Смертникам не страшны большие сроки, они хотят умереть больше, чем мы хотим жить — Екатерина Сокирянская

ПРАГА, 17 января, Caucasus Times. В след за терактами в Волгограде российские парламентские фракции внесли на рассмотрение в Госдуму пакет из трех законопроектов, направленных на усиление борьбы с терроризмом. Поправки касаются уголовного, административного права, законов, регулирующих связь, интернет, банковскую, правоохранительную деятельность, работу НКО и региональных органов власти. О том, против кого в действительности направлен пакет антитеррористических законодательных мер, о положении прав человека в контексте борьбы с терроризмом в России рассказала в интервью Caucasus Times глава представительства Международной Кризисной группы в России, директор проекта по Северному Кавказу Екатерина Сокирянская.

Caucasus Times: Екатерина, похоже, что сбываются самые пессимистические прогнозы относительно сворачивания свобод в России. Ярким примером тому служат законопроекты, предложенные думскими фракциями вслед за терактами в Волгограде. По кому в первую очередь ударят эти законы, в случае их реализации?

Екатерина Сокирянская: Этими поправками власть решает три задачи. Первая: показать обществу, что она жестко реагирует на теракты и способна обеспечивать безопасность страны (после трех взрывов в одном городе Волгограде эта способность у многих граждан снова стала вызывать сомнения). Вторая: послать сигнал террористам, боевикам и пособникам, что их по-прежнему будут «мочить» и теперь еще жестче. Этому поспособствуют большие сроки и расширенное толкование 205 статьи «терроризм», предложенные в поправках. Третья: использовать трагедию в Волгограде как повод для дальнейшего «закручивания гаек» в обществе, еще большего контроля и слежки, давления на НПО, ограничения возможностей финансовых операций среднего класса. Соответственно если поправки будут приняты, то они ударят по боевикам и их пособникам (не по террористам), общественникам и простым гражданам, пользующимся интернетом, в том числе для проведения небольших платежей.

Caucasus Times: Как решается вопрос соответствия предлагаемых законов с конституцией? Будет ли следующим шагом конституционная реформа, которая должна стать логическим завершением этих процессов?

Екатерина Сокирянская: Думаю, масштабной конституционной реформы не будет, она вызовет слишком много ненужного шума. Власть будет продолжать использовать тактику поправок и новых законов, резонанс меньший, а цель достигается столь же успешно.

Caucasus Times: Как НПО адаптируется к новым условиям в России? Я имею виду и законы об иностранных агентах, и атмосферу ненависти к третьему сектору, культивируемую пропагандистской машиной?

Екатерина Сокирянская: НПО продолжают работать. Взаимодействовать с властью, в том числе региональной, становится труднее, они осторожничают, предпочитают не связываться, особенно с международными НПО. А на людей, нуждающихся в помощи, простых граждан, пропаганда, зачастую, производит обратный эффект. Они по-прежнему обращаются к общественникам и сотрудничают с ними. Кроме того, растет количество незарегистрированных инициатив, бюрократическая машина душит организации, поэтому инициативные группы предпочитают действовать без регистрации.

Caucasus Times: Многие эксперты скептически относятся к вопросу об эффективности законодательных мер в борьбе с терроризмом, включая и коллективную ответственность родственников боевиков, применительно к Северному Кавказу. Ваше мнение?

Екатерина Сокирянская: Я думаю, новые поправки никак не помогут борьбе с терроризмом, наоборот, осложнят ее. Смертникам не страшны большие сроки, они выходят на войну, чтобы умереть и стать шахидами, и хотят умереть больше, чем мы хотим жить. А вот сомневающиеся, те, кто готов бы был выйти «из леса», сложить оружие, кто разочаровался в вооруженном подполье и его идеологии, кто не до конца понимал, на что идет, а когда понял, ужаснулся и передумал — для них дорога назад закрыта. Кто захочет выйти из леса, чтобы провести остаток жизни в тюрьме? Если поправки будут приняты, они поставят последнюю точку в политике адаптации боевиков, которую пытались проводить на Северном Кавказе в 2010-2012 гг. Боевики будут делать все, чтобы не попасть живьем в руки правоохранителей, стараться подорвать себя перед смертью. Значит, будет еще больше погибших милиционеров, еще меньше пойманных боевиков, меньше достоверной оперативной информации. Мы ведь помним, что арест одного амира ингушского подполья Магаса позволил силовикам нанести сокрушительный удар по вооруженному подполью в Ингушетии. И его пример не единичен. Легализация коллективной ответственности не только противоречит Конституции РФ, но и приведет к ожесточению подполья. Если раньше во время нападений на сотрудников полиции, их родственники гибли чаще случайно, после распространения репрессивных действий в отношении родственников членов НВФ, боевики будут намеренно нападать на членов семей силовиков. Еще важнее другое: родственники боевиков как никто заинтересован в том, чтобы их дети, мужья, братья вернулись к мирной жизни. Они должны стать главными союзниками и партнерами государства в адаптации и возвращении к мирной жизни членов вооруженного подполья, а не врагами государства. Но, к сожалению, сейчас руководство России снова взяло на вооружение жесткие силовые методы, которые уже не раз доказали свою контрпродуктивность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *