Суд по делу о нападении боевиков на Нальчик: жертвы прониклись сочувствием к террористам

КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ, 2 ноября, Caucasus Times — Судебный процесс по делу о нападении боевиков на Нальчик в октябре 2005 г., стартовавший около месяца назад в Кабардино-Балкарии, обещает стать беспрецедентным не только по числу подсудимых (59 человек) и количеству томов уголовного дела (1300), но и по оценке произошедшего.

Предварительные слушания, проходящие в закрытом режиме, уже выявили некоторые тенденции: во-первых, в связи с особым вниманием к процессу общественности, в том числе и международных правозащитных организаций, власти предпочитают не давать ему никаких оценок; во-вторых, чем дальше октябрьские события 2005 г., тем большее число людей начинает сочувствовать обвиняемым.

Уже сегодня их адвокаты заявляют о том, что практически вся доказательная база собрана с нарушением процессуальных норм, а попросту — выбита из задержанных.

«По этому делу нет ни одного подозреваемого, к которому не применялось бы насилие в ходе следствия», — заявил недавно на пресс-конференции в Кабардино-Балкарском правозащитном центре Магомед Абубакаров, адвокат бывшего узника Гуантанамо, а ныне обвиняемого по делу о нападении на правоохранительные органы Нальчика Расула Кудаева.

Нетрудно предположить, что основные контраргументы защита припасла для судебного следствия, но большинство адвокатов уже сейчас выражают уверенность: гособвинению не удастся доказать виновность их клиентов по самым «весомым» статьям (терроризм, попытка свержения общественного строя, создание на территории Кабардино-Балкарии шариатского государства и т.д.).

«Заверение о том, что от 100 до 200 человек пытались захватить всю республику и создать на ее территории исламское государство — абсурдно. Достаточно взглянуть в материалы уголовного дела, чтобы понять это «, — убежден Абубакаров.

В октябре 2005 г. произошла трагедия, которую можно квалифицировать как мятеж людей, отчаявшихся найти правду мирным путем, считают защитники.

Адвокат из Кабардино-Балкарии Лариса Дорогова продолжает утверждать, что октябрьским событиям в Нальчике предшествовали многочисленные нарушения прав мусульман со стороны правоохранительных органов.

Она заявляет, что и сейчас в этом вопросе мало что изменилось, только теперь силовики составляют списки не «ваххабитов», а неких «неблагонадежных» граждан, имея в виду все тех же верующих. Кроме того, постоянному давлению со стороны правоохранительных органов подвергаются близкие подсудимых, особенно их жены. К ним приходят в дом с обысками и допросами, снимают отпечатки пальцев и т.д. А на вопросы, когда это прекратится, отвечают: привыкайте, не раньше, чем через 2-3 года (именно столько, по предположениям юристов, будет длиться процесс по делу боевиков).

В любом случае некая «героизация» личностей обвиняемых сейчас в республике происходит. Процесс явно сформировал у общества «стокгольмский синдром», когда жертва проникается сочувствием к террористам. По крайней мере, те, кто был по другую сторону баррикад или стал жертвой нападения, ранее довольно охотно откликавшиеся на просьбы журналистов рассказать о пережитом, в этом году отказывались от подобных предложений. Они уже не уверены в том, что определенная часть общества не осудит их за это противостояние.

Следует также отметить, что все больше жителей Кабардино-Балкарии приходит к мысли, что на скамье подсудимых оказались лишь исполнители чьих-то преступных планов.

В ходе предварительных слушаний должно быть также рассмотрено заявление подсудимых об участии в деле присяжных заседателей. И здесь суд может столкнуться с очень сложной задачей. В небольшой по численности Кабардино-Балкарии будет очень трудно найти людей, которые непредвзято относились бы к обвиняемым: не были бы родственниками пострадавших с той и другой стороны, не являлись сами вольными или невольными участниками октябрьских событий и т.д.

Кстати, республиканская прокуратура несколько лет назад предлагала внести изменения в российское законодательство и не применять суд присяжных при рассмотрении дел, связанных с терроризмом. В частности, прокурор КБР ссылался именно на тесные и разветвленные родственные отношения, сложившиеся в кавказских республиках, которые могут препятствовать объективному суду присяжных. Однако эта инициатива юристов не была поддержана на федеральном уровне.

Участие в процессе присяжных может осложнить и другую процедуру.
Как отметил все тот же адвокат Магомед Абубакаров, большинство обвиняемых надеются именно на суде заявить о применении к ним насилия при получении признательных показаний.

«Закон требует, чтобы такие сведения оглашались в отсутствии присяжных. В этом случае процесс придется прерывать и делать часть заседаний закрытыми», — подчеркнул он.

В то же время он выразил надежду, что судьи и присяжные смогут проявить максимум объективности.

Эту же мысль поддержал и побывавший недавно в Кабардино-Балкарии Ооге Борчгревинг, представитель Норвежского хельсинского комитета, входящего в Международную хельсинскую федерацию.

«Правозащитники надеются, что суд в Нальчике продемонстрирует, что Российская Федерация стала более серьезно относиться к своим обязанностям по защите прав человека и обеспечению справедливого суда»,- сказал он.

Предварительные слушания продолжатся в Нальчике 15 ноября. Они также будут закрытыми.

Валерий Хаиров, Нальчик, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *