Ставрополь: лучший способ избавиться от дракона

СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЙ, 8 июня, Caucasus Times — Ну, вот, собственно и все.

Буквально несколько часов назад федеральные телеканалы сообщили о том, что в Ставрополе задержан один из двух подозреваемых в нашумевшем убийстве Дмитрия Блахина и Павла Чадина. Задержанный предполагаемый убийца – русский, поимка второго подозреваемого – вопрос чуть ли не нескольких часов, и, казалось бы, теперь в этой истории можно было бы поставить точку. Вздохнуть с облегчением, ругнуться в сторону на всех психов, разносивших по городу сплетни об отрезанных головах и гранатометах в багажниках, и забыть о нескольких днях тотальной паники, которая загоняла жителей Ставрополя в квартиры и дома задолго до окончания светового дня.

Пожалуй.

Если бы объяснения и версии, предлагаемые официальным следствием, не вызывали, мягко говоря, недоумения.

Впрочем, обо всем по порядку.

24 мая на перекрестке улицы Шеболдаева и проспекта Юности в Ставрополе произошла массовая драка. Вполне возможно, что это событие, в котором, по разным оценкам, принимало участие от 200 до 400 человек, носило исключительно бытово-хулиганский характер. Однако, заметим, что с одной стороны хулиганы были не совсем русскими и, почему-то, кричали: «Аллах Акбар!». Противная же сторона, как вы, наверное, поняли, совершенно случайно состояла из русской молодежи. О том, что кричали они – история достоверно умалчивает.

Наряды ППС не просто не смогли справиться с ситуацией, но и сами начали получать по сусалам, в качестве подкрепления был вызван ОМОН, который до глубокой ночи разгонял по дворам как кавказцев, так и русских. Под занавес выяснилось, что один из участников драки, молодой чеченец Гелани Атаев, погиб от удара, приведшего к разрыву кадыка. Еще одному чеченцу прострелили ноги. Он говорит – бросился помогать людям, которые просили о помощи из милицейского фургона. Милиция говорит, что он напал на их сотрудника.

Сколько людей с обеих сторон получили ранения, ушибы, переломы – не знает никто. Для нас же важно понять, что ни на следующий день, ни через несколько дней в городе, который отличается обилием средств массовой информации – при официальном количестве жителей города порядка полумиллиона, здесь есть три телекомпании, семь радиостанций, несчитанное количество газет и неизвестно, сколько собкоров – никто не мог толком сказать: что же именно произошло. Правоохранительные органы сразу безапелляционно заявили, что никакой национальной окраски этот конфликт не носил, администрация города в лице вице-мэра разводила в эфире руками, ссылаясь на то, что ни милиция, ни прокуратура внятной информации не предоставляют; местные журналисты некоторое время пытались понять, дадут ли им по голове, если они напишут о произошедшем, а собкоры, по всей вероятности, сочли, что российской общественности о событиях в Ставрополе знать не надо. Справедливости ради надо отметить, что несколько местных журналистов попытались честно разобраться, что же, все-таки, случилось, но к тому моменту благодаря Интернету и сарафанному радио весь город знал: нас ждет страшная кровная месть со стороны чеченцев.

Кликуши всех мастей на форумах ДПНИ, на городских сайтах, в сообществах livejournal активно распространяли слухи о том, что ставропольские гостиницы забиты съехавшимися со всех концов нашей необъятной родины чеченцами, которые, совершенно не скрываясь, ходят по городу с пистолетами, заткнутыми за резинку тренировочных штанов. Рассказывали о Кадырове, который, якобы, лично приезжал к губернатору Черногорову и потребовал засолить русским огурцы по самые помидоры. По городу ходили таинственные смски с обещаниями зарезать за каждого убитого чеченца 20 русских.

Тот, кто был способен адекватно воспринимать информацию, понимал, что все это – бред сумасшедшего. Тот же, кто при недавнем известии о якобы имевшем месте взрыве на волгодонской АЭС выпил весь йод из городских аптек, с удовольствием смаковал подробности грядущей мести и радостно пугался.

И вот в этот момент краевым и городским властям понять бы, что политика замалчивания – это паршивая политика. Тем, кто называет себя сотрудниками пресс-служб и аналитических отделов, догадаться бы, что город сам не справится с такой волной слухов и домыслов. Влезть бы в ящик и не вылазить оттуда, рассказывая о ходе следствия. Признать, что в городе, в котором на номерах половины машин наклеено зеленое знамя ислама, а на другой половине – коловрат, мог и должен был состояться этнический конфликт, вспомнить о погромах, к которым несколько месяцев назад привело убийство казачьего атамана в Новоалександровске, что по соседству. А самое главное – им бы вспомнить старую истину: свято место пусто не бывает.

В ночь со второго на третье июня около здания медицинской академии на улице Мира были убиты два студента – Дмитрий Блахин и Павел Чадин. На основе свидетельских показаний и данных, снятых с видеокамеры наблюдения с дома напротив, просочившихся за пределы следственного процесса, картину преступления восстановить довольно легко. Признаться честно, оно не только поражает своей жестокостью и внешней бессмысленностью, но и удивляет поведением убийц.

Итак, около половины первого ночи в присутствии группы свидетелей, убийцы, догнав Дмитрия Блахина и Павла Чадина, которые совершенно спокойно шли по улице, нанесли им по несколько ударов ножом сзади. Один из ребят получил в том числе удар в шею, другой – в легкое. Все произошедшее заняло считанные секунды. И вот тут начинается полная несуразица.

Убийцы, совершившие дерзкое преступление, будучи испачканы кровью жертв, начинают бежать в центр города. Рядом – частный сектор, масса дворов и закоулков, где есть возможность затеряться. Однако, рискуя попасть в руки сотрудников ППС, которые в ту ночь были переведены на усиленный вариант несения дежурства, попадаясь на глаза свидетелям, убийцы бегут по максимально людным в это время суток в этом районе города улицам около километра, по направлению к площади Ленина, к администрации края – и теряются во дворах общежития все той же медицинской академии. Ряд свидетелей запоминает их лица и впоследствии уверенно говорит о том, что, по крайней мере, один из них имеет ярко выраженную славянскую внешность – светлые волосы, веснушки на лице. На основании свидетельских показаний позднее будет составлен художественный портрет. Но это все случится в понедельник-вторник. А впереди у нас воскресенье. В воскресенье, как известно, отдыхают почти все, включая журналистов.

Почти.

Не отдыхают те, кто буквально через несколько часов после убийства начинает вброс волны слухов посредством всех возможных каналов коммуникации. Это и Интернет, и смс, и обычные разговоры. Это истерики девушек, которые, разумеется, лично видели на проспекте Карла Маркса зарезанных женщину с ребенком. Это авторитетные заявления неизвестных, у которых двоюродный брат тетки шурина работает в милиции, и лично нашел в парке Победы прошедшей ночью шесть трупов. Это бредовые рассказы о том, что, наконец, минуло 9 дней с момента убийства чеченца, и началась кровная месть. Ведется активный подсчет жертв, на форумах в сети появляются все новые и новые «свидетели», на глазах которых происходила массовая резня, которые точно знают, что убитым то ли перерезали горло, то ли вообще отрезали головы – «по закону гор». Масла в огонь подливают информационные сайты, которые с какого-то перепугу «закрывают» в воскресенье все точки общепита в городе.

К утру понедельника уровень бреда, помноженного на страх, превысил все мыслимые и немыслимые пределы. Дошло до того, что некоторые ВУЗы в официальном порядке начали вывешивать уведомления о том, что «в связи с массовыми убийствами и изнасилованиями… в городе объявляется КОМЕНДАНТСКИЙ ЧАС». Не верите? Вот фотография одного из таких объявлений.

Радостно возбужденный продавец в магазине оружия рассказывает очереди(!) о только что задержанных около города трех автобусах с вооруженными дагестанцами. С другой стороны города немногим ранее «задерживают» два автобуса со скинхедами.

Истерика набирает такие обороты, что взрослые, образованные, умные люди напрочь забывают о логике, здравом смысле и действующих законах. Любой, кто пытается успокоить людей, автоматически становится «подкупленным кровавой гэбней стукачком», «капо из концлагеря» — люди начинают верить в любой ужас, который им дает сожрать кто угодно – НО ТОЛЬКО НЕ ОФИЦИАЛЬНЫЕ ВЛАСТИ.

Воля ваша, но, обладая полной картиной происходящего в эти двое суток в городе, только клинический идиот не понял бы, что на жителей города предпринята совершенно целенаправленная, массированная и профессиональная информационная атака.

В прошедший понедельник я убедился в том, что моя собака – и та, по всей вероятности, обладает лучшими рефлексами, чем наши краевые и городские власти.
Прячущий глаза прокурор убеждает журналистов в том, что никакого отношения к столкновениям от 24 мая двойное убийство не имеет.

Вице-мэр в очередной раз рассказывает о том, что особой информации у него нет, но при этом заявляет об усиленном патрулировании улиц и досмотре личного транспорта, въезжающего в город.

Ни мэр, ни губернатор не появляются перед телекамерами.

Журналисты пытаются объяснить, что, кроме двойного убийства на улице Мира, совершенного на данный момент неизвестно, кем, ничего массового, кроме истерики, не было.

Собственно, на тот момент это уже бесполезно.

Получив за двое суток более, чем достаточно информации от тех, кто был действительно заинтересован ее дать, народ официальным заявлениям попросту не верит.

И уже на следующий день выходит на несанкционированный митинг на площади Ленина.

На «народный сход», состоявшийся вечером после похорон ребят, людей вызывали на форумах и в листовках, отпечатанных типографским способом и расклеенных по всему городу буквально на следующий после убийства день. В назначенный час на площадь пришли около полутора тысяч человек. Большинство из них – молодежь и несовершеннолетние подростки. Разумеется, были и взрослые люди, даже пожилые, но они – в меньшинстве.

И вот именно на митинге стало уже абсолютно и твердо понятно: кукловод действительно есть. В толпе совершенно четко выделялись несколько человек, которые синхронно заводили вокруг стоящих криками: «Чемодан-вокзал-Чечня!», «Россия для русских!», засвистывали вышедших к людям мэра и вице-губернатора. Никакого конструктива. Никаких четких требований. Мэр и вице-губернатор, наконец, обещают горожанам следить за ходом следствия и постоянно давать информацию. Горожане требуют выселить инородцев к такой-то матери. О чем можно договариваться в такой ситуации?

Простите, а с чего вы взяли, что кто-то с кем-то собирался договариваться?
На «народном сходе» не появился ни один из представителей национальных диаспор. Ни чеченец Ваха Кучиев, ни дагестанец Абдулла Омаров, ни иные прочие. Меня, конечно, могут одернуть – ты что, их бы там на куски порвали.
При том количестве милиции, которое было на площади, никто бы там никого не порвал. Поэтому: хотели бы договориться, успокоить людей и защитить своих – пришли бы и договаривались. На то они и местные лидеры.

Примерно в восемь вечера в толпе появился ожидаемый провокатор, которого якобы только что избили кавказцы. Около трехсот-четырехсот человек, подогреваемые криками «Мы что, за Россию только на словах?!» двинулись к парку, перекрыв уличное движение. Не попав в закрытый к тому моменту парк, разогретая молодежь переместилась на улицу Ленина. Опять заняли дорогу и с криками «Слава России!» пошли вверх. Остановили маршрутку, вытащили оттуда пару кавказцев, несильно побили. Пытались бить витрины и стекла у машин. Пробовали прорваться к кафе «Дербент» — были остановлены ОМОНом. Часть дошла до места убийства. Милиция постепенно разбивала толпу на мелкие группы, отбирала из них особо активных и сажала в автобусы. В итоге задержали около 50 человек.

И вот тут, извините, начался уже натуральный фарс.

На следующий после беспорядков день в Ставрополь начало слетаться московское начальство – Нургалиев, Козак, комиссия ГД РФ. Высокое начальство «взяло ситуацию в городе под свой контроль» и пригрозило пальцем всем – от губернатора до рядовых жителей, которые, на самом деле, ждали от властей поддержки, защиты, но уж никак не угроз уголовным преследованием в случае чего.

Ну, а еще через день, в четверг, следственные органы сообщили, что во время беспорядков среди задержанных оказался предполагаемый убийца, который «поразительно похож» на составленный фоторобот и «твердо опознан» одним из свидетелей. В качестве подозреваемого задержан житель Черкесска, русский по национальности.

А правда, интересный портрет убийцы получается? Мало того, что он появляется на митинге, зная, что по всему городу (и по всей стране, благодаря все тому же Интернету) на него разосланы ориентировки и портреты, так еще и оказывается одним из самых активных участников уличных беспорядков. Подозреваемый, со слов следствия, молчит, внятных мотивов убийства никто пока не озвучивает. Одновременно с этим прокуратура активно ищет тех, кто распространял на похоронах ребят и во время проведения митинга листовки экстремистского содержания. По всей вероятности, поднять голову и увидеть, что город заставлен рекламными щитами, на которых поставлена та же подпись, что и на листовках – подпись «Северного братства» — у прокуратуры не хватает сил. Или длины шеи.

Вы в сказки верите? Нет?
И я не верю.

Потому что слишком уж все это похоже на попытку властей тупо успокоить народ, кинуть подачку и максимально дистанцировать ситуацию от контекста этнических конфликтов.

Но тут уж, как говорил герой Евгения Леонова в «Убить дракона»: «Я тоже сначала не верил, что дракона победил. Но потом – факты… Пришлось поверить».

Все это, если честно, напоминает мне позу страуса. У нас в крае, где большую часть прибыльного бизнеса контролируют выходцы из кавказских республик, этнический конфликт, по мнению властей, невозможен. У нас в крае, который граничит с Чечней, который подвергался набегам бандитов, перенес рейд банды Басаева в 1995-м, по мнению властей, нет предпосылок для конфликтов на национальной почве. У нас в крае, в котором одна хулиганствующая сторона периодически проводит в лесах языческие обряды раскрещивания и имянаречения, а другая создает «антифашистские» организации типа «Братский союз народов Кавказа», все друг друга любят и регулярно вместе выпивают за дружбу между народами.

У нас в крае дороги хоть и паршивые, но асфальтовые. Любой страус, рано или поздно, голову расшибет.

Антон Дубровский, специально для Caucasus Times.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *