Список неблагонадёжных мусульман

ПРАГА, 15 августа, Caucasus Times. Инцидент, который произошел в начале августа на КПП «Верхний Ларс» с ингушским имамом Хамзатом Чумаковым – яркий пример того, как российские законы, направленные на профилактику правонарушений, превращаются в оружие региональных элит против инакомыслящих.

Напомним, что религиозному деятелю на российско-грузинской границе при выезде из страны, было де-факто отказано в выезде, с формулировкой «внесен в профилактические списки».

Примечательно, что допрашивали его при пересечении границы обе стороны, однако грузинские пограничники, отказав во въезде в страну, честно признались, что не могут впустить гражданина по сигналу российских коллег.

Это уже не первый случай, когда жителям Северного Кавказа отказывают в выезде из страны.

Невыездной имам?

Хамзат Чумаков ехал вместе с женой и детьми в Грузию, где он должен был пройти курс лечения, а в частности заменить протез ноги, которой лишился в 2010 году во время первого покушения на его жизнь.

Сам Хамзат Чумаков предал огласке детали дела, опубликовав пост на портале «Кавполит». В сообщении говорится, что первоначально на несколько часов Чумаков с супругой были задержаны сотрудниками российской пограничной службы. Затем, снова на несколько часов их задержали уже на грузинской таможне. «Когда я начал требовать объяснений, они ответили, что мы с супругой в базу данных внесены. То есть состоим на учете. При этом объяснить, о каком учете идет речь, мне не смогли. Сказали: «Разберитесь. Видимо, против вас настроены там – дома. По месту жительства ставят на учет. Мы не можем вам объяснить. И без протокола, без допроса тоже отпустить не можем». Через некоторое время пришел сотрудник, говорит: «есть указание от российских пограничников вас не пускать». С грузинскими властями и таможней не было никаких проблем. Так сказали грузинские пограничники. Они не уточнили, кто им дал такую «рекомендацию», просто сказали, что есть указание нас не пропускать», — говорится в сообщении от Чумакова.

Правозащитник Магомед Муцольгов уверен – это месть Чумакову (Шейх Хамзат), от тех, кого он критиковал. «Шейх Хамзат влиятелен не только в своем регионе, не только в Ингушетии, но и далеко за ее пределами. За свои выступления, в которых он критиковал коррупцию и другие общественные проблемы, он снискал репутацию борца с несправедливостью. Он с осуждением выступал не только по отношению к властям, но и критиковал действия ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации). Даже после покушений, после того, как он лишился ноги, он не отступил от своих убеждений. Конечно это многим не нравится», — уверен Муцольгов.

Магомед Муцольгов обратился с открытым письмом и призвал президента России пресечь практику необоснованного превышения полномочий сотрудниками силовых ведомств.

В своем открытом письме Магомед Муцольгов обратил внимание руководства страны на то, что ранее в выезде за рубеж было незаконно отказано тысячам жителей Северного Кавказа.

Профучет практиковался еще в советские времена. Тогда он подразумевал «присмотр» и профилактические беседы с дебоширами, алкоголиками и тунеядцами. Сегодня перечень, лиц, за которыми участковый уполномоченный милиции осуществляет контроль и с кем проводит профилактические мероприятия определен статьей 18.1 Инструкции к приказу № 900 МВД РФ. Согласно п 19 той же Инструкции возложение дополнительных обязанностей на участкового возможно лишь путем внесения соответствующих изменений в эту Инструкцию, или издания соответствующих НПА федерального значения, однако в субъектах издаются приказы, в которых указано 10 и более категорий учета, индивидуально, согласно особенностям, в них наряду с наркоманами или малолетними бродягами, могут быть нарушители общественного порядка или «склонные к террористической деятельности».

«Профилактический учет»

На так называемый профилактический учет по неофициальным данным поставлены тысячи россиян. Официальных же данных по количеству «заблаговременно виновных» нет.
В большей же степени данная практика применяется в отношении жителей Северного Кавказа. В условиях Северного Кавказа данный закон применяется таким образом, что молодым людям, ранее несудимым, не находящимся под следствием и даже не получавшим официальных предупреждений о недопустимости «экстремистской деятельности», как это прописано в процессуальном законодательстве, достаточно просто оказаться в компании уже попавших в поле зрения силовиков по преступлениям, связанным с экстремизмом.

Чумаков же попасть в «профилактический список» мог одновременно в двух субъектах Российской Федерации — Ингушетии и Чечни. И в Чечне, и в Ингушетии власти опасаются растущего авторитета известного богослова.
Однако, если власти Ингушетии воздерживаются от прямых угроз в адрес Чумакова, то глава Чечне в привычном ему стиле открыто угрожал имаму расправой.

Так, выступая 2 февраля в мечети «Сердце Чечни» глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что «в Ингушетии борьба с радикальными проповедниками ведется недостаточно эффективно и если такие люди, как Шейх Чумаков, будут проповедовать в Чечне, то у них «полетят головы».

Более того, Кадыров призвал власти Ингушетии принять меры против Чумакова, пригрозив в ином случае остановить его своими силами.

В Назрани 11 марта на жизнь имама Хамзата Чумакова было совершено покушение. Именно в этот день Кадыров разместил в Instagram запись с осуждением «ваххабистов», которые «навязывают ложные идеи молодежи».

Следует особо отметить, что Чумаков никогда не выступал против Кадырова, однако, в своих проповедях, которые он читает на ингушском языке, он затрагивает темы морального состояния и чеченцев и ингушей, поведения молодёжи, насилия по отношению к женщинам со стороны мужей, заявляет о злоупотреблениях местных чиновников и правоохранительных органов.

Его возрастающий авторитет среди мусульман как Ингушетии, так и Чечни, мог серьезно встревожить официальное духовенство Чечни.

В самой Ингушетии Чумаков состоит в открытом конфликте с Духовным управлением мусульман республики (ДУМ)

5 июня 2016 года теологический конфликт между ДУМ РИ и Чумаковым перерос в попытку властей Ингушетии силой сменить руководство Насыр-Кортской мечети во главе с имамом. Однако сторонники Чумакова смогли отстоять своего лидера и храм.

Таким образом занести одиозного имама в список «неблагонадёжных» могли власти обеих республик. Однако, стал ли инцидент на границе в отношение Чумакова и его супруги следствием действия списка «неблагонадёжных» или же богослов пострадал от излишней бдительности пограничников, покажет время. Также остается открытым вопрос о том, как широко могут применять власти данную ограничительную меру в отношении инакомыслящих.

Гуля Арифмезова, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *