Убийство в Чечне: «своим — все, остальным – по закону»

ГРОЗНЫЙ, 1 декабря, Caucasus Times. Кадыровского чиновника, занимающего должность префекта Шалинского района и приходящегося близким родственником главы республики по материнской линии, считают виновником автоаварии, в которой погибла семья, включая беременную женщину. Однако несмотря на многочисленных свидетелей, власти «назначили» виновником этого страшного ДТП другого человека.

 

Ночью 4 декабря в Грозном при столкновении автомобилей «Мерседес» и «Жигули» седьмой модели погибли молодая женщина и ее дочь трех лет. Находившийся за рулем автомобиля глава семьи был госпитализирован с тяжелыми травмами и через день скончался в реанимации. 5 декабря в соцсетях распространились фото с места аварии, с искореженными «Жигулями» и разбитым «Мерседесом». Тогда же распространилась информация о том, что виновником ДТП стал водитель иномарки, двоюродный брат Рамзана Кадырова, занимающий должность префекта Шалинского района Турпал-Али Ибрагимов, известный по кличке «Быстрый». Как мрачно шутили пользователи сетей, чиновник в полной мере оправдал данное ему прозвище.

 

Главный вопрос, который беспокоил жителей Чечни, бурно обсуждавших ДТП с участием родственника Кадырова, состоял в ом, удастся ли последнему избежать наказания, учитывая, что его вина очевидна.

 

Тем более, что немногим ранее в ходе совещания со своими подчиненными Рамзан Кадыров громогласно заявил, что любой чиновник, допустивший нарушения правил дорожного движения, вне зависимо от занимаемой должности или звания, будет немедленно уволен, а также рассказал о том, что ожидает не будет ли нарушителем кто-либо из его родственников, дабы продемонстрировать народу — «шутить не будем».

 

А как власть умеет наказывать виновных, в Чечне очень даже хорошо знают. В ноябре прошлого года, после того, как по вине пьяного водителя в Грозном также погибли несколько человек, включая и самого виновника аварии, его близкие родственники (более 30 человек), были просто изгнаны из Чечни.

 

В Чечне резонно полагали, что чиновник хотя бы будет уволен с должности и привлечен к ответственности, но ожидания людей не оправдались. Власти несколько дней хранили глубокое молчание, даже сообщение об этом ДТП была размещена на сайте МВД Чечни только 6 декабря, то есть спустя полторы суток после случившегося, а еще через день вдруг объявили, что за рулем «Мерседеса» находился не сам «Быстрый», а его троюродный брат. Следовательно, кадыровский родственник ни в чем не виноват, а виновен уже его родственник. Правда, на каком основании родственник кадыровского родственника носился по городу на автомобиле чиновника, да еще в сопровождении его охраны, народу объяснить не удосужились.

 

Вместе с тем, очевидцы автоаварии однозначно утверждают, что за рулем «Мерседеса» находился именно глава Шалинского района, а не кто-либо другой. Рассказывают также и о том, как охрана чиновника запрещала производить видео и фотосъемку на месте ЧП, и даже изымала у очевидцев мобильные телефоны, чтобы стереть записи или фото. Тем не менее, несколько фотографий все же просочились в сеть, и произошедшее вызвало в Чечне огромный общественный резонанс. Оптимисты выражали надежду на то, что Кадыров накажет своего родственника, пессимисты считали такое невозможным, и они оказались правы. Власть, на ее взгляд, нашла изящный выход из сложившейся непростой ситуации, переложив ответственность за случившееся на другого человека.

 

Впрочем, такая практика уже имела место зимой 2016 года, когда другой кадыровский чиновник, занимавший тогда должность префекта Гудермесского района —  Заур Хизриев, устроил смертельное ДТП в столице Дагестана – Махачкале. Тогда погибли мужчина и женщина из числа местных жителей. Камеры видеонаблюдения зафиксировали, как после аварии находившийся за рулем иномарки пересел в другой автомобиль, а его место занял кто-то из охранников. Позднее префект опроверг свое участие в этой аварии, заявив, что уже больше года не бывал в Дагестане.

 

Говоря о смертельной аварии в Грозном, унесшей жизни уже четырех человек (погибшая женщина, как утверждается была беременной), жители Чечни отмечают то обстоятельство, что кадыровские чиновники, и, тем более люди из его ближайшего окружения, превратились в касту неприкасаемых. Серьезное наказание ждет их только в том случае, если они вызовут серьезное недовольство одного человека — Рамзана Кадырова. Все остальное им просто сходит с рук.

 

За причинение смерти двум и более лицам, как отмечают местные юристы, Уголовный Кодекс Российской Федерации предусматривает до семи лет лишения свободы. По нормам чеченского обычного права – адатов, которые все еще негласно действуют в регионе, это как минимум повод для объявления кровной мести. Причем, за одну убитую женщину потерпевшая сторона имеет право убить двух мужчин из рода убийцы. Но в данном конкретном случае, кадыровский чиновник. Автор данного материала не призывает к такого рода мерам, напротив, осуждает их, но исходя из того, что власти избирательно применяют адаты в отношении своих оппонентов, все же имеет смысл напомнит он них.

 

Уголовное преследование ему не грозит, так как виновником объявлен другой человек. Вопрос кровной мести тоже уже улажен. Семью погибших в селе Джалка Гудермесского района, на следующий же день посетила представительная делегация кадыровских чиновников и мулл, и достигла соответствующего соглашения. Это вопрос «по-кадыровски», как говорят знающие люди, обычно решается методом кнута и пряника: или вы соглашаетесь на компенсацию в денежном выражении (возможно также с трудоустройством отдельных членов потерпевшей семьи), или ждите проблем. Обычно все выбирают первый вариант.

 

Впрочем, особого выбора у людей нет. Чеченские власти в своих действиях следуют известному выражению, которые одни приписывают итальянскому дуче Бенито Муссолини, а другие – испанскому каудильо Франсиско Франко: «Своим — все, остальным – по закону». Нынешняя ситуация в Чечне как нельзя лучше подходит под такое сравнение.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *