СРОЧНО: Северный Кавказ не готов к короновирусу и вот почему

СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ, 30 марта, Caucasus Times. Еще несколько дней назад число заболевших коронавирусной инфекцией на Северном Кавказе насчитывало единицы, однако на сегодняшний день в семи республиках Северного Кавказа число людей с положительными тестами достигло 42 человек. (Дагестан 23, Чечня -9, КБР-6, Адыгея-3, Ингушетия -1)

В режиме самоизоляции находятся несколько тысяч жителей региона.

При этом, стоит отметить, что тестирование в регионах на короновирусную инфекцию проводят в три этапа. Первые два этапа проводят на республиканском уровне, а последний третий тест — в Москве. И лишь после того как третий тест подтверждается, больной считается зараженным и попадает в общероссийский список зараженных. Но, как отметают, врачи почти во всех случаях положительный тест в первом случае подтверждается в последующих двух. Это означает, что 42 человека, среди которых не все прошли три теста, скорее всего также заражены вирусом   COVID-19

Знают, как лечить, но не хватает ИВЛ

Сегодня главный вопрос в борьбе с короноврирусом как в России, так и на Северном Кавказе заключается не в схеме лечения, она известна, а в нехватке систем искусственной вентиляции легких (ИВЛ), которые необходимы при осложнениях. Именно нехватка этих аппаратов привела к высокой смертности в Италии и Испании.

Сегодня главная проблема региональных властей на Северном Кавказе в борьбе с пандемией заключается в обеспечении госпиталей системами вентиляции легких — ИВЛ, которые в ряде северокавказских республик исчисляются десятками. В то время как число больных, которые могут в них нуждаться в случае ухудшения ситуации достигнет нескольких тысяч.

Минздрав России заявил, что уже выделил 7,5 миилиардов рублей на покупку 5700 аппаратов ИВЛ, но в течении года. А больницы в них будут нуждаться уже весной, причем остро. При этом не ясно поступит ли часть из них на Северный Кавказ и если да, то в каком количестве?

 

Обращение к бизнесменам: откликнулись не все

 

Возможно поэтому, региональные власти в ряде республик СК обратились за помощью к бизнес сообществу, откликнулась не все.

Однако в Дагестане и Кабардино-Балкарии не остались в стороне два сенатора.

Так, например сенатор от Кабардино-Балкарии Арсен Каноков пообещал закупить у китайской ком­панией несколько десятков ап­паратов ИВЛ и специа­льного оборудования по​ тестированию​ на коронавирус для осн­ащения лечебного кор­пуса интур-отеля.​ Кроме того, до конца​ следующей недели​ в республику будет поставлено 100 тысяч медицинский масок, которые беспла­тно раздадим людям.

Не остались в стороне и сенатор от Дагестана и Сулейман Керимов вместе с предпринимателем Магомедом Вечедовым. Они вызвались закупить все необходимое для дагестанских медиков.

Власти замалчивают информацию о количестве ИВЛ и вот почему

Информация о наличии ИВЛ и особенно об их количестве как оказалось, находится за семью замками. И только в Дагестане и КБР поделились с Caucasus Times информацией об этом.

В Дагестане, по информации полученной Caucasus Times в Минздраве Дагестана, имеется 680 аппаратов ИВЛ. Это самое большое число ИВЛ в регионе.

В Кабардино-Балкарии, по информацию полученной Caucasus Times в Минздраве КБР, в республике имеется 169 аппаратов ИВЛ. Еще 17 будут закуплены в ближайшее время за счет средств бизнесмена и сенатора Арсена Канокова. Также стало известно, что республика направила запрос на 116 аппаратов в Минздрав России.

По данным Тлеграмм канала Главком РИ, в Ингушетии из 88 зарегистрированных препаратов ИВЛ в реальности работают только 8. Что с остальными выяснить не удалось в силу не желания ингушского минздрава сотрудничать с прессой.

 

Также не известно сколько ИВЛ в Чечне, Адыгее и Северной Осетии. Видимо их категорически мало.

Стоимость одного такого апарата составляет до 2,5 миллиона рублей. И их не хватает по всему миру, на них выстроилась целая очередь.

Поэтому, на сегодняшний день главная задача, которая стоит перед региональными властями, замедлить распространения вируса путем ограничения социальных контактов населения. В этом вопросе у государства пока нет единого подхода, что весьма печально и неправильно.

Чеченский метод

Примером самых жестких мер по ограничению социальных контактов населения стала Чечня, где на сегодняшний день зарегистрированы 9 человек с положительными тестами на коронавирус.

Пожалуй, это единственный случай, когда чеченский опыт действительно будет полезен для всей России.

Так, глава республики Рамзан Кадыров фактически ввел на территории республики комендантский час, обязав жителей находится дома. За соблюдением режима следят специальные патрули. Кроме того, на территорию республики фактически запрещен въезд граждан с не чеченской пропиской. Как пишет телеграмм канал Chechnya, всех у кого нет чеченской прописки в аэропорту Грозного разворачивают обратно.

А сами жители республики имеют возможность передвигаться только в пределах собственного муниципалитета и только по необходимости: за лекарствами или продуктами, или в больницы. У остальных будут отбирать автомобили. Выходить на улицы можно только в маске.

Как отмечает министр здравоохранения республики Эльхан Сулейманов, для того чтобы победить коронавирус необходимо прервать связь передачи заразы от человека к человеку. На сегодня это единственная действенная мера по всему миру.

Ислам Текушев, Сергей Жарков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *