Уроки октября

Прага, 13 октября, Caucasus Times – Прошло четыре года с того дня, когда группа вооруженных людей напала на спящий северокавказский город.

13 октября 2005 года, в самой спокойной северокавказской республике, когда утром ни о чем не подозревавшие жители Нальчика начали наполнять безмятежный город своей будничной суетой, вооруженные люди с криками «Аллаху-Акбар» приступили к захвату зданий, в которых располагались республиканские и федеральные силовые структуры
В ходе нападения погибли 15 мирных граждан, 35 сотрудников правоохранительных органов и 92 нападавших, или объявленные таковыми. Потерпевшими и гражданскими истцами по делу признаны 440 человек, свидетелями — более 1500 человек. Материалы дела составляют более 1300 томов.

Вот уже четвертый год длится судебный процесс над 58 обвиняемыми в нападении на объекты силовых структур Кабардино-Балкарии. Часть подсудимых признали вину только по одной статье 222 УК РФ — ношение и хранение оружия. Большинство же вину не признают. Суд присяжных значительно осложнил работу суда, так как последние в ряде случаев проявляли сочувствие подсудимым. За эти четыре года, которые подсудимые провели в СИЗО, многие из них заразились туберкулезом и гепатитом. Судебный процесс по делу 13 октября, безусловно, войдет в историю юстиции новой России как один из самых долгих и сложных процессов.

Сложность процесса заключается в том, что в ходе следствия обвинением было допущено множество ошибок. Вина некоторых из обвиняемых не доказуема.
Но речь в данной статье пойдет не о правах подсудимых, а о том, почему и сегодня молодые люди в Кабардино-Балкарии, видевшие ужасы двухдневной войны, продолжают пополнять ряды экстремистов.

Трудно себе представить, что молодые люди, подрывающие и обстреливающие милицейский патруль, не пришли из «далекого» края, что они родились и учились здесь, где сегодня со звериным ревом убивают своих сограждан, соседей, а может быть и родственников.
Анализ материалов следствия по делу 13 октября наглядно демонстрирует, что подавляющее большинство тех, кто напал на силовые структуры Кабардино-Балкарии 13 октября, ни разу не вступали в конфликт с правоохранительными органами. Ни разу не доставлялись в милицию братья Токмаковы, бывший сотрудник МЧС Мухарби Карданов, Анатолий Туков, Сосруко Апшацев — амир группы, совершившей нападение на 3 ОВД, Мурат Макоев, Мурат Хакулов, Алим Хавжоков, Азамат Кунижев, Хасби Пшибиев и другие…

Более того, согласно материалам следствия среди нападавших на город были и такие, которые вполне благополучно существовали далеко за пределами республики, и не только ни в чем не нуждались, но и вели более, чем успешный бизнес. К ним можно отнести приехавшим из Москвы специально для участия в джихаде братьев Баговых, Залим Улимбашева, Аслана Тхамокова.

Что двигало ими и еще десятком молодых людей, которые жили вдалеке от республики, но приняли участие в «священной войне»?

Считать что духовный поиск молодых мусульман, приведший их, в конечном счете, к убеждению в необходимости вооруженной борьбы, объясняется исключительно социальным неблагополучием и репрессиями — значит соскальзывать в привычное пространство тезиса «среда заела», провозглашаемого различными социальными теориями. Опыт революционных и террористических движений показывает, что почву для экстремальных потрясений готовят отнюдь не выходцы из наиболее угнетенных и беднейших слоев населения. Совсем напротив. Революционную идеологию формируют образованные люди, которые способны выстроить отвечающую требованиям времени и обстоятельств теорию. Территория бывшего СССР не оказалась исключением. Национальные или исламские мятежи здесь возглавили или направляли представители еще советской интеллигенции, которые после распада советской империи очень быстро оказались фанатичными приверженцами новых религиозных или сепаратистских доктрин.

Таким образом, подпольное исламское движение на Северном Кавказе невозможно устранить посредством решения исключительно социальных проблем. Даже в богатых европейских странах их не удается решить в той степени, чтобы представители беднейших слоев общества осознали собственную бедность, как неизбежный и необходимый элемент системы. Надо отдавать себе отчет в том, что процессы, идущие на Северном Кавказе, аналогичны тем, которые интенсивно и пугающе развиваются сегодня во всем остальном мире. Я говорю об исламской революции, ценности которой пришли на смену ценностям леворадикальной коммунистической идеологии. Уже много писалось о близости двух этих систем, несмотря на то, что исламизм, будучи, по сути, рациональной уравнительной социальной идеологией, претендует на роль религиозной доктрины.

Однозначного подхода к решению проблемы нет. Но, говоря о духовном поиске, мы должны констатировать, что духовная несвобода, отсутствие возможности легального диалога порождают системное вооруженное сопротивление. Запад, несмотря на то, что он объявлен лидерами мирового Джихада «обителью зла», сталкивается лишь со спорадическими терактами. Демократия в значительное мере гасит потенциал вооруженной борьбы за счет того, что радикальные мусульмане имеют возможность открыто высказывать свои претензии западному миру и надеяться на реализацию ее политических целей законными средствами.
А пока в России будет продолжаться моральное насилие, которое вынуждены переживать представители северокавказских этносов, нельзя исключать возможности повторения событий аналогичных Нальчику.

Ислам Текушев, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *