Спасти черкесский язык может делопроизводство

Прага, 25  Мая, Caucasus Times — Ситуация вокруг родного языка в Кабардино-Балкарии и Адыгее в ближайшие десятилетия может привести к полному его уходу из школ. Спасти ситуацию может частичное внедрение родного языка в делопроизводство, считают эксперты.

Так считают эксперты из Кабардино-Балкарского государственного университета. Главная же причина этой тревожной тенденции кроется в не востребованности родного языка практически во всех сферах жизнедеятельности общества, что в целом приводит к утрате интереса к нему со стороны молодежи.

И хотя родной язык является по сути вторым государственным языком в национальных республиках, ни одно государственное учреждении не принимает к рассмотрению документы на родном языке.

А иной раз, когда кто-либо из настойчивых граждан позволяет себе это сделать, то это вызывает массу негативных эмоций и персонала учреждений.

Так, например, в столице Адыгеи Майкопе местная жительница Эльвира Кулокова стала участницей неприятного инцидента, когда сотрудница супермаркета «Магнит» отказалась говорить с ней на адыгском языке ссылаясь на то, что на работе запрещено пользоваться родным языком.

Женщина была крайне раздражена ответом и опубликовала на сайт компании протестное письмо со ссылками на 26 статью Конституции РФ и на закон «О языках народов Республики Адыгея».

В 90-е всплеск национального самосознания привел к повышенному интересу молодежи к родному языку в республиках, где черкесское население является одним из титульных этносов.

В Адыгее, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии стало модно говорить на родном. Но, чтобы владеть родным языком не только на бытовом уровне, его надо изучать в школе. И тут система дала сбой. Выяснилось, что грамотных учителей черкесского языка недостаточно, так как даже те, кто заканчивает факультет родного языка, в силу его не востребованности идут работать в другие сферы.

По сей день в университетах самыми непрестижными считаются факультеты, где пытаются готовить специалистов родного языка.

Так, например, в Кабардино-Балкарии, на факультетах кабардинской и балкарской филологии учатся те, кого никуда больше не взяли. И они, получая диплом о высшем образовании, не в состоянии найти себе работу.

Так как родной язык не используется в делопроизводстве, а школ, которые нуждаются в такого рода специалистах по пальцам пересчитать и все они в основном сосредоточены в сельской местности, куда молодежь идти не хочет, интерес к нему падает с каждым годом.

Чтобы как-то преодолеть проблему в городских школах стали создавать так называемые смешанные классы, т.е. формировать их по национальному признаку. А в школах, где эту схему не стали применять, появилась другая проблема: если в классе мало, например, адыгейцев, то они вынуждены изучать не родной язык, а русский.

Конечно, в сельских школах родному языку уделяется больше внимания. Но здесь возникает другая проблема: преподавать точные науки, например, математику или физику, на родном языке невозможно – нет научной базы.

А это значит, что в национальных школах дети учатся на родном языке до третьего-четвертого класса, а потом все равно переходят на обучение на русском, правда, дается им это с большим трудом.

Следует заметить, что власти Кабардино-Балкарии, озабоченные проблемой изучения языка коренных народов на более высоком уровне, в 2008 году приняли программу модернизации школьных учебников. На это были выделены немалые средства. Однако этих мер оказалось недостаточно, так как проблемы требует системного подхода. А ключевым факторам могло бы стать частичное внедрение родного языка в делопроизводство, считают в КБГУ.

Принятый в 2011 году Федеральный закон Российской Федерации «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об образовании»» повысил статус родного языка, включив его в перечень предметов к сдачи Единого государственного экзамена ЕГЭ.

 

Школьникам, которые в течение года учили и родной язык, и родную, национальную, литературу позволено выбирать родной язык для сдачи экзаменов в рамках государственной итоговой аттестации как в девятом классе, так и в выпускном, одиннадцатом.

Безусловно эта мера снимает напряжение в отношении соблюдения конституционных прав граждан на пользование родным языком, однако никоим образом не меняет тревожную ситуацию, сложившуюся вокруг родного языка, так как большинство городских школ вовсе не имеют достаточное количество часов на родном языке, позволяющее его вывести на один уровень с русским.

Сегодня развитие и статус родного языка в школах находится в зоне ответственности республиканских властей, которые больше заботятся о статистики по сдаче учащимися ЕГЭ, нежели уровнем родного языка.  Последнему ничего не остается как тихо уйти из школ.

Инал Карданов, Caucasus Times

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *