, если наличие российских войск исключает возможность войны?

В этом и в прошлом году, власть пережила обвинения в «свертывании» абхазской армии. Первый раз это было в 2009 году, когда Москва и Сухум договорились о совместной охране границы. После этого каждый третий военнослужащий абхазской пограничной службы лишился работы. Оппозиция обвинила власти в том, что речь шла о «совместных усилиях» по охране границы, а не о полном контроле Россией внешних рубежей республики; консенсус был найден. Сегодня, наряду с российскими военнослужащими, службу на границе с Грузией несут и около двухсот абхазских пограничников, причём именно они контролируют контрольно-пропускные пункты на границе.

Однако тогда был предвыборный период. И обвинения оппозиции были вполне вовремя. Но в этом году, уже после выборов, история повторилась. В отставку были отправлены семь высокопоставленных генералов Генерального штаба абхазской армии. И вновь на повестке дня оказался вопрос, не ставит ли власть задачу «свернуть» собственные вооруженные силы.

Министр обороны Мираб Кишмария тогда дал пресс-конференцию, на которой заявил, что никто в Абхазии не допустит расформирования армии, и прежде всего сами военные, имеющие в послевоенной стране большой авторитет.

Но если о ликвидации армии речь вряд ли будет идти, то о реформировании – несомненно.

Вооруженные силы Абхазии появились как отряды ополчения на первом этапе войны с Грузией в 1992-1993 годах. Так они собственно и развивались до первых лет нового века, основываясь на массовом призыве и резервистах, имеющих реальный боевой опыт. Но в 2002-2004 годах, с появлением в командном составе кадровых офицеров бывшей советской армии с боевым опытом в Афганистане и других горячих точках вооруженные силы получили заметный импульс в своем качественном развитии. Спустя еще несколько лет началось техническое перевооружение армии.

Однако, к 2007 году стало совершенно ясно: в гонке вооружений с Грузией, которая продолжалась весь послевоенный период, Абхазия неоспоримо проигрывает. Учитывая тот факт, что вся концепция строительства новой грузинской армии основывалась на создании условий для силового захвата Абхазии, стало очевидным, что абхазской армии надо предпринять нечто невероятное для сдерживания этих планов.

Вопрос решился другим образом – за счет российских войск. Однако абхазскому руководству не очень уютно под тенью российских штыков. Поэтому доктрина Багапша призвана найти абхазской армии соответствующее место в системе национальной безопасности республики.

Пока же есть только некоторые детали грядущих реформ, применение которых возможно и без всякой доктрины. Кроме сокращения чрезмерно избыточного командного состава, был уменьшен срок службы по призыву с двух до полутора лет; кроме того, несколько сот офицеров среднего звена были досрочно отправлены на пенсию.

Анри Акшба, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *