Стив Эллис: «Южная Осетия и Абхазия имеют право на свою точку зрения»

Стив Эллис (Steve Ellis) — американский специалист по политическому и информационному консалтингу. Окончил университет Джорджии со специализацией по журналистике и пиару[1]. За свою успешную карьеру он проработал в качестве менеджера высшего звена в различных компаниях из списка «Fortune 500»[2], пиар-агентствах, входящих в список то-20 США, а также главы собственного коммуникационной компании «Ellis International Communications». Стив Эллис работал с правительствами таких стран, как Аргентина, Армения, Бахрейн, Хорватия, Кипр, Финляндия, Румыния, Тайвань и ряда других. В качестве сотрудника пиар-компании «Saylor Company»[3] в 2009-2011 гг. вел информационную работу с властями Абхазии и Южной Осетии.

 

Интервью со Стивом Эллисом подготовлено Сергеем Маркедоновым, приглашенным научным сотрудником Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон, США). 1.

 

С.М.: Ваш опыт работы с властями Абхазией и Южной Осетии выглядит, как уникальный случай в американской практике. США известны своей последовательной поддержкой территориальной целостности Грузии и грузинской внешней политики в целом. И дело не ограничивается только официальными властями. Многие неправительственные структуры, а также частый бизнес активно вовлечены в сотрудничество с этой кавказской республикой. Но вы работали с де-факто образованиями, имеющими лишь крайне незначительное количество признаний. Как и кем принималось подобное решение? Какие идеи и мотивы стояли за ним? Вы владели ситуацией в Абхазии и в Южной Осетии до начала работы с их властями, представляли себе динамику двух этнополитических конфликтов? Как Ваши коллеги по информационному консалтингу в США расценили Ваш выбор?

 

С.Э.: Лично я не принимал решения работать с представителями Абхазии и Южной Осетии. Это было в компетенции Марка Сейлора, владельца пиар-компании «Saylor Company». Однако господин Сейлор дал мне поручение включиться в работу с правительствами этих республик в соответствии с их потребностями и возможностями нашей компании. Выполняя эту работу, я встретил людей из Абхазии и Южной Осетии, увлеченных идеей независимости от Грузии, заботой об их историческом наследии. Конечно, я представлял себе ситуацию в регионе по своей предыдущей работе на международной арене, но, честно говоря, не мог в полной мере оценить глубину и остроту тех вопросов, которые стояли в повестке дня двух республик. Я осознал, что эти проблемы чрезвычайно сложны, многоплановы и эмоциональны. Мы получили неоднозначную реакцию относительно нашей работы с двумя правительствами. Некоторые считали, что мы были хорошей компанией. Мы понимали ключевых игроков и были готовы иметь дело с ними. Другие считали, что мы продавались за деньги. Третьи, как только мы заработали их доверие, смотрели, как мы работали, учились, как тому, как мы общаемся с правительствами, и стали прислушиваться к тому, что мы делаем. Я горжусь тем уважением или, как минимум пониманием наших действий, которые мы заработали в определенных кругах в Вашингтоне и в других местах. Понимаю и тех, кто считал и все еще продолжает считать, что мы работали на неправильные интересы. Каждый имеет право на свое мнение. Но в таком случае я говорю этим людям, что и Южная Осетия с Абхазией имели и имеют полное право высказать миру свою точку зрения. Кто-то может воспринять их взгляды, а кто-то нет, но ответственные деятели, по крайней мере, должны про них знать и принимать во внимание. Если мы как-то смогли помочь в этом процессе, то это крайне важно, вне зависимости от того, кто и как воспринимает ту или иную сторону конфликта. Как правую или как виноватую. Не думаю, что моя собственная компания «Ellis International Communications» как-то пострадает от того, что я работал под эгидой «Saylor Company» с Абхазией и Южной Осетией.

 
2. С.М.: Как Вы оцениваете информационную политику двух де-факто государств? Есть между ними сходства, различия? Какие черты этой политики можно считать успешными, а какие неудачными, может быть, даже провальными?

 
С.Э.: Обе республики оказались поставленными в условия конкуренции с хорошо финансируемыми и профессионально организованными грузинскими коммуникационными службами и лоббистскими машинами. Следует иметь в виду и значительные умения в сфере пиара президента Грузии Михаила Саакашвили[4]. Все это ставило перед абхазским и югоосетинским руководством тяжелые задачи. Тем не менее, в обоих случаях лидеры республик понимали необходимость реализации собственной информационной политики и делали это с разной степенью эффективности. Руководители двух республик стали более доступными для СМИ, чем это было в прошлом. Оба правительства начали разрешать иностранным журналистам разумный доступ к большей части их территории. Они признали необходимость обеспечить приезжающих журналистов надежным и безопасным местом для их работы. Оба правительства дали нам доступ, как мы надеялись, достоверной информации. Как и любое правительство в стране переходного периода абхазское и югоосетинское испытывали трудности в последовательности своей информационной политики. Отсюда и появление негативных сообщения в СМИ, которых можно было бы и должно было бы избежать.

 
3. С.М.: Какие главные уроки Вы извлекли из Вашего опыта работы с Абхазией и Южной Осетией? Какие лавные разочарования Вы получили?

 

С.Э.: Прежде всего, я не буду говорить о разочарованиях. Ни по поводу моих нынешних, ни по поводу моих предыдущих клиентов. Мне было интересно работать с народами, ищущими свое будущее. Во-вторых, я работал с правительствами 22-ух стран, обеспечивая стратегические информационные коммуникации, и из каждого такого опыта извлекал полезные уроки. Конечно же, каждый случай был уникальным, но есть и общие черты у всех. В ходе работы с Абхазией и Южной Осетией я получил дополнительное понимание того, каким же по-настоящему сложным может быть переходный период. В то время как любая нация не может по мановению волшебной палочки сделать необходимые перемены в экономике, управлении, позиционировании на международной арене, страны, существующие без широкого международного признания и вовлечения в мировые процессы, стоят перед лицом особых вызовов. И требуются годы и даже поколения, чтобы достойно ответить на них. Понять эти вызовы, найти пути для ответов на них трудно. И внутри самих республик, и их внешней политике. Таких ситуаций, как в Абхазии и в Южной Осетии немного по всему миру. И они, пожалуй, самые сложные в этом ряду.

 

4. С.М.: Вы отслеживаете сегодняшнюю ситуацию в двух республиках? Сохраняете ли Вы к этой проблематике интерес после завершения своей работы с ними?

 

С.Э.: На ежедневной основе я ситуацию не отслеживаю, ни в каждой республике в отдельности, ни по региону в целом. Однако мой интерес сохраняется. Просто потому, что мне не все равно. И потому, что стабильность в регионе имеет важное стратегическое значение. Стараюсь быть в курсе дел, поддерживаю контакты с теми, с кем работал раньше официально и неофициально. И в Сухуми, и в Цхинвали. Им еще многое предстоит сделать. Там существует много замечательных людей, которые заслужили, чтобы их работа по достижению их мечты продолжилась.

 

5. С.М.: Вы могли бы дать какой-то совет лидерам Абхазии и Южной Осетии? Что бы стоило им изменить или, как минимум, скорректировать?

 

С.Э. Думаю, что нет недостатка в советниках для руководителей двух республик. Им скажут, что стоит делать, а чего не стоит. Я не в том положении, чтобы добавлять в этот хор что-то специфическое. Я лишь готов повторить то, что в свое время советовал лидерам двух республик. Признавайте свои проблемы, выражайте свою озабоченность по поводу любого человеческого страдания или ущерба, которые они могут вызвать. Общайтесь открыто, беритесь решать проблемы и регулярно информировать о процессе этого решения. И будьте готовы публично оценить и измерить тот результат, который Вы достигли.

 


 

[1] Университет Джорджии (The University of Georgia) был основан в 1785 году. Наряду с колледжем Вильяма и Мэри и Университетом Северной Каролины (Чепелл Хилл) считается одним из старейших государственных университетов США. Сегодня осуществляет подготовку по 140 программам, а его библиотека имеет одну из самых многочисленных коллекций географических карт в Соединенных Штатах. [2] «Fortune 500»- список крупнейших американских компаний по версии журнала «Fortune». Самый первый список был опубликован в 1955 году. [3] Компания «Saylor Company» основана в 2007 году Марком Сейлором, журналистом и специалистом по пиару. [4] Михаил Сааашвили (род. в 1967 году)- третий президент Грузии, начиная с января 2004 года. В результате предстоящих президентских выборов (октябрь 2013 года) покидает свой пост. Фактически после парламентских выборов 2012 года реальная власть главы Грузинского государства сократилась, властные полномочия оказались сконцентрированы в руках премьер-министра Бидзины Иванишвили.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *