Совет тейпов: быть или не быть!

МОСКВА, 13 марта, Caucasus Times. Принято считать, что в традиционной культуре, общественные институты – явление закономерное и достаточно устойчивое. Однако, в условиях глобализационных процессов, нередко, подобные организации теряют свою значимость, подвергаются трансформации. Таковым институтом в Ингушетии является Совет тейпов (родов), образующиеся из наиболее авторитетных представителей ингушских родов.

Совет ингушских тейпов (родов), имеет свое историческое прошлое. Исторически, его роль, была направлена прежде всего на решение ключевых общественно-значимых вопросов, консолидации общества в условиях кровных и кровнородственных столкновений и др. Однако его роль в общественной жизни ингушского общества менялось под влиянием новых общественно-политических вызовов.

С начала 90-х годов, в период ренессанса ислама, в среде ингушской молодежи возрастает религиозная (исламская) идентичность в противовес этнической. Именно тогда, в этих условиях, республиканские власти усмотрели в Совете тейпов орган народного контроля, который станет служить интересам государства.

Однако ингушская молодежь, выступала категорически против проявления тейповой, вирдовой (суфийской) и прочих идентичностей, подчеркивая лишь одну идентичность – Ахлю Сунна валь-Джамаа.

И хотя вопреки ожиданиям властей, авторитет Совета тейпов, ровно, как и Муфтията РИ не стал панацеей от разрастающегося влияния ортодоксального ислама, а идейная программа Совета тейпов, призванная выступать связующим звеном всех фамильных общин, провалилась, Совет старейшин остался в обойме республиканских властей.
Та форма Совета тейпов, которая функционирует в Ингушетии в настоящее время, официально оформилась в регионе в результате деятельности нынешнего главы республики Юнус-Бека Евкурова в 2009 году, собственно, сразу после его оформления в качестве руководителя. Однако, попытка получить поддержку представителей наиболее крупных родов в регионе наблюдалась и раннее.

Но в качестве совещательного органа, Совет тейпов официального статуса не получил. Как правило, те тейпы, которые оказывались лояльны к власти, де-факто уже функционировали, как негласные Советы и получали всеобъемлющую поддержку официальных властей. Так формировалась клановость, как одна из самых компрометирующих регион, проблем. В Совет тейпов РИ не вошли представители таких крупных тейпов, как Аушевы, Хамхоевы, Оздоевы, Даскиевы.

В момент создания Совета тейпов при РИ, подобная организация уже существовала в регионе, под председательством Даскиева М. и была официально зарегистрирована. В данную организацию вошли представители порядка тридцати крупных тейпов республики. Но не все.

В течение всего периода своего существования в качестве совещательного органа, Совет тейпов при главе РИ демонстрировал определенные результаты, как в примирительной политике, так и в вопросах общественных правонарушений, и данное обстоятельство выступало в качестве «вспомогательного» фактора в рейтинге главы региона в обществе в целом. Глава региона сам неоднократно подчеркивал значимость проводимой Советом работы: разрешались внутритейповые проблемы и проблемы вызванные кровной местью, хозяйственные споры внутри тейпов и между разными тейпами, проводилась профилактика преступности и радикализации настроений в молодежной среде.

Основной идеей руководства региона в оформлении нового института являлась также попытка создать плацдарм, способный влиять на общественное мнение, поскольку в ингушском обществе авторитет лидеров всегда был гораздо весомее авторитета властей.

Однако, этот процесс, безусловно, имеет и свою оборотную сторону: Совет тейпов постепенно стал укреплять свои позиции, несмотря на систематические трансформации в самом аппарате, что стало очевидным со временем и для республиканских властей.

Можно предположить, что новые позиции данной организации и явились причиной попытки его роспуска властями, также, как и раннее Духовного управления мусульман РИ- Муфтията. Совет тейпов исчерпал себя, как орган совещательный, подведомственный.

Ограничение в возможностях реализации тех или иных, на взгляд членов Совета, актуальных вопросов ингушского общества в статусе при главе РИ; Реформирование Совета с учетом возникающей необходимости, согласно решению главы РИ без личностного мнения членов Совета тейпов и др. явились поводом к возмущению и самих членов Совета, которые преступили к формированию альтернативного Совета, как органа, в данном случае, не совещательного и подведомственного, а самостоятельного общественного института. Представители отколовшейся части Совета тейпов РИ примкнули к Совету тейпов ингушского народа.

Совет тейпов, безусловно, оказался в ситуации, когда общественно-политическая ситуация характеризуется отсутствием авторитета властей, и той, нестабильности аппарата и его руководителя, который уже не раз демонстрировал свою резкую смену политических решений. И здесь, обнаруживается инстинкт самосохранения, и очевидно, что не без влияния горького опыта Духовного управления мусульман Ингушетии. В ситуации падения рейтинга официальных властей, Совет тейпов рассчитывает укрепить свои позиции, и также, находясь под защитой входящих в родовые организации «соплеменников», претендует на полную автономию в регионе.

В данном случае, Совет тейпов выступает в качестве очередной оппозиции региональным властям. Подобное наблюдалось в 2008 году, когда был сформирован альтернативный парламент, в состав которого вошли представители 22 крупных тейпов республики.

Если обратиться к данному явлению с точки зрения исторической тенденции, то подобные процессы наблюдаются в Ингушетии в сложные в общественно-политическом отношении периоды, характеризующиеся высокой коррупционностью, клановостью, падением рейтинга властей.

Есть вероятность того, что в перспективе внутри самого института Совета тейпов также возникнуть разногласия, вопрос в том: Кто в таком случае, будет решать их? Однако, очевидно, что несмотря на политику Администрации РИ данный общественный институт будет функционировать, также, как и сохранивший свои позиции Муфтият РИ.
Оценка сложившейся ситуация в целом характеризуется как специфическая, конкретно для региона, и нестабильная, поскольку тесно связана с общереспубликанскими проблемами. Совет тейпов вполне может, как это наблюдалось в историческом прошлом, функционировать де-факто, на различных уровнях, (сельских, городских, региональных), действующего препятствия тому не наблюдается. Однако, в случае, если речь идет об оформлении его в качестве общественного института на республиканском уровне, говорит уже о его стремлении к политизации, и данное обстоятельство, есть ни что иное, как формирование новой региональной элиты, обладающей определенным авторитетом, но, в перспективе, претендующей на власть в республике.

Танзила Чабиева, научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *