Суд присяжных: «глубинный смысл предлагаемых реформ»

НАЛЬЧИК, 18 декабря, Caucasus Times — Подсудимые по делу о нападении боевиков на Нальчик в октябре 2005 года, похоже, не дождутся суда присяжных. Коллегия присяжных в течение последних восьми месяцев так и не сформирована, тем временем 12 декабря Госдума приняла в окончательной редакции законодательные нормы, согласно которым дела террористической направленности не могут рассматриваться судом присяжных.
Как говорят юристы, если на нальчикском процессе не удастся сформировать коллегию присяжных до того, как эти изменения вступят в законную силу, дело будет передано на рассмотрение тройке профессиональных судей.

«У меня складывается впечатление, что Госдума внесла изменение в законодательство, подгоняя его под процесс по делу о нападении на Нальчик», — считает адвокат подсудимого Расула Кудаева Магомет Абубакаров.

Возвращаясь к истории вопроса, следует напомнить, что еще в начале 2006 года прокурор Кабардино-Балкарии Юрий Кетов заявил о необходимости подобных изменений уголовного права.
Он обратился к депутатам республиканского парламента с предложением выступить с законодательной инициативой о внесении изменений в уголовное законодательство. Прокурор подчеркивал: правоприменительная практика свидетельствует о том, что присяжные по ряду причин не готовы к вынесению справедливого вердикта, и предложил из перечня дел, рассматриваемых с участием коллегии присяжных, исключить дела о преступлениях, предусмотренных статьями 205, 208 (ч.1), 209, 278, 279 УК РФ. Юрий Кетов обосновывал свое предложение необходимостью ужесточить борьбу с терроризмом, бандитизмом, попытками насильственного захвата власти. При обсуждении этого предложения ряд депутатов также отмечали, что специфика национальной республики довлеет над присяжными и решения при рассмотрении серьезных дел не всегда объективны.
Кстати, последнее дело с участием присяжных заседателей рассматривалось в Верховном суде Кабардино-Балкарии в декабре 2005 года по обвинению участников нападения на Управление Госнаркоконтроля. Тогда двоих из пяти обвиняемых — Этгулова и Мирзоева присяжные признали невиновными, и их отпустили на свободу в зале суда. Прокуратура негодовала, но ничего не добилась.
Однако в 2006 году предложение прокурора Кабардино-Балкарии не было поддержано на федеральном уровне, хотя представить, что Кетов проявил исключительно личную инициативу, трудно.
Примерно через год, в феврале 2007-го, тему продолжил заместитель Генерального прокурора РФ Иван Сыдорук, который высказался за создание единого для Южного федерального округа суда присяжных. По его мнению, единый суд мог бы обеспечить объективность работы присяжных, избавив их от уговоров, угроз и просьб со стороны родственников обвиняемых. Но кардинального решения также не было принято

В марте 2008 г. большинство подсудимых по делу о нападении на Нальчик выразили желание, чтобы оно рассматривалось с участием присяжных, и Верховный суд КБР удовлетворил их просьбу. После этого началась мучительная процедура по поиску среди кандидатов в присяжные жителей Кабардино-Балкарии, которые не являются родственниками или близкими боевиков и их жертв.

То, что таких людей практически не существует, доказали долгие месяцы предварительных слушаний, в ходе которых удалось отобрать лишь 14 человек. На фоне этого юридического коллапса сторона обвинения уже дважды обращалась в суд с ходатайством о переносе процесса в другой регион России.

«Рассмотрение дела с участием присяжных из другого региона не даст никому из подсудимых шанса на оправдание. Этого и добивается прокуратура», — считает адвокат Абубакаров.

Тем не менее, сторона защиты не раз подчеркивала, что вина некоторых подсудимых не доказана полностью в ходе предварительного следствия, а некоторые фигуранты дела вообще невиновны. Кроме того, подсудимые уже неоднократно заявляли, что доказательства их причастности к нападению на Нальчик получены под пытками. Прокурорская проверка вроде бы не нашла подтверждений этому, однако можно с полной уверенностью предположить, что при рассмотрении дела в суде по существу подобные заявления вновь будут сделаны.

Надо заметить, что ученые из местного НИИ по заказу прокуратуры провели исследования, в ходе которых были установлены родственные связи кандидатов в присяжные с подсудимыми или потерпевшими. Адвокаты такими данными не располагали, что заранее ставило стороны в неравные позиции. Пользуясь этими сведениями, прокуратура могла в любой момент судебного следствия вытащить из рукава козырь о предвзятости того или иного присяжного, что теоретически позволяло опротестовать даже вердикт присяжных.

В свою очередь подсудимые неоднократно заявляли об избиении их в нальчикском СИЗО, а также во время этапирования их в суд на процесс. Они приводили факты издевательств со стороны охраны. Такие заявления звучали почти на каждом заседании суда, один раз на процесс даже пришлось вызывать «Скорую», однако вдруг резко прекратились. То ли охранники действительно получили выволочку от начальства, то ли выступать с подобными заявлениями больше не имело смысла.

17 декабря Совет Федерации одобрил законопроект, который отменяет возможность рассмотрения судом присяжных уголовных дел о терроризме, захвате заложников, организации незаконных вооруженных формирований, массовых беспорядках, государственной измене, шпионаже, захвате власти, вооруженном мятеже и диверсии, поставив жирную точку в этом вопросе.

Юристы с либеральными взглядами не могут не отметить неконституционность принятого решения. Ведь чтобы признать человека террористом, надо это доказать в суде. Сейчас же подсудимых разделят по сортам, и права у них тоже будут разного сорта.

Конечно, стремление властей пожестче разобраться с террористами похвально (и это стремление поддерживается большинством граждан). Но дадут ли меры по отмене судов присяжных при рассмотрении дел террористической составляющей ожидаемый эффект? Вряд ли — они лишь позволят гораздо быстрее отправить за решетку обвиняемых. Станет ли в стране меньше террористов после этого? Тоже сомнительно. Ведь не все террористы – это обыкновенные бандиты. Некоторые из них стали на путь террора по идейным соображениям. А идеи, как известно, крепнут в борьбе.

К тому же скоропалительный суд позволит избежать наказания настоящим организаторам терактов. Возможно, в этом и заключается самый глубинный смысл предлагаемых реформ.

Ибрагим Динаев, Нальчик, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *