Великая Черкесия — Великий Карачай?

ПРАГА, 7 декабря, Caucasus Times — Бомба замедленного действия, заложенная на Кавказе еще во времена царской России, опять сработала — искусственно разделенные народы вновь заговорили о желании создать мононациональные государства. К таким требованиям можно отнести заявления, прозвучавшие недавно на съезде черкесского народа в Карачаево-Черекесии, а также попытки балкарских оппозиционеров из Кабардино-Балкарии продвинуть в народ идею о создании самостоятельной Балкарии или объединении ее с родственным Карачаем.

Сейчас уже трудно определить, кто первым в этих субъектах заговорил о самостоятельности, да это и не важно, тем более что идеи не новы. Важно другое – некие силы, в том числе, вне России, пытаются усилить свое влияние на Кавказе, разбудив здешний многонациональный улей.

Заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов считает, что нынешнее обострение ситуации надо в первую очередь связывать с признанием независимости Абхазии и Южной Осетии.

«Я думаю, что в первую очередь сложившуюся ситуацию надо рассматривать как прямое продолжение признания Абхазии и Южной Осетии. Тем не менее, надо заметить, что идеи определенного размежевания тюркских и черкесских народов имели место и в 90-е годы.

В 91-92-м годах идеи раздела Карачаево-Черкесии и раздела Кабардино-Балкарии уже существовали. В обеих республиках проводились отдельные плебисциты и даже измерения возможных границ, а по Карачаево-Черкесии даже готовилось решение такого рода президентской администрацией, но потом было заморожено. Была попытка в 1996-м году провозгласить Балкарию. Были также события 1999-го года во время выборов в КЧР, которые раскололи карачаевский и черкесский народ.

То есть все эти идеи существовали и раньше. Они возникают периодически, притом по разным причинам. Как общеполитическим, так и очень конкретным, например, отстранение от должности премьер-министра черкеса в Карачаево-Черкесии.

Будет ли реализован проект создания единого черкесского государства? Я думаю, что Москва в этом не заинтересована, потому что за этим прецедентом могут последовать многие другие. Возьмите, например, ситуацию в Дагестане вокруг Ауховского района с его проблемами между чеченцами-акинцами и аварцами, лакцами и чеченцами-акинцами, лакцами и кумыками. Если мы сейчас начнем Северный Кавказ делить заново, то получим еще больше проблем.

Второй момент, который мне кажется очень принципиальным. Если будет создана черкесская республика, не факт, что черкесам там станет лучше жить. Потому что в этом случае появится дополнительный субъект с дополнительными зарплатами для бюрократов, и своя бюрократия будет хороша только тем, что она своя. Но она не будет более транспарентна, чем, скажем, бюрократия Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии или Адыгеи, потому что любая бюрократия всегда действует по законам административного рынка. Поэтому практической целесообразности в реализации этого проекта нет.

Или, допустим, будет образована Балкария? Дальше что? Денег у нее будет больше, чем у Кабардино-Балкарии? Нет. Будут просто свои бюрократы-балкарцы сидеть на руководящих постах. Так они и так в регионах компактного проживания занимают эти посты. Думаю, возвращаться в 90-е годы не имеет смысла.

К тому же любая территория на Кавказе так или иначе спорная. Черкесы считают эту территорию своей, кто-то другой захочет признать ее тоже своей. Поэтому я вижу на практике скорее одни проблемы, чем плюсы», — сказал Сергей Маркедонов в беседе с Caucasustimes.

Тем не менее, похоже, что жажда занять новые должности в первую очередь движет авторами радикальных идей по перекройке кавказской карты. Но в случае их реализации может возникнуть еще одно непреодолимое препятствие. Допустим, будет создано черкесское государство. Кто из адыгов будет им руководить – черкес, адыгеец, кабардинец, абазин, а может, абхаз (а в самых радикальных головах идея присоединения Абхазии к черкесскому государству уже зреет)? Похоже, здесь споров будет не меньше, а может, и больше, чем при дележе власти между карачаевцами и черкесами.

Если к этим проблемам прибавить территориальные претензии, то новые государства образовать будет еще сложнее. Достаточно вспомнить события вокруг празднования 300-летия Канжальской битвы, когда теоретические споры о ее реальности очень быстро переросли в прямое противостояние между балкарцами и кабардинцами. Еще немного, и новая Канжальская битва (уже между кабардинцами и балкарцами) стала бы действительно реальным событием. (Справка о Канжальской битве http://www.regnum.ru/news/1061262.html)

Конечно, с точки зрения ученых, стремление кавказских народов к созданию моноэтнических государств оправдано тем, что в регионах преференции имеет титульная нация. Выступая в СМИ по поводу событий в Южной Осетии, заведующий отделом Кавказа Института этнологии и антропологии РАН Сергей Арутюнов, отвечая на вопрос, кому на Кавказе жить хорошо, заметил:

«В Дагестане хорошо жить аварцам и даргинцам, самым крупным народам. В Кабардино-Балкарии – кабардинцам, в Карачаево-Черкесии – карачаевцам, и так далее. Т.е. титульной национальности. Если она двойная, то та, которая представляет большинство. Всем остальным жить не то чтобы очень плохо — иногда нестерпимо плохо, иногда малость похуже».

При этом ученый подчеркивает, что именно лозунг Гамсахурдия «Грузия для грузин» и привел к нынешним событиям в Южной Осетии.

Пока на Северном Кавказе можно говорить о декоративности подобных лозунгов. Оппозиция, как балкарская, так и черкесская, действует очень неуверенно. Она «отбывает номер», похоже, не веря в реальный успех своих лозунгов. Тем не менее, события в Кабардино-Балкарии, где протестует балкарское меньшинство, и в Карачаево-Черкесии, в которой о притеснении заявляют черкесы, развиваются практически по одному сценарию, написанному не на Кавказе.

Сценаристы предпочитают себя не называть, поэтому об их планах можно только догадываться.

Один из лидеров Совета старейшин балкарского народа Руслан Бабаев сообщил Caucasustimes, что Балкария претендует на паритет в составе Кабардино-Балкарской республики еще с 1922 года.

«Кабардино-Балкария создана из двух равноправных субъектов — Кабарды и Балкарии, по постановлению ВЦИК РСФСР от 16 января 1922 года. Там говорится, что Балкария выделяется со своей территорией из Горской республики и на паритетных началах объединяется с Кабардой. Создаются 4 округа со стороны Кабарды, 4 округа со стороны Балкарии, исполкомы образуются и в Кабарде, и в Балкарии со столицей в городе Нальчике. Каждый исполком избирает на паритетной основе равное количество депутатов. Тем не менее, за всю историю Кабардино-Балкарии никогда балкарец не был первым руководителем республики.

Балкарию фактически обманули. Между прочим, нет ни одного документа, который говорил бы о добровольности присоединения. В 1921 году возможность объединения с Балкарией рассматривал кабардинский обком партии», — говорит Руслан Бабаев. .
Поэтому, считает он, «все разговоры о том, что балкарцы предлагают по живому резать, неуместны», т.к. балкарцы предлагают лишь исполнять принятое в 1922 году (и никем не отмененное) постановление.

Бабаев сообщил, что Совет старейшин балкарского народа «направил республиканской власти резолюцию с требованием о выполнении постановлений 1922 года, и если эти требованию будут проигнорированы до 1 февраля 2009 г., будет ставиться вопрос о самоопределении Балкарии и отделении ее от Кабарды».

По его мнению, для этого в КБР не надо проводить никаких референдумов.

«Для того чтобы закон действовал, какой нужен референдум? Референдумы проводить нам не надо. Нас поддерживают люди на митингах, они нам дали эти права. Мы этот карт-бланш получили», — заявил Бабаев.

Тем не менее, он не исключает возможности укрупнения региона и создания в Северокавказском регионе единого округа «при закреплении в Конституции России понятия культурной автономии».

Следует заметить, что во всех планах по перекройке кавказской карты практически ничего не говорится о судьбе проживающих здесь русских. Их и так становится на Северном Кавказе все меньше и меньше. И, пожалуй, только идея укрупнения региона может остановить этот процесс. Выгодно будет укрупнение и экономически, но решится ли федеральная власть отобрать у местных князьков их кресла и согласятся или они на такое развитие событий – превратиться в культурную автономию? Похоже, что добровольцев не будет.

Как бы то ни было, но лозунг «Разделяй и властвуй», сформулированный задолго до образования российского государства, позволяет России как несколько столетий назад, так и сейчас, сохранять свои позиции на Кавказе. Поэтому любые межнациональные конфликты местного масштаба ей гораздо проще локализовать, чем разговаривать на паритетных началах с новым образованием – будь то «Черкесия от моря и до моря» либо «Великий Карачай». Всегда легче убедить туземцев в том, что в их экономической необустроенности виноват сосед, откусивший слишком большой кусок от общего пирога, чем принимать упреки в свой адрес.

Ибрагим Динаев, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *