Убийство дипломата в контексте усиления российского геополитического влияния на Южном Кавказе

ПРАГА, 24 сентября, Caucasus Times. Российские СМИ заявили о задержании в Аджарии (Грузия) подозреваемого в убийстве российского дипломата в Абхазии. Им оказался Юсуп Лакаев, чеченец по национальности. По версии российских силовых структур, Лакаев действовал по заданию лидера Имарата Кавказ Доку Умарова. Так в деле об убийстве российского дипломата в Абхазии появился северокавказский след.

Арест подозреваемого в убийстве российского дипломата, как оказалось, связанного с северокавказским подпольем, укладывается в создаваемый последнее время вокруг Абхазии имидж » неконтролируемой территории», где так же, как и на Северном Кавказе, терроризм угрожает российским гражданам, а локальные силовые структуры не в состоянии обеспечить элементарную безопасность.

По мере приближения даты начала Зимних Олимпийских Игр в Сочи в 2014 году, вопрос обеспечения безопасности приобретает особую актуальность, а след, прочерченный северокавказским исламистским подпольем в Абхазии, ставит независимую республику в один информационный ряд с такими российскими северокавказскими регионами, как Кабардино-Балкария, Ингушетия, Чечня и Дагестан по уровню непредсказуемости угроз.

Географическая близость Республики Абхазия с местом проведения Зимних Олимпийских Игр в Сочи значительно активизировала интерес к Абхазии со стороны различных международных игроков, использующих разные формальные поводы для усиления своего влияния в кавказском регионе. Что касается России- главного игрока на кавказской площадке — самым удобным предлогом для фиксации своих интересов и усиления военного присутствия на Южном Кавказе является исламистский фактор. Более того, Россия, интегрируясь в мировую цивилизацию, научилась играть по новым правилам, которые диктует глобальная геополитика. Переформатирование чеченского конфликта — из этнического в исламистский- позволило России одержать вверх в информационной войне. После захвата школы в Беслане в 2003 году России удалось убедить европейские страны в том, что она имеет дело на Кавказе не с ополченцами, борющимися за право народа на самоопределение, а с террористами, имеющими связь с международными террористическими ячейками на Ближнем Востоке. Созданный в 2007 году Доку Умаровым Имарат Кавказ закрепил официальный кремлевский штамп.

Убийство российского дипломата представителем Северокавказского подполья, согласно военной доктрине России, дает последней право на превентивный удар по приграничным территориям соседних постсоветских государств в случае прямой террористической угрозы. Об этом еще в 2005 году заявил тогдашний министр России Сергей Иванов. Безусловно, что здравомыслящая Россия не собирается разворачивать военные действия в Грузии. Несомненно, и то, что убийство российского дипломата уже завтра повлечет за собой ужесточение пропускного режима на грузино-абхазской границе. А в будущем может использоваться и для более жестких мер в отношении оппонентов-игроков на международной арене.

Россия ранее неоднократно обвиняла Грузию в укрывательстве северокавказских боевиков. В 2012 году Российское государство впервые заявило о террористической угрозе Олимпийским Играм, исходящей от соседней Грузии, чьи спецслужбы пытаются сорвать событие международного масштаба, оказывая противозаконную поддержку Северокавказскому подполью.

Так, в 2012 году в канун встречи Владимира Путина с президентом Абхазии Национальный антитеррористический комитет (НАК) ошеломил абхазскую общественность известием о раскрытии подпольной террористической сети абхазских ваххабитов, которые под руководством Доку Умарова и при поддержке грузинских спецслужб планировали серию терактов в Сочи накануне Олимпиады.
После этих заявлений в Абхазии прокатилась волна убийств местных мусульманских авторитетов. Следствие так и не установило, что стояло за этим и кто совершил эти преступления. Абхазская общественность отнеслась к этим событиям с пугающей легкостью, приняв официальные объяснения об угрозе терроризма за «чистую монету».

Задержание подозреваемого в убийстве российского дипломата на территории Грузии, чья вина еще не доказана, является еще одним фрагментом, призванным создать в глазах мировой общественности единую картину глобальной террористической угрозы, исходящей от международного террористического подполья, действующего на Кавказе. Вероятность же угрозы Зимним Олимпийским Играм в Сочи, ожидаемой всем мировым сообществом, придает вопросу обеспечения безопасности и особый накал, и особое звучание.

К тому же, в свете чудовищного террористического акта, имевшего место в Бостоне, и приведшего американских следователей прямиком в Дагестан, проявившийся теперь уже в Грузии северокавказский след, выглядит более чем реалистично.

Наконец, недавний призыв Доку Умарова сорвать Олимпиаду представляет собой еще один фрагмент, играющий исключительно на геополитические интересы Москвы в регионе. Ведь очевидно, что возможности Северокавказского подполья ограничены для совершения крупных терактов, особенно во время проведения таких масштабных мероприятий, как Олимпиада. Россией, безусловно, будут предприняты беспрецедентные меры по обеспечению безопасности Олимпиады в Сочи, учитывая колоссальное значение Олимпиады как стержневой идеи для продвижения положительного имиджа страны на международной арене.

Парадокс ситуации заключается в том, что страхи вокруг Олимпиады нагнетаются разными игроками, включая и саму Россию. Однако, какие бы цели не ставили перед собой оппоненты России, на практике получается, что от этих многоходовых комбинаций Россия только выигрывает. И уж точно в этом раунде интересов Россия выиграла основное преимущество: военное присутствие на Южном Кавказе, как основную гарантию незыблемого права быть хозяином.

Мурат Карданов, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *