Вода и конфликт интересов в Центральной Азии

ПРАГА, 27 июля, Caucasus Times — Конфликт интересов энергетики, ирригации и природы в различных речных бассейнах мира имеет свою специфику и решается по-разному. Наличие мощных гидроэнергетических объектов в верховьях и больших площадей орошаемых земель в бассейнах крупных рек Центральной Азии обусловили необходимость поиска компромисса между интересами гидроэнергетики и ирригации. Одна из самых серьезных проблем осложняется необходимостью одновременного соблюдения интересов природных комплексов в воде.

Много слов было высказано руководителями стран, что мол воды не хватает и экологическая проблема уже наступила, но в том то и дело, парадокс состоит в том, что воды в Центральной Азии достаточно. Чрезмерные потери в водопользовании региона вызваны архаичной системой земледелия, когда расход воды на единицу продукции в три, а иногда и в десять раз превосходят мировые показатели. По расчетам специалистов, переход на современные агротехнологии и рациональное водопользование позволит экономить в год до половины стока трансграничных рек в регионе. Конечно, модернизация центральноазиатского сельского хозяйства потребует колоссальных внутренних средств и внешних инвестиций особенно в настоящее время, когда мировой кризис ощутил каждый из нас, это задача кажется недосягаемой. Но это только на первый взгляд. Не стоит скрывать тот факт, что Казахстан и Узбекистан в последнее время принимают новые программы по улучшению систем орошения земли. Как отметил в своей речи Президент Казахстана Н.А.Назарбаев на встрече глав-государств учредителей международного фонда спасения Арала, Казахстаном принимаются все необходимые меры для рационального и эффективного использования имеющихся водных ресурсов всех трансграничных рек, и в первую очередь, Сырдарьи. За счет средств государства и международных финансовых организаций ведутся работы по восстановлению и реконструкции гидромелиоративных систем, внедрению в производства влагосберегающих агротехнологий. Кроме того, государством путем оказания мер господдержки стимулируется применение современных методов полива, в.т.ч. с использованием машин и механизмов. Однако все эти меры не дадут желаемого эффекта, если мы не добьемся проведения согласованной водной политики.

И тут можно добавить, что попытки пяти государств, Кыргызстана, Узбекистана, Казахстана, Таджикистана и Туркменистана прийти к компромиссу по совместному использованию водных ресурсов региона происходили часто, а в последнее время нет ни одного события на водную тему, где бы ни звучали речи по данному вопросу. Но нужно констатировать самое главное, как показывают последние события, вода — главный источник жизни, превратилась в инструмент политического давления.

Обратимся к мнению специалистов, которые уверены, что организация эффективного совместного водопользования является для государств ЦАР одной из самых актуальных региональных проблем. Создание Международного водно-энергетического консорциума (МВЭК) устранило бы существующие разногласия между государствами региона по эксплуатации водно-энергетических ресурсов р. Сырдарья и способствовало бы сохранению экологического равновесия. Однако на данном этапе интеграция в водно-энергетической сфере не в полной мере соответствует узким экономическим интересам стран ЦАР, которые, за исключением Казахстана и Узбекистана, в нарушение норм международного права пытаются рассматривать трансграничные реки как товар. Но только почему? Во всем мире, за исключением некоторых стран, подобные действия кажутся абсурдными. И в этом есть своя правда, как бы не отрицали ее политики отдельных государств центральноазиатского региона. Что думают по этому поводу эксперты? Специалисты ПРООН считают, что государствам ЦА, не следует соглашаться с тем, чтобы водные ресурсы рассматривались по предложениям Кыргызстана и Таджикистана, как товар. Такие инициативы идут вразрез с нормами международного права, вызовут коммерческие споры, чреватые дополнительными проблемами и позволят «продавцам» использовать воду, как инструмент политического и экономического давления, а также будут способствовать дальнейшему ухудшению экологической обстановки в бассейне Аральского моря. И это мне кажется более логичным и приемлемым в нашей современности, и не только, к пониманию этого сегодня приходят на всем протяжении берегов Нарына и Сырдарьи. Разработать соглашение о создании такой структуры президенты Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана договорились на своей встрече в Душанбе еще в 2002 году. Споров относительно того, что необходимы срочные меры по рационализации использования водных и энергетических ресурсов Центральной Азии, в ходе обмена мнениями не возникало, а Казахстан даже представил соответствующий проект, который высокие стороны решили взять за основу.

Между тем, на сегодняшний день такой консорциум до сих пор не создан, потому что у каждой страны свои интересы, и эти интересы порой противоречат друг другу. Только кризисная ситуация, которая сегодня присутствует в энергетической системе Центральной Азии будет способствовать образованию данного консорциума и центральноазиатские страны станут стремиться к подписанию межгосударственного документа с тем, чтобы рационально использовать водно-энергетические ресурсы региона.

Несмотря на существующие инициативы правительств Центрально-Азиатского региона по созданию межгосударственных учреждений по управлению, учету и распределению поверхностных водных ресурсов, а также подписание определенных договоров, эти организации и меры предпринятые ими еще не готовы реально разрешать возможные конфликты. Основной причиной выступает тот факт, что несмотря на предпринимаемые усилия водников стран региона, окончательное решение принимается правительствами и главами республик, которое носит прежде всего политический характер. Какая будет из этого польза, покажет время, однако с уверенностью можно сказать, что затягивающаяся полемика вокруг водных ресурсов региона однозначно не в пользу простого народа.

Юнус Айбек, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *