Тюрки и адыги: от взаимных обид к разделению

КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИЯ, 26 мая, Caucasus Times – Убийство политического деятеля в Карачаево-Черкесии реанимировало взаимные обиды двух этносов на Северном Кавказе – адыгов с одной стороны и карачаевцев и балкарцев с другой.

12 мая 2010 года около 18 часов по московскому времени, в столице Карачаево-Черкесской Республики городе Черкесске, практически в самом центре города, на проспекте Ленина, был убит черкес по национальности Шебзухов Фраль Зуль-Карнеевич.

Данное убийство сразу приобрело политическую окраску, так как Фраль Шебзухов являлся не только Советником Президента Карачаево-Черкесской Республики (КЧР), но и главным претендентом на вакантную должность председателя правительства Карачаево-Черкесии.

Данная вакансия образовалась после недавнего «апрельского» визита полпреда президента РФ в СКФО Александра Хлопонина в Карачаево-Черкесию, который «порекомендовал» Президенту КЧР Борису Эбзееву сменить премьера КЧР и назначить нового из числа представителей «черкесской национальности».

Конфликт между карачаевцами и адыгами носит скрытый характер и уходит корнями в 1943 год. Именно тогда по приказу Сталина из Северного Кавказа в Среднюю Азию были депортированы целые народы. Среди них чеченцы, ингуши, ногайцы и собственно карачаевцы и балкарцы.

На земли, которые занимали депортированные народы, власть расселила казаков, армян, курдов, а также другие этносы, проживающие в то время на Северном Кавказе. Лишь горные аулы продолжали пустовать, напоминая об одно из величайших трагедий 20 века.

Спустя много лет именно сталинская депортация легла в основу претензий этих народов к России, преемнице Советского союза.

.
В 1957 году, после политической амнистии изгнанным народам было позволено вернуться на родину. Подавляющее большинство карачаевцев, балкарцев, ингушей и чеченцев так и не смогли вернуться в свои дома. К тому времени в них уже выросли целые поколения.
И лишь в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии оставленные насильственно переселенными аулы ожидали своих хозяев. Балкарцы и карачаевцы вернулись в дома своих предков. Однако 13 лет депортации отбросила эти народы в своём развитии на много десятилетий назад. К тому же все ключевые посты в автономиях заняли кабардинцы в Кабардино-Балкарии и черкесы в Карачаево-Черкесии.

С этого момента между двумя народами началась борьба за сферы валяния, которые после развала Советского союза чуть не привели к вооруженному конфликту.

За годы Советской власти карачаевцы смогли вернуть себе политические позиции в республике. Во многом это произошло из-за многочисленности карачаевского этноса по отношению к черкесам. В Кабардино-Баларии большинство – кабардинцы, сегодня продолжают занимать все ключевые посты.

Эти пропорции и определяют сегодня обиды тюрков и адыгов друг к другу. В Карачаево-Черкесии ущемляют права черкесов, близких кабардинцам, а в Кабардино-Балкарии ущемляются права балкарцев, близких к карачаевцам. Так, по крайней мере, считают черкесы в КЧР и балкарцы в КБР.

Со времен развала СССР и образования постсоветских республик в составе России межэтническое согласие в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии достигается путем распределения портфелей.

Так, если президентом Кабардино-Балкарии всегда должен быть кабардинец, то президентом Карачаево -Черкессии должен быть карачаевец. И соответственно председателем правительства, т. е вторым лицом должен быть представитель второй титульной нации. В Кабардино-Балкарии вторая титульная нация – это балкарцы, а в Карачаево-Черкесии – черкесы.

Все эти постсоветские годы принцип паритетности соблюдался главами обеих регионов и лишь в 2008 году с приходом нового главы Карачаево-Черкесии (КЧР) этот принцип был нарушен. Новый президент КЧР Борис Эбзеев назначил председателем правительства грека. Это вызвало недовольство среди черкесской общественности не только в КЧР но и в Кабардино-Балкарии, Адыгеи и даже в Турции, где черкесская диаспора является второй по численности после курдской. Именно зарубежный интерес к черкесскому вопросу и обеспокоил нового главу Северного Кавказа Александра Хлапонина.

Сегодня взаимные обиды тюрков (карачаевцев и балкарцев) к адыгам (черкесам и кабардинцам) и адыгов к тюркам не представляют потенциальной угрозы для стабильности на Северном Кавказе. Лозунги, об отделении озвучиваемые отдельными общественными деятелями в КБР и КЧР не разделяет значительное большинство.

Но само по себе наличие государственности у северокавказских субъектов повышает градус напряженности в республиках, так как отвественность за все социальные и экономические проблемы ложиться именно на региональные власти, имеющие четкий этнически окрас.

Мадина Гучапшева, Черкесск, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *