СНГ: нестабильные государства как угроза глобальной безопасности

ПРАГА, 11 октября, Caucasus Times- Страны Центральной Азии и Кавказа, переживающие политические, экономические и социальные кризисы, вызванные как внутренними, так и внешними факторами накапливают конфликтный потенциал в своих социумах, который в ближайшей перспективе может вылиться в вооруженные конфликты, государственные перевороты, новые гражданские войны.
В своем ежегодном рейтинге «стабильности» за 2007 год, американским журналом «Форейн полиси» и исследовательским центром «Фонд за мир» была дана оценка стабильности 177 государствам. По данным экспертов, на этот раз в результате оценок государств по 12 параметрам, среди которых такие, как положение в политике и экономике, соблюдение прав человека, наличие беженцев, демографическая ситуация, 60 государств было признано наиболее нестабильными.

По мнению ученых, страны, занимающие лидирующие места в этом документе, наиболее близки к тому, чтобы стать «обанкротившимся государством», власти которого фактически теряют всяческий контроль за ситуацией.

В частности, исследователи утверждают, что на территории таких стран могут появляться экстремистские группировки, а также возникать серьезные вооруженные конфликты. Все это приведет к дестабилизации обстановки и серьезно осложнит жизнь соседних государств.

В списке не мало государств постсоветского пространства. Так, Узбекистан занял 22-е место, Таджикистан — 29-е, Киргизия — 41-е, Туркменистан — 43-е, а Молдавия — 48-е.

В замыкающих оказались Белоруссия и Грузия — 51-е и 57-е места соответственно. Отметим, что отчет был опубликован до событий в Южной Осетии. Можно предположить, что Россия, которая за год до этих событий покинула данный список, в 2008 году вновь окажется в нем.

Возвращаясь к критериям, на основе которых была дана оценка вышеуказанным странам, стоит отметить, что хотя страны постсоветского пространства, вошедшие в «рейтинг нестабильности» не являются странами банкротами, как Афганистан, Судан, Ирак, Сомали, Зимбабве и Чад, все же они представляют значительную угрозу мировой стабильности и стабильности своих соседей.

Ситуация в этих странах по многим критериям катастрофическая и прогнозы, которые можно сделать опираясь на исторический опыт и анализ сегодняшней ситуации в ряде центрально-азиатских стран, стран Южного Кавказа и России далеко не утешительны.

Россия и Грузия

События в Южной Осетии показали, что Россия все еще считает Южный Кавказ и Центральную Азию зоной своих стратегических интересов, которые она готова отстаивать силой, игнорируя мнение своих европейских партнеров и США. Вооруженный конфликт между Россией и Грузией можно считать началом новой холодной войны, зоной боевых действий в обозримом будущем — Кавказ и Центральную Азию. Трудно сказать, кто потерял больше в этой войне, Грузия или Россия. Оценить потери им еще предстоит в ближайшие годы. Однако сегодня уже можно предположить, что на фоне глобального экономического кризиса экономические и политические последствия этого конфликта могут спровоцировать серьезные внутренние конфликты в 2012 году, когда и в Грузии и в России будут избирать президента.

Режим Саакашвили держится за счет национализма, который объединил грузин, но от него может остаться только горечь когда в дома обычных граждан, придет нищета. Запад оказывает Грузии мощную экономическую помощь, но эти финансовые потоки будут пожираться последствиями глобального экономического кризиса. Грузию могут, ожидать рост уровня безработицы, сохранится тенденция оттока капитала. Оппозиция после разгрома набирается сил и готовится к новому удару по Саакашвили. Главный аргумент против нынешней власти — поражение в войне и экономические последствия этой войны.

В России ситуация складывается немного иначе, благодаря стабилизационным мерам в экономической сфере страна относительно безболезненно переживет кризис. По крайней мере, таков прогноз экономистов. Оппозиции в России нет. Она либо отбывает сроки в местах не столь отдаленных, либо тратит «награбленные деньги за кордоном», не имея возможности вернуться на родину. Но у России есть слабое место – Северный Кавказ. Именно здесь могут возникнуть серьезные конфликты. Северный Кавказ переживает системный кризис. Дело в том, что система назначения глав республик президентом России, при сохранении признаков государственности этих субъектов, спровоцировало кризис власти на Северном Кавказе. Очередное всероссийское нововведение российского руководства потерпело фиаско на Северном Кавказе. В Ингушетии, Дагестане идет гражданская война. В Кабардино-Балкари и Карачаево-Черкесии зреет межэтнический конфликт.

Разделение ответственности между Федеральным центром и регионами на Северном Кавказе, при абсолютной тоталитарной власти в Чечни и слабой власти в Дагестане и Ингушетии привело к гражданской войне в этих двух республиках.

События в Южной Осетии поддержанные российским социумом не нашли понимания в Ингушетии, которая помнит территориальную войну с Северной Осетией. Все это, плюс рост числа радикальных мусульман среди молодого населения, опять таки во многом вызванный вышеупомянутыми факторами, грозит Южным окраинам России взрывом.

Не стоит исключать и повторение войны на Южном Кавказе. Если ситуация перед выборами в Грузии будет складываться не в пользу Саакашвили, последний может ввязать Грузию в очередную войну.
Центральная Азия

Итак, возвращаясь к среднеазиатским странам, которые попали в «рейтинг нестабильных государств» в первую очередь следует обратить внимание на исторический этап, к которому они подошли. Руководящие элиты этих государств скоро должны смениться. За исключением Кыргызстана, где произошла оранжевая революция, и Туркменистана, где смерть главы Туркмении способствовала плавному переходу власти в руки нового клана.

Президент Узбекистана Каримов и президент Таджикистана Рахмонов вступили в возраст, когда вопрос о преемнике, так или иначе, стоит на повестке дня. Не хочется делать такого рода прогнозы, но попытка элит этих стран сохранить за своими кланами власть при сохраняющихся экономических и социальных кризисах, грозит Узбекистану и Таджикистану конфликтами, которые могут перерасти в территориальные и гражданские войны. И есть вероятность, что знамена этих войн будут иметь отличительный зеленый цвет.

Если говорить об Узбекистане, то своеобразной «точкой не возврата» можно считать Андижан. Мирный протест простых андижанцев с призывами приостановить произвол судебной системы и повысить уровень жизни людей был искажен властями, напуганными народным бунтом. Власти заявили, что в Андижане вооруженные террористы захватили административные здание, освободили заключенных и расстреляли мирных жителей. Сотни невинных людей получили тюремные сроки до 20 лет, более 500 семей стали беженцами в третьих странах. Европейский Союз и Америка осудили действие правительственных войск в Андижане.

Андижанские события усилили авторитарный режим Каримова, испортили отношения Узбекистана с Западом, сблизил Москву с Ташкентом.

Обвинив запад в организации андижанских событий, Узбекистан выкинул Американский контингент с военной базы Ханабад. Следом были закрыты офисы радио Свобода, ББС, Deutsche Welle и других западных организаций, таких как Freedom House, Human Rights Watch и Amnesty International. Был запущен механизм тотального контроля над собственными гражданами, поиск внутренних врагов. В результате «антидемократических реформ» Узбекистан потерял значительное число крупных инвесторов и практически загнал себя в изоляцию. Ограничение на вывод капитала заставило инвесторов западных и Азиатских компаний покинуть узбекский рынок.

Отсутствие реальных экономических реформ и процветание коррупции на всех уровнях сохраняют тенденцию к снижению уровня жизни населения.

В результате всего этого в Узбекистане появилась огромная армия безработных, которые в поисках работы ринулись в Россию, Казахстан, Восточную Европу, Южную Корею и Израиль. По неофициальным данным 8 миллионная армия трудовых мигрантов ежегодно вливают в бюджет страны почти миллиард долларов, что держит местную валюту на плаву.

Ислам

Кризис власти в Узбекистане, несмотря на репрессивную машину, а может быть и благодаря ней, создал благоприятные условия для сил, использующих ислам в своих политических целях в центрально-азиатском регионе.
Ферганская долина, выходцами которого являются, лидеры Исламского Движения Узбекистан Жумаи Намангони и Тахер Юлдашев является одним из густонаселенных экономически отсталых регионов республики. Этот регион, который разделен между тремя республиками Центральной Азии, Узбекистаном, Таджикистаном и Киргизстаном давно имеет имидж оплота оппозиционных сил региона. Эксперты считают, что нищета, необразованность, безработица и отсутствие возможности менять правительство мирным путем все больше толкает молодежь во всех трех регионах в объятие радикальных исламистов.
Разложение элит, антизападная истерия, и социальная несправедливость привела в прошлом веке к власти в Иране режим Хомейни. Сегодня Узбекистан, Таджикистан и в меньшей степени Кыргызстан переживают глубочайший политический и гуманитарный кризис. Исламская, фундаменталистская идеология заполняет сегодня ту нишу, которую в прошлом веке занимал в Центральной Азии коммунизм. И он представляет для этих стран наибольшую угрозу. Ислам имеет здесь исторические корни. Именно этим он и опасен.

Но власти Узбекистана и Таджикистана вместо того, что бы лечить угрозу образовательными программами, запускают репрессивную машину против верующих. Ограничивают их в свободах, отнимая право людей на справедливый выбор.

Ислам в Ферганской долине намного консервативнее, чем в других регионах Центральной Азии. Несмотря на запрет властей на участие детей в пятничных молитвах, дети в возрасте 5-10 лет ходят в мечеть практически каждый день. При этом тенденция к росту числа детей посещающих мечети растет не только в Ферганской долине.

Ситуация усугубляется отсутствием устойчивого государственного противодействия агитации исламской пропаганды.

Большая депрессия активной части общества в Узбекистане и Таджикистане, вызванная отсутствием перспектив, неоправданными надеждами толкает молодых людей искать ответы на вопросы в религии.

Низкий уровень зарплат учителей толкает их искать себе работу в других сферах и ли в других странах. Уровень образования в общеобразовательных школах падает, уступая место религиозным учениям.

Неспособность властей длительное время решить социальные и экономические проблемы, отсутствие молодежной политики, коррупция, местничество и многие другие хронические болезни таджикского и узбекского обществ открывают широкие возможности для исламских агитаторов.
Ресурсы
Еще одним дестабилизирующим фактором в Средней Азии можно назвать вопросы распределения природными ресурсами.

Холодные отношение между лидерами стран Центральной Азии и отсутствие консенсуса по использованию природных ресурсов, и делимитации границ – проблемы которые так и не нашли своего решения после развала советского союза, продолжают быть одним из главных дестабилизирующих факторов в регионе.

Суровая зима прошлого года стала еще одним испытанием для центрально азиатских стран, но не стала тем опытом, опираясь на который страны могли бы пойти на встречу друг другу.

Уже сегодня Киргизия и Таджикистан оказались перед угрозой энергетического кризиса. Перспективы настолько удручающи, что власти республик уже оповестили о них население. Ситуация усугубляется нехваткой воды в регионе, из-за чего между Бишкеком, Астаной и Ташкентом назревает скандал. Казахстан угрожает Узбекистану санкциями за невыполнение обязательств по транзиту киргизской воды.

Проблема в том, что вода, прежде чем попасть к адресату – Казахстан и Таджикистан, должна пройти по транзитной территории соседнего Узбекистана. А он в нарушение договоренностей ее не пропускает. Таким образом, зима в этом году станет еще одним испытанием для жителей Казахстана, Узбекистана и Таджикистана.

Хроническая проблема с энергией и водой решиться, если киргизские и таджикские власти найдут финансовую помощь на строительство новых ГЭС. Но дальше договоренностей с российским правительством дело не идет. Узбекистан не соблюдает договор по транзиту воды. Он сорвал сделку между Китаем и Таджикистаном о китайских инвестициях в строительство ГЭС.

Вопрос использование трансграничных рек между соседями давно уже перерос на орудие давление друг против друга. Таджикистан и Киргизстан являются хозяевами водных ресурсов в регионе, тогда как нефть и газ принадлежит Узбекистану и Казахстану. Узбекистан намерен продать свой газ соседям по европейской цене, но требует от соседей не делать воду предметом торга. Таджикистан и Киргизстан намерены осуществить свои энергетические проекты путем построение гигантских ГЭС на внутренних и трансграничных реках. Но из- за отсутствие согласия между лидерами стран региона не один инвестор не берется за эти проекты. Не определенные линии границ между странами постоянно приводят к стычкам между киргизами и таджиками, между узбеками и киргизами. Эти стычки иногда заканчиваются трагично. Много лет тому назад бывший представитель ОБСЕ в Центральной Азии предсказывал возможность возникновения территориальных конфликтов в Центральной Азии, а также войн за водные ресурсы.
Все эти дестабилизирующие факторы в своей совокупности формируют конфликтный потенциал в регионе. И если взрыв произойдет в одной стране, его последствия будет переживать все. Глобальный экономический кризис может привести эти страны к банкротству. Узбекистан, отказываясь от помощи запада, рассчитывая на помощь России и отравляя отношения с Казахстаном, своими действиями энергетической сфере, рискует остаться один. Россия всегда отличалась тем, что подводила своих партнеров. Она ведет себя в Центральной Азии как «собака на сене», заключая инвестиционные соглашения и не выполняя их.

Обвал строительного рынка в России, вызванный глобальным экономическим кризисом грозит сотням тысяч таджикских, узбекских и киргизских гастарбайторов потерей работы. А это в свою очередь грозит центрально-азиатским странам падением финансовых потоков.

Угрозы для возникновения социального взрыва в регионе растут с каждым днем. И решать эти вопросы нужно сегодня.

Ислам Текушев, Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *