Смерть как гарантия виновности

ПРАГА, 13 мая, Caucasus Times — «В Нальчике 10 мая в ходе спецоперации был убит один из идеологов ваххабизма. Организатор нападения боевиков на Нальчик в 2005 году. Террорист Мусса Мукожев».

Это выдержка из новостных лент российских агентств, которые сообщили о гибели Мукожева на этой неделе. За этими милицейскими штампами, которые лишают событие всяческой истории, российское руководство пытается снять с себя ответственность за убийства тысяч людей, подведенных под статью «терроризм».

Мусса Мукожев, получивший светское исламское образование в Иордании, а затем возглавивший первый частный исламский институт в Кабардино-Балкарии был объявлен в розыск как один из организаторов нападения на Нальчик 13 октября 2005 года.

На путь «моджахеда» Мусса Мукожев встал не сразу. Этому предшествовали долгие годы попыток достичь согласия с Духовным управлением мусульман Кабардино-Балкарии (ДУМ), силовиками, и региональными властями, которые травили общину, созданную молодым и амбициозным религиозным деятелем.

Мусса Мукожев родился в 1966 году в Нальчике. Служил в армии. В 1990 году окончил курсы исламоведения при Духовном управлении мусульман, затем Кабардино-Балкарский исламский институт. Затем была Иордания. С 1994 года — руководитель Исламского Центра КБР. С 1996 года — имам-хатыб (проповедник) мечети селения Вольный. Именно в этой мечете Мукожев создал общину, оппозиционную Духовному управлению мусульман КБР, которую возглавлял Анас Пшихачев. Новые мусульмане обвинили главу ДУМ в связях со спецслужбами России и потребовали его отставки.

Верующие призывали отменить многое из разорительных кладбищенско-поминальных обычаев, вывести Ислам в республике из «похоронной» сферы и сделать его полнокровно функционирующей системой. Кстати, ДУМ КБР после нападения на Нальчик приняло практически все предложения молодых мусульман, признав тем самым их справедливость и соответствие основам исламского вероучения. Здесь надо отдать должное его сотрудникам, они не стали отрицать очевидное.

С самого начала общественная поддержка джамаата КБР была достаточно широка: его последователи своим поведением демонстрировали образец нормальной жизни. Они исправляли нравы — помогали вылечиться и встать на правильный путь молодым людям, которые пьянствовали, употребляли наркотики. Члены джамаата занимались честным бизнесом и благотворительностью.

Они участвовали в выбиваниях долгов у недобросовестных коммерсантов. Кроме того, джамаат помогал любым людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию и обратившимся к ним за помощью.

Авторитет Мукожева и его общины рос и со временем это ситуация начала беспокоить уже республиканские власти. С помощью ДУМ был составлен список «неблагонадежных мусульман» и в республике началась «охота на ведьм». Все это сопровождалось произволом силовиков. Верующих избивали, унижали, выбривая на головах кресты. Террор против представителей общины, в конце концов, закончился кровавой бойней.

Однако не этого хотел Мукожев. Он долго удерживал общину, убеждая их терпеть все издевательства. Пытался договориться с силовиками. Все тщетно. Машина насилия была уже запущена и крики о помощи остались не услышанными.

Он пытался сохранить единство общины. Но неспособность защитить своих прихожан от силовиков, лишили Мукожева абсолютного авторитета. Община раскололось. Недовольные ситуацией прихожане стали восприимчивы к голосам тех, кто призывал взять в руки оружие. Так появился балкарский джамаат «Ярмук». В 2004 года это группа напала на здание Госнаркоконтроля в Нальчике. Было убито несколько силовиков и похищено оружие. В течение 2004-2005 г. этой группой в различных районах Нальчика было убито больше десятка сотрудников патрульно-постовой службы МВД.

Последняя попытка предотвратить трагедию была сделана незадолго до нападения на город.

Из новостной ленты Caucasus Times – 24 августа 2005 года. Адвокатом Кабардино-Балкарской коллегии адвокатов Ларисой Дороговой, от имени 400 мусульман, жителей Кабардино-Балкарии опубликовано обращение к Президенту России Владимиру Путину, в Правительство РФ и Уполномоченному по правам человека РФ Владимиру Лукину с просьбой о предоставлении верующим возможность покинуть республику и выехать в любую мусульманскую страну или европейское государство на постоянное место жительство.

В обращении говорилось, что несмотря на неоднократные обращения на имя Президента РФ, Полномочного представителя Президента РФ в ЮФО и других официальных лиц о нарушении прав верующих в Кабардино-Балкарии, никаких мер принято не было. Обращения за подписями тысячи и более человек пересылались в прокуратуру КБР, а прокурор КБР Ю. Кетов каждый раз не находил оснований для прокурорского реагирования.

Обращение гласит, что «у верующих отняли мечети. Они лишены права на коллективную молитву. Когда они собираются в каком-нибудь доме для молитвы, там начинаются обыски и хозяина начинают преследовать. Похищения мусульман людьми в масках с автоматами, пытки и издевательства стали обыденным явлением. Таких юридических понятий как повестки, адвокаты, УПК для УБОП МВД КБР не существует. Для них всех мусульмане – «экстремисты». Даже девушки – студентки, которые были доставлены во 2 ОВД Нальчика за чтение Корана, подверглись унижению со стороны сотрудников милиции. Также, сотрудником милиции была избита 19-летняя мусульманка, которая в тот же день на «скорой помощи» была доставлена в больницу с угрозой выкидыша. Имеются случаи, когда мусульман убивают как террористов, хотя их вина не доказана и не было вердикта суда.

Таким образом, мы все здесь не угодны и не удобны. Как это для нас не прискорбно мы должны признать, что дальнейшее проживание в России стало для нас невозможным. В связи с этим просим разрешить нам выехать в любую мусульманскую, или европейскую страну, где уважаются элементарные права человека и религиозные чувства».

По словам Л. Дорогова были подготовлены списки желающих выехать. К обращению она приложила справку о фактах нарушений прав верующих, ксерокопии публикаций в газетах, в которых освещались подобные факты.

Это обращение было последней надеждой Мукожева и его прихожан. Ответ одного из тех, кому было направлено письмо, какая-либо реакция со стороны Москвы могли бы спасти десятки жизней. Но, увы, все сложилось по сценарию, который был угоден режиссерам большой кавказской войны.

Силовики знали о том, что 13 октября нововерующие нападут на объекты МВД и ФСБ. Не исключено что это информация была получена от людей того же Мукожева.

Судя по всему, на том этапе Мукожев уже не имел прямых контактов с силовиками, посредником выступал, похищенный неизвестными сразу же после нападения на Нальчик руководитель Кабардино-Балкарского института исламских исследований Руслан Нахушев. Исламским радикалам его похищать было незачем. А вот силовики, которых он предупредил о готовящемся нападении, это сделать вполне могли.

Уж очень сильно они хотели победоносную войну. Руководство МВД и ФСБ решили закрыть мусульманский вопрос в КБР окончательно. Они впустили вооруженных людей в город, чтобы уничтожить разом всю общину. Цель была такая: уничтожить полностью радикальное крыло мусульман и под этим соусом «закрыть» всех кто имел отношение к общине. Всего по данным самого Мукожева община начитывала около 10 тысяч человек. Из этого числа радикалы поставили под ружье до 200 человек. Примерно такое количество вооруженных людей, разбившись на группы, напало на город. Во время отражения штурма силовиками было уничтожено 87 человек, 50 задержано. 31 человек объявлены в розыск. До 600 человек, не принимавших участия в нападении, так называемые «отказники», были арестованы. Позже почти все они были отпущены.

«Ликвидация», такое название получила спецоперация против бандитизма в послевоенной Одессе, которую применил после Второй мировой войны маршал Жуков. Суть спецоперации заключалась в том, чтобы выманить из лесов вооруженное украинское подполье, спровоцировать его на крупную диверсионную акцию в городе, где заранее подготовившись, военные могли бы разом накрыть преступность. Спецоперация была успешно проведена. Нападение на подполья в Одессе было спровоцировано внедренным в воровскую среду агентом НКВД.

Именно такой же метод был применен силовиками в те дни в Нальчике. Вопрос лишь в том, было ли нападение на Нальчик акцией инициированной агентом российских спецслужб. Или же силовики, зная, что нападения состоится, просто ждали диверсии. Однако эти детали не меняют суть произошедшего. Руководство МВД намерено создавало условия для роста ваххабитского радикального подполья. Не мешало связям местных радикалов с чеченскими полевыми командирами.

Мне вспомнился случай, который рассказал один из участников спецоперации по ликвидации банды из джамаата «Ярмук», действовавшей в Чегемском районе. В ходе спецоперации, когда боевики были загнаны в кукурузное поле у селения Чегем-1 и окружены силами МВД, министр Хачим Шогенов на удивление участников операции неожиданно приказал отступать.

Неизвестно точно когда для Муссы Мукожева наступила точка невозврата. По словам востоковеда Ахмеда Ярлыкапова Мукожев ушел в лес со своими сторонниками до нападения на город. И сделал это, чтобы спасти себя и своих людей. Единственный свидетель Руслан Нахушев, который мог бы пролить свет на события 13 октября, исчез при невыясненных обстоятельствах. Сам Мукожев убит. Видимо у силовиков были причины не брать Мукожева и его соратников живыми.
До сих пор, несмотря на официальное обвинение в организации нападения боевиков на Нальчик, у силовиков нет фактов подтверждающих причастность Мукожева к нападению.

Призыв к джихаду, который появился на сайте Кавказ-Центр за подписью Мукожева, в отличии от других обращений кавказских моджахедов не сопровождаются фотографией. Кроме того, нам не удалось найти на сайтах сепаратистов фото или видеоматериалы подтверждающие сотрудничество Мукожева с представителями Имарата Кавказ. Еще одна немаловажная деталь: Мукожев был противним вооруженной борьбы, которую вели чеченские сепаратисты. Он изгонял из общины тех, кто разделял идеи вооруженной борьбы. Негативное отношение к Басаеву стало главной причиной его конфликта с Анзором Астемировым, ставшим правой рукой Доку Умарова.

Мукожев скрывался все это время в Кабардино-Балкарии. Возможно, он контактировал с джихадистами, хотя не принимал участие в боевых операциях последних. Подполье за эти годы создало широкую агентурную сеть, научилось незаметно передвигаться по всему Северному Кавказу. Без помощи подпольщиков Мукожев не прожил бы и недели.

Вместе с тем, очевидно, что если бы Мукожев оказался в руках правоохранителей живым, он рассказал бы много интересного о событиях, предшествовавших 13 октября. Например, о связях отдельных руководителей силовых ведомств с подпольщиками.

Мурат Карданов, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *