«Сухум»: молчание ягнят

СУХУМ, 15 июля, Caucasus Times — В Сухум прилетел министр обороны России Анатолий Сердюков. В столице Абхазии он попытался разрулить одну из самых конфликтных ситуаций в отношениях между Москвой и Сухумом — вопрос вокруг военного санатория «Сухум».
Сегодня военный санаторий и свыше тысячи его сотрудников находятся в центре имущественного скандала, сторонами которого являются министерство обороны России и власти Абхазии. Впрочем, если бы не протесты оставшихся без работы людей, то Сухум и Москва давно нашли бы общий язык.

Ранее около пятисот сотрудников санатория вышли на улицу и перекрыли движение по одной из центральных магистралей Сухума. Таким образом, люди, которые в течение многих лет кормили свои семьи за счет этой работы, пытаются добиться справедливости. Все они, за исключением двухсот работников технического персонала, были уволены приказом министра обороны России 14 апреля этого года. Возможно, практика вооруженных сил России не предполагает привычки советоваться с людьми, которых пытаются сократить, однако в Абхазии такое решение главы российского военного ведомства вызвало скандал, который теперь может иметь весьма ощутимые политические последствия.

Но прежде о предыстории вопроса. «Сухум» еще в советское время был самым популярным в этой туристической зоне санаторием. Распоряжалось им российское военное ведомство. Еще в далекие 70-е годы московский военный округ и система противовоздушной обороны министерства обороны СССР выстроили для своих военнослужащих в Сухуми два санатория, с отличным пляжем и парком с субтропическими растениями. С тех самых пор санатории находились в юрисдикции командования московского военного округа и системы ПВО. Все те десятилетия, что существуют санатории, это обстоятельство очень положительно сказывалось на объеме зарплаты его сотрудников и количестве социальных гарантий для них.

То, что территории санаториев ПВО и МВО не входят в общее пространство Абхазии выявилось со всей очевидностью, когда началась война. Сюда не заходили грузинские военные, всю войну здесь дислоцировалась российская военная группировка, а на территории санаториев искали спасения тысячи гражданских лиц, скрывавшихся от боев, грабежей и насилия.

После войны, когда в 1994 году в Абхазию вошли миротворческие войска СНГ, здесь расположился их штаб. Война и развал Союза никак не изменили государственную и ведомственную принадлежность санаториев. Они остаются и теперь под контролем министерства обороны России, являясь российской территорией в самом центре Сухума.
Всё это время здесь действовал паспортный контроль при входе на территорию — без специальных пропусков никого не запускают. Однако санаторий принимал туристов, в том числе и по путевкам, и делать это начали сразу же после войны, еще в 1995 году. К нашему времени объект подошёл с весьма развитой курортной инфраструктурой, и после последних внутриведомственных реформ находится под контролем непосредственно министерства обороны Российской Федерации.

Статус и принадлежность военного санатория собственно никто особо в Сухуме и не оспаривал. Все шло к тому, что он «по наследству» достанется российскому военному ведомству, и вся эта процедура должна была юридические закрепиться в самое ближайшее время. Если бы не этот случай с увольнением сотрудников.

Дело в том, что до признания Россией независимости Абхазии, как и всё прочее в стране, санаторий жил де-факто. Де-факто он принадлежал России, но на этот счет не было никаких бумаг, ибо российская сторона не могла подписывать их с представителями непризнанной страны. Данное обстоятельство шло вразрез с действующим в республике законодательством. Согласно законодательному акту, еще 1991 года всё имущество, расположенное на территории Абхазии, является собственностью Абхазии. Но видимо, дабы не осложнять отношения с российскими силовиками, а может быть и с целью найти поддержку в российских силовых структурах в тяжелые для страны 90-е годы, власти республики согласились с тем, что в центре столицы находится «филиал» министерства обороны России.

После признания Абхазии, как независимого государства, между Москвой и Сухумом началась активная бумаготворческая деятельность. Один за другим начали подписываться межгосударственные соглашения, призванные создать правовое поле для сотрудничества между странами. В рамках этой работы 17 февраля 2010 года было подписано межгосударственное соглашение «Об объединенной российской военной базе на территории Республики Абхазия». Именно этот документ определил правовые основы нахождения российской военной группировки на территории страны. И в этом документе узаконивается статус российского военного санатория в Сухуме, как территории, переданной в пользование Российской Федерации.

Когда готовилось это соглашение, а очевидно, что готовилось оно в Москве, министерство обороны РФ включило в перечень «своих» земель в Абхазии как территории, на которых ныне строятся или уже построены российские военные базы, так и территории, где находятся с советского времени различные объекты инфраструктуры, принадлежавшие когда-либо Советской армии. Одним из таких объектов как раз и является военный санаторий «Сухум». Впрочем, совершенно правильный с точки зрения интересов ВС России подход.

Поэтому все претензии адресуются абхазской стороне. Очевидно, что документ в Сухуме не читали вовсе, или была команда сверху принять документ в том виде, в котором его прислали из Москвы.

Но и тут вышла заминка. Согласно тексту вышеупомянутого соглашения оно сразу вступает в силу, но по временной схеме, до процедуры ратификации в парламентах стран-участниц договора. Представить документы на ратификацию было необходимо в течение месяца со дня подписания, но до сих пор этого не сделано, хотя прошло достаточно много времени — почти полтора года. Почему соглашение о российской военной базе не ратифицировано до сих пор парламентом Абхазии?

Ответ ясен. Его пункты не понравились бы очень значительному числу депутатов, и это, несомненно, вызвало бы скандал. Точно так же исполнительная власть поступила и с большинством других межгосударственных соглашений с РФ. Из двадцати подписанных договоров только четыре прошли процедуру ратификации в парламенте. Очевидно, что в правительстве и администрации президента Абхазии предпочитают работать с Россией «втихую», поскольку боятся, что общественное внимание к соглашениям может вызвать совершенно ненужные проблемы во взаимоотношениях с Москвой. К сожалению, все эти годы исполнительная власть работала именно по этой схеме.

А что происходит, когда подробности соглашений с РФ выходят в сферу публичного обозрения, мы наблюдаем на примере российского военного санатория. Если бы министр обороны РФ Анатолий Сердюков не уволил 1300 сотрудников, вопрос о статусе объекта мог и вовсе не возникнуть. А теперь вышло наружу всё о многочисленных нарушениях законодательства вокруг военного санатория. Согласно абхазским законам, объект является собственностью республики Абхазия, и может быть передан только в пользование российской стороне. Однако для этого соглашение должно пройти процедуру ратификации в парламенте страны, и не факт, что пройдет успешно. Во-вторых, должен быть юридически закреплен порядок взаимоотношений между пользователем и собственником, а этот важнейший для обоих сторон документ может появиться на свет только после ратификации парламентом соглашения о военных базах.

В Москве же, министерство обороны РФ, видимо, уже давно считает сухумский военный санаторий своим. Поэтому глава ведомства в этом году издает приказ о создании санаторного комплекса «Южный», в который кроме являющегося российской собственностью санатория «Гагра» входят и два других военных санатория, которые находятся в пользовании, то есть, в аренде у России.
Далее принимается решение о реконструкции объекта, в связи с чем производится всеобщее увольнение его сотрудников. Все это выходит уже далеко за рамки правового поля.

Абхазская оппозиция предполагает, что в этом случае идет речь о скрытой продаже объекта. Потому что в отсутствии юридической базы взаимоотношений, многомиллионные инвестиции в капитальное строительство могут превысить нынешнюю стоимость основных фондов санатория. После этого закрепить вывод объекта из реестра собственности Абхазии будет уже совсем не сложно.

Недавно, пресс-служба 7-ой российской военной базы, отвечая на информацию в грузинских СМИ, проговорилась о планах российской стороны. Для того, чтобы начать капитальное строительство не хватает решения некоторых технических вопросов со стороны Госкоимущества Абхазии, которое не подготовило необходимых документов. Таким образом, как мы видим, министерство обороны РФ, а скорее всего, неизвестные инвесторы готовы начать строить, несмотря на незавершенность процесса юридического оформления прав пользования объектом.

Правительство Абхазии просто-напросто набрало в рот воды. А говорить ему и нечего. Между Сухумом и Москвой по поводу санатория все уже давно обговорено.

И вот теперь, после встречи исполняющего обязанности президента Александра Анкваба с министром обороны РФ Анатолием Сердюковым всё в каком-то смысле встало на свои места. Власти Абхазии обязались выплачивать сотрудникам санатория две трети их прежней заработной планы, до тех пор, пока те не найдут себе новую работу. Министерство обороны России обещает новый, современный туристический комплекс, большинство рабочих мест в котором будут отданы гражданам Абхазии.

А парламент в свою очередь ратифицировал соглашение о военно-техническом сотрудничестве с Российской Федерацией, дабы узаконить, в конце концов, взаимодействие в оборонной сфере между Сухумом и Москвой.

Хуже всего в этой ситуации будем бывшим работникам военного санатория «Сухум». Реконструкция физически и морально устаревшего объекта продлится долго. Для работы в современном гостиничном комплексе, который будет тут открыт, нужны и современные кадры, с соответствующим образованием. Работа же в прежнем военном санатории была поставлена очень по-советски. Однозначно раздутый штат, семейственность, несоответствие квалификации большинства сотрудников современным требованиям работы в гостиничном бизнесе. Но самое главное, сотрудники находились на довольствии российского военного ведомства, получали приличные зарплаты вне зависимости от всяких природных или политических колебаний, а также ежемесячного сальдо от туристической деятельности.

Теперь, эта «халява» закрыта. А на рынке труда в современной Абхазии, признаем это как факт, им всем будет очень трудно найти новую нишу.

Антон Кривенюк, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *