В Абхазии появилась Власть и Пресса

СУХУМ, 7 октября, Caucasus Times — В Абхазии продолжаются допросы свидетелей по факту публикации в газете «Нужная» авторского материала, вызвавшего крупный скандал в республике. В резонансной статье речь шла о возможной концепции, предложенной российской стороной для решения имущественных споров между гражданами РФ и абхазскими властями. Скандал вокруг статьи обернулся возбуждением уголовного дела против газеты « Нужная» по статье 280 УК Абхазии – «Призывы к насильственному свержению власти».

Согласно положениям, изложенным в концепции, предлагалось вернуть утраченную в Абхазии недвижимость гражданам России. Автор статьи (неизвестный, подписавшийся псевдонимом) посчитал этот документ небезопасным для государства. В статье анонимный автор обвинил действующую Власть в предательстве национальных интересов. По его мнению, и в администрации президента, и в правительстве Абхазии обсуждалась возможность реального претворения этого документа в жизнь.

Изиду Чаниа, редактора газеты «Нужная», в которой был опубликован материал, теперь уже известный всей Абхазии благодаря громкому скандалу, дважды вызывали в прокуратуру в качестве свидетеля. «Мне предложили назвать имя автора. Но поскольку оглашение имени автора могло сказаться на его дальнейшей карьере, я отказалась назвать его. Тем более, что вина его не доказана», — сказала в интервью Caucasustimes Изида Чаниа.

В Абхазии выступают категорически против обсуждения статуса недвижимости этнических грузин — граждан России, по меньшей мере, пока не будет урегулирован грузино-абхазский конфликт. Концепция же подразумевает возможность возвращения недвижимости всем довоенным собственникам, проживавшим в Абхазии.

Сенсационный «слив информации» вынудил руководство республики расшифровать ситуацию вокруг предлагаемой концепции.

Выяснилось, что премьер-министр Сергей Шамба был вовсе не в курсе дел. Также стало известно, что документ поступил из МИДа России в аппарат президента Абхазии и особо не изучался.

Засветив информацию, источник вынудил официальный Сухум сформулировать политическую позицию по предложению российской стороны. В свою очередь, эта позиция, озвученная премьером С.Шамба и президентом С. Багапшем , вызвала недовольство не только в высоких кругах в Москве, но и в российском экспертном сообществе.

Впрочем, раскрывая скобки в скользком вопросе о восстановлении имущественного права, каждая из сторон должна стремиться найти справедливое и взаимовыгодное решение.

Российскую версию разрешения имущественных споров в Абхазии отвергли с порога.
Руководство Абхазии посчитало оскорблением, выдвинутые в статье обвинения.
А премьер С. Шамба еще в августе намекнул на возможность судебного разбирательства.

Изида Чаниа в данном случае не видит оснований для уголовного преследования автора. Она напомнила о том, что не была проведена соответствующая экспертиза, которая установила бы, что в статье есть призывы к свержению власти. Она не понимает и гнева главы правительства, который, комментируя российский проект концепции, высказался в том же ключе, что и автор статьи, заявив, что в первоначальном виде она несет угрозу безопасности республики.

Это не первый случай, когда абхазские власти подвергают правовой экзекуции местные СМИ.
В прошлом году генпрокуратура возбудила аналогичное уголовное дело в отношении независимого журналиста Антона Кривенюка, который опубликовал на сайте Кавказского узла, статью, где речь шла о «распиле» денег, предназначенных для восстановления железной дороги в Абхазии.
В последнее время журналисты Абхазии — частые гости в генеральной прокуратуре. Процессы, имеющие отношение к Масс-Медиа, повторяются с завидной регулярностью. Так, до стартующего в настоящее время процесса над газетой «Нужная», было «дело Арутюнова». Редактор популярной газеты «Новый день», Сергей Арутюнов не оказался на скамье подсудимых, но сумма иска «за моральный ущерб», предъявленная ему, составила пятьсот тысяч рублей, что чрезвычайно существенно для любого абхазского журналиста.
В случае Арутюнова истцом был депутат парламента Павел Лещук, который вспомнил обидную для него статью в газете, опубликованную еще в 2007 году. В этом случае все обошлось мировым соглашением: Арутюнов опубликовал опровержение в своей газете.

Журналистов в прокуратуру вызывают и по другим поводам. Например, для дачи показаний по событиям, которые они освещали в своих СМИ. Например, нескольких журналистов допрашивали по событиям в Парламенте Абхазии, имевшим место в 2009 году, когда часть митингующих перед зданием Народного Собрания в знак протеста против выдачи гражданства населению Гальского района, ворвалась внутрь и устроила словесные разборки с депутатами. Тогда генпрокуратура раскручивала ныне затухшее уголовное дело о беспорядках, учиненных толпой.

Из комментариев высших должностных лиц относительно процессов с участием СМИ и журналистов становится ясно, что они считают подобные процессы широкой демонстрацией демократических прав. «Власть должна защищаться от огульной критики, но делать это цивилизованно», — таков их аргумент.

Действительно, судебные процессы по журналистам – это шаг вперед по сравнению с теми временами, когда статьи в СМИ становились причинами для откровенных угроз или насильственного вывоза на пустыри для разборок с глазу на глаз.

Времена, когда независимая пресса, и прежде всего, ее печатный сегмент дружили с Властями, ушли в прошлое.

Более того, у высоких чиновников в журналистской среде есть свои персоны нон-грата. Например, на последней пресс-конференции С. Багапша в списке участников не оказалось редактора газеты «Чегемская Правда», Инала Хашига, его попросту не допустили на мероприятие.

Виталий Шария, редактор другой газеты, «Эхо Абхазии», написал после этой пресс-конференции с удивлением, что глава государства обращался к журналистам тоном обиженного на них человека.

Президент давно считает, что Пресса ведет против него целенаправленную кампанию по дискредитации.

В абхазских Масс-Медиа надеялись, что Сергей Шамба, возглавив правительство, сделает власть более открытой и транспорентной. Шамба всегда был открыт для Прессы и поддерживал со многими журналистами хорошие отношения. Он пообещал сделать заседания правительства открытыми не только для государственных, но и для независимых и оппозиционных СМИ. Также он посулил решить проблему вещания для частного альтернативного телеканала «Абаза», который не может обеспечить себе информационное покрытие всей территории страны. «Абаза», учредителем которой является оппозиционный политик Беслан Бутба, не может сегодня получить лицензию на вещание по всей территории Абхазии и вещает в настоящий момент только на Сухум и его окрестности.

Заседания правительства и принятие важнейших решений на уровне верхнего эшелона Власти так и остались недоступными для освещения негосударственными СМИ. Вместо этого, после каждого заседания организованы брифинги для журналистов, которые поджидают министров в коридоре. И «Абаза» по-прежнему не вещает на всю Абхазию.

Независимые Масс-Медиа – это один из козырей, которые демонстрируются международному сообществу в качестве аргумента о состоятельности Абхазии как демократического государства.

Но наличие свободных СМИ и открытой публичной критики в адрес Властей — не их заслуга. Возможно, всё наоборот.

Независимая от точки зрения Власти Пресса – результат сложившейся политической культуры общества, а не заданная кем- то координата по демократизации страны.

Антон Кривенюк, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *