Свобода слова с южным колоритом

КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ, 25 марта, Caucasus Times — В 2005 г., сразу после своего избрания на должность президента Кабардино-Балкарии, Арсен Каноков выступил с программным заявлением о необходимости демократизации общества. Много говорилось о борьбе с коррупцией, кумовством, некомпетентностью чиновников. Президент заявил о намерении привлечь в республики крупные инвестиции, в том числе и зарубежные. При этом одной из главных составляющих этого процесса он назвал свободу слова, что было почти революцией для фактически феодальной республики.

В искренности этих заявлений никто не сомневался. И республиканские СМИ, давно жаждущие хотя бы части той свободы, которую пообещал президент, набрали в грудь побольше воздуха перед рывком в демократию. Но их старт был вскоре признан фальстартом. Всех опять пригласили к началу дистанции, а главный забег все откладывался и откладывался. Вернуться в феодализм было уже невозможно — не вязался он с имиджем современного руководителя-демократа, но свобода слова становилась все более формальной.

Как президент новой формации, Каноков говорил о необходимости критики власти, но сам весьма болезненно реагировал на любую критику.

Конечно, пристальное внимание к Кабардино-Балкарии со стороны прессы было вызвано не только долгожданной сменой режима, но и событиями, последовавшими вскоре за его назначением. Около сотни боевиков в течение двух октябрьских дней 2005 года поставили под вопрос все, что было в радужных планах президента и его команды. По крайней мере, об инвестициях можно было надолго забыть, а это означало, что никаких серьезных подвижек в социально-экономической жизни республики тоже не предвидится. Самые нетерпеливые московские СМИ вскоре стали обвинять президента в бездействии, а также в ущемлении национальных интересов и кабардинцев, и балкарцев, и русских. И тогда власть решила, что именно пресса является главным виновником всех неудач.

Уже в апреле 2006 г. на одном из заседаний Каноков заявил: «Дошло до прямых обвинений власти республики в чуть ли не насильственных притеснениях балкарского народа. С другой стороны, абсолютно беспочвенно опять зазвучала тема геноцида адыгского народа. И все это выплескивается на страницы известных московских газет». Президент заметил, что власти надо срочно «научиться оперативно реагировать на подобные выпады, действуя на опережение».

Каноков крайне резко отозвался о творчестве журналистов Политковской и Латыниной.
«До этого они раскачивали ситуацию в Ингушетии, такая же задача, которая оплачивается, им сегодня поставлена в Кабардино-Балкарии. Им не хватает ни Чечни, ни Дагестана». Он пообещал обратиться в суд с исками к тем изданиям, которые публикуют клеветнические сведения в отношении республики. «По существу, на Юге Россию объявлена информационная война. Кому-то уж очень не хочется, чтобы здесь были стабильные регионы», — добавил тогда он.

В июле этого же года глава Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия Борис Боярсков, прибывший в Нальчик с деловым визитом, несколько остудил пыл местных борцов со свободой слова, заметив, что не видит в публикациях Политковской и Латыниной нарушения законодательства.

Самое любопытное, что обвинения в адрес этих журналистов прозвучали из уст их коллеги, руководителя ГТРК «Каббалктелерадио» Руслана Жанимова, который утверждал: «Всем нам ясно, что под лозунгом свободы слова отдельные центральные СМИ чрезмерно увлекаются жизнью субъектов. При этом идет сплошная фальсификация, которая ведет к дестабилизации обстановки в данном регионе. Например, «Новая газета», Латынина, Политковская. Они стали специалистами первой гильдии по Северному Кавказу. И когда читаешь их статьи, на первый взгляд, кажется, что они искренне переживают за нас. Но идет сплошна фальсификация, действительно дестабилизирующая обстановку с помощью противопоставления эклектично собранных эпизодов нашей жизни. Вывод сам по себе напрашивается: это заказные статьи с целью дестабилизации обстановки в регионе. Кто только сегодня не упражняется на Северном Кавказе! И у читателя вырабатывается психология, как будто мы круглые сутки только уничтожаем друг друга. Неужели Латынину и Политковскую никто не может остановить? При этом в публикациях присутствует менторский тон, поглядывание на нас сверху как на ничего не понимающих туземцев. Это оскорбление не власти, а целых народов. Здесь должны быть какие-то усилия с вашей стороны, люди читают и возмущаются», — сказал Жанимов.

Как функционер с большим коммунистическим стажем, руководитель кабардино-балкарской телекомпании четко уловил настроение новой власти: она готова к критике только теоретически. И эта болезнь местной демократии только прогрессирует.

При этом и президент, и чиновники пониже все чаще стали понимать свободу слова как возможность, в том числе и в присутствии прессы, говорить все, что им придет в голову. Однако о корректности высказываний никто особо не беспокоится. Весь удар принимает на себя пресс-служба, в задачи которой входит быстро дезавуировать этот поток политического сознания.

Уже в 2007 г. на встрече с молодежью республики президент опять нелестно отзывается о СМИ: мол, с журналистскими кадрами у нас проблема, они только критиковать могут. Ну, ничего, успокаивает он себя и своих собеседников, скоро мы подготовим новых специалистов.

Сегодня в республике выходит пять правительственных газет, которые больше не помышляют о недавно обещанной свободе слова. Единственно независимое издание (да и то относительно независимое) – это «Газета Юга». Достаточно консервативная и умеренная, она за два последних года стала в глазах общественности чуть ли не главным рупором диссидентства. Любопытно, что на многие свои совещания чиновники приносят именно эту газету и живо обсуждают между собой ее публикации. Но официально газета признана вредной. Особенно болезненно власти реагировали на нее во время выборов, т.к. газета, поддерживая свой имидж оппозиционной прессы, не прославляла «Единую Россию». Постепенно журналистов «Газеты Юга» стали вычеркивать из различных аккредитационных списков, считая это самым большим наказанием для неугодного издания.

Прямой эфир на местном радио, который вел строптивый журналист Пачев, решивший бороться с коррупцией, был закрыт после того, как он рассказал слушателям совсем не смешной анекдот про президента Канокова. И дело было, конечно, не в качестве анекдота.

Говорить об электронных СМИ республики, представленных несколькими телевизионными каналами, практически нечего. Все они производят новости, из которых мало что можно почерпнуть, и этнографические материалы, призванные возрождать культуру коренных народов.

Главный аргумент власти, перекрывающей кислород СМИ, звучит примерно так: вы пишете только о взрывах, а они отпугивают потенциальных инвесторов. Наивность этих рассуждений, конечно, очевидна. В век Интернета ничего скрыть, тем более от людей, рискующих собственными деньгами, нельзя. Да и дело, скорее всего, не в этом. Если следовать марксисткой теории, то ничего удивительного нет в том, что феодальное бытие определяет феодальное сознание, пусть и с капиталистическим лицом.

Вспоминая иногда свои программные речи двухлетней давности, Каноков опять говорит о важности критики. Но, тут же поправляется он, при этом все положительное останется за бортом. «В этом не чиновники виноваты, это жанр у СМИ такой», — считает он.

Не так давно Каноков пообещал, что в корне поменяет ситуацию, заявив, тем не менее, что окриком со СМИ эту проблему не решить. «Надо с ними системно работать, надо говорить, договариваться», — заявил он.
Но удастся ли договориться со всеми?

Валерий Хаиров, Нальчик, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *