Точка невозврата Доку Умарова или Кавказ — территория джихада

ПРАГА, 6 августа, Caucasus Tmes – Несостоявшаяся смена руководства Имарата Кавказ по сути ничего не меняет. Провозгласив виртуальное исламское государство в 2007 году, и водрузив над сепаратистским движением зеленое знамя джихада, Доку Умаров окончательно отрезал сопротивление от западного мира и от идей национальной освободительной борьбы. С этого самого момента наступила точка невозврата как для самого Умарова, так и для идеи национального самоопределения.

Сейчас у Запада чеченцы не найдут даже сочувствия, не говоря о какой-либо поддержке даже на уровне НПО. Это значит, что все дальнейшие боевые действия на Северном Кавказе будут направлены против всего, что противоречит законом шариата. Данный факт сам по себе неминуемо расширяет географию боевых действий от Чечни до Краснодарского края, противопоставляя представителей двух ведущих конфессий на Северном Кавказе — мусульман с одной стороны и христиан с другой.
Следовательно, события, которые будут происходить в точках соприкосновения понятий Россия и Кавказ, будут пропускаться через религиозную призму.

Усиливающееся влияние православие только будет способствовать усилению антиисламских, а значит и антикавказских настроений в российском обществе, что в свою очередь будет повышать градус нетерпимости к русскому населению на Северном Кавказе. Все эти тенденции не в пользу России. Но, увы, они имеют место быть.

Сегодня в формальной обстановке силовики на Северном Кавказе признают, что подполье тактически опережает правоохранительные органы. Это значительно уменьшает шансы силовиков предотвращать теракты. Свидетельство тому теракты в московском метро, в Ставрополье и Кабардино-Балкарии.

Выбор Краснодарского и Ставропольского краев как приоритетных для терактов и диверсий регионов далеко не случаен. Дон и Ставрополье, форпостные зоны православия на мусульманском Кавказе. Так сложилось еще при царизме. Здесь накоплен значительный конфликтный потенциал между казачьими поселениями и местными кавказскими народами.

Прогноз силовиков не утешителен. Практически все с кем мне удалось поговорить, не видят на Кавказе силы, которая могла бы сегодня противостоять моджахедам.
Успех последних основывается на двух китах: это твердая идеология, объясняющая суть борьбы и сетевой принцип построения отношений между боевыми ячейками Имарата Кавказ.

Имарат Кавказ является сетевой организацией, состоящей из самостоятельных ячеек — джамаатов, звенья, которые сами лесные братья называют секторами (кабардино-балкарский, карачаевский, дагестанский, ингушский). Сектора состоят из джамаатов.

Все эти единицы действуют автономно и лишь формально подчиняется центру – так называемому амиру (Доку Умарову). Именно поэтому смена руководства виртуального государства не способна кардинально повлиять на ход партизанской войны в регионе. Каждым сектором управляет свой региональный амир. В случае гибели последнего его место занимает другой член джамаата. Так, например подполье в Дагестане, Ингушетии или Кабардино-Балкарии самостоятельно разрабатывает и проводит диверсии и террористические акты против силовиков и представителей власти. При этом операции на местах только в отдельных случаях согласуются с центром. Это позволяет подполью избежать утечки информации, а также сохранить инкогнито членов джамаатов, ведущих мирный образ жизни и живущих среди мирного населения.

В этой простой системе отношений и кроется секрет жизнеспособности Имарата Кавказ. Это система ведения партизанской войны, заимствованная у ближневосточных коллег, после гибели президента Ичкерии Абдул-Халим Сайдуллаева, была внедрена именно Доку Умаровым.

Создание Кавказского Имарата было единственной возможностью сохранить сопротивление на Северном Кавказе. Дрейф в сторону исламистской доктрины начался еще при Масхадове, но именно Доку Умаров открыл исламский фронт на Северном Кавказе, влившись в мировое джихадистское движение.

Имарат Кавказ относит себя к мировому джихадистскому движению. Первичная цель данной организации – создание кавказского халифата от Каспийского моря до Абхазии. Вторичная цель – окончательная победа мусульман над неверными.
Джихадистская доктрина не просто сохранила факт войны на Кавказе, но и позволила вовлечь в военный конфликт представителей других северокавказских этносов – кабардинцев, балкарцев, ингушей, аварцев.

У этих людей свои личностные мотивы, но общая цель — победа над неверными и установление законов Аллаха на Кавказе. Региональная власть, по их мнению, служит шайтану – в данном случае неверной России. Поэтому российский Кавказ, как они считают, до победного конца должен стать территорией джихада.
До сих пор джихадизация войны на Кавказе устраивала Россию, так как борьба с терроризмом оправдывала насилие, с помощью которого Кремль сломил чеченское сопротивление.

Однако сегодня и для России настала точка невозврата на Северном Кавказе, так как процесс джихадизации войны распространился далеко за пределы Чечни, да и Северного Кавказа в целом.

Ислам Текушев, главный редактор Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *