Смертельный вагон

МОСКВА, 15 октября, Caucasus Times — Ближе к 11 вечера я спустился в подземку на «Белорусской» кольцевой станции московского метро. Я как раз возвращался из Дома кино, где была презентация Международного фестиваля рекламы «Каннские львы 2004».

Зашел в вагон, было довольно многолюдно и я, не став искать места, остался у двери. Поезд тронулся. Спустя некоторое время в дальнем конце вагона замаячили фигуры, привлекшие мое внимание своими странными действиями.

Двое направились в мою сторону из дальнего конца вагона. Я обратил на них внимание, потому что двигались они медленно, шатаясь из стороны в сторону, и по ходу своего движения рассматривали людей на сиденьях. Вели они себя так, словно искали что-то у себя дома.

Парни прошли мимо меня и остановились напротив молодого человека, сидевшего неподалеку от меня. Молодые люди накинулись на жертву внезапно, никак не обозначив своих намерений, просто начали избивать его, нанося удар за ударом. При этом ничего не объясняли, делали свое дело молча. Я сначала не мог понять, что между ними произошло. Тот, кого били, сидел, закрывшись руками. Потом он начал метаться, стараясь увернуться от сыпавшихся на него ударов. Крови не было видно, но впечатление картина производила жуткое.

Я стал осматриваться по сторонам в надежде увидеть людей, готовых вступиться за избиваемого. В вагоне было много мужчин, но кто-то уже успел спрятать лицо между страницами газеты, другие в ужасе наблюдали за происходящим.

Те, кто избивал, были пьяны. Если не оба, то главный точно, это было заметно. Инициатором нападения тоже был он. Плотного телосложения, среднего роста с наголо бритой головой и свисающей цепочкой у бедра.

В те мгновения, пока продолжалось избиение, я так и не смог увидеть лица жертвы. Избиваемый сумел подняться на ноги и пытался оказать сопротивление, но все, что он мог сделать, это закрыть лицо руками. Когда месиво человеческих тел стало сдвигаться в мою сторону, я понял, что должен что-то сделать.

Вдруг человек издал пронзительный крик. Так кричит тот, кто осознал, что смертельная опасность подступила вплотную. Это был даже скорее не призыв о помощи, а крик отчаяния.

Это и вывело меня из оцепенения, я что-то злобно и громко крикнул, а потом шагнул навстречу и протянул руку жертве, чтобы оттащить его.

Нападавшие застыли. Я оказался лицом к лицу со скинхедами, сомнений уже не осталось. Второй молодой человек был тоже наголо брит, но в отличие от главного, был худощав и высок ростом.

Человеком, которого они избивали, оказался парень азиатской наружности. Он был плохо одет, похож скорее на узбека или таджика, возраст около 25 лет.

Услышав мой крик, скинхеды застыли. Азиат воспользовался моментом и вырвавшись, убежал в другой конец вагона. Наступила короткая пауза. Пассажиры продолжали хранить гробовое молчание.

Мне показалось, что скинхеды настолько были потрясены моим вмешательством, что даже растерялись. Они явно, не ожидали, что кто-то им может помешать. Видимо, привыкли к тому, что свидетели их расправ обычно впадают в оцепенение.

Скинхед поплотней, придя в себя, выкрикнул вслед жертве: «Съе_ывай с России на _уй, бля!», — и даже вроде поначалу двинулся в тот конец вагона, где затаился несчастный.

Потом вдруг повернулся и посмотрел на меня. Второй, худой, тоже окинул меня быстрым взглядом. Я ждал нападения. Но оба неожиданно развернулись и ушли туда, откуда явились с самого начало.

Я был абсолютно уверен, что в случае чего мне удастся справиться с этими двумя и решил ехать до своей станции.

Но на том конце вагона, куда они удалились, я заметил оживление. После короткого совещания, голова к голове, фигуры стали продвигаться ко мне. Сначала поднялась одна бритая голова, за ней вторая, третья… всего я насчитал семь.

Тогда я все-таки решился бежать. Поезд как раз начал замедлять движение перед станцией «Комсомольская». Сам вид бритоголовых бойцов не оставлял сомнений: столкновение может стоить мне жизни.

На остановке я вышел. В это же время из дальней двери вагона медленно потянулись на перрон скинхеды. Милиции нигде не было.

Я спокойно стоял на перроне, не двигаясь, и когда голос диктора сообщил об отправке поезда, за мгновение перед закрытием дверей, стремительно шагнул обратно в вагон.

Этот нехитрый трюк привел скинхедов в ярость. Они подбежали к двери, которая с шумом захлопнулась перед их своеобразными лицами, и начали лупить кулаками по стеклам, складывать неприличные фигуры из пальцев, гримасничать и сыпать проклятиями.

Поезд тронулся, кампания буйнопомешанных остались на перроне. Я повернулся лицом к пассажирам. Меня поразило лицо одной девушки в вагоне. Она была в шоке, страх перекосил ее лицо. Это была обычная, по-европейски одетая, симпатичная девушка «кавказской наружности».

Будучи «лицом не совсем славянской наружности», живя и ли временно находясь в Москве, всегда ждешь неприятностей. Чувство тревоги не покидает тебя ни на минуту, и ты постоянно готовишь себя к худшему. Не дают расслабляться менты, которые «шмонают» тебя в переулках и на входе и выходе из метро, сопровождая проверку документов словами «понаехали» или, «все вы – одинаковые, «черножопые». Старушки, подозрительно смотрящие на тебя в общественном транспорте и толкающие тебя локтями при выходе из него. Охранники магазинов, диско-баров, обслуживающие исключительно «русских».

По данным социологических агентств, лозунг «Россия для русских» поддерживает более чем 50% российского населения. И это цифра ежегодно растет. Растет и количество преступлений, совершенных на национальной почве.

Я подумал о том парне, которого возможно спас случай от смерти. Завтра он покинет это ненавистное государство и уедет к себе в Ташкент, Душанбэ или еще куда-то. А с кем останемся мы?
Справка CAUCASUS TIMES
Количество жертв от рук скинхедов сравнимо с потерями федеральных сил на Северном Кавказе в 2007 году. По данным центра «Сова», за 2007 год от насилия на национальной почве пострадало 280 человек.

Петербург остается в числе главных центров активности скинхедов. В Москве и Подмосковье с начала года от их рук погибли 24 человека и 84 были ранены, в Петербурге трое погибли и 62 пострадали, в Нижнем Новгороде были ранены 34 человека.

В целом по России за два квартала 2007 года от насилия на национальной почве пострадали не менее 280 человек, 34 из которых погибли. По сравнению с аналогичным периодом 2006 года, когда пострадал 231 человек и 20 погибли, рост количества жертв составил 21%. По мнению сотрудников центра «Сова», за преступлениями такого рода в большинстве случаев стоят скинхеды.

В этом году нападения на почве национальной ненависти правозащитники зафиксировали в 26 российских регионах.

В центре отметили, что данные о расистских нападениях не включают жертв массовых драк и нападения на представителей сексуальных меньшинств.

Роин Бибилов, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *