Сколько осталось жить «дагестанизму»?

ПРАГА, 15 июня, Caucasus Times. События в Ногайском районе Дагестана назревали давно. Но в то же время в какой-то момент они начали развиваться молниеносно. Кто-то поспешил в этом усмотреть чьи-то руки, которые манипулирует ногайской активностью. Но спровоцировали ее как раз действия властей республики. Напомним, последние, воспользовавшись наступлением священного для мусульман месяца Рамазан, решили узаконить нелегальные поселения-призраки в северных районах Дагестана. Это вызвало бурную, но в то же время невероятно адекватную реакцию ногайского народа, почти половина представителей которого проживает как раз в этом муниципальном образовании. Напомним, по последней переписи в России ногайцев свыше 103 тыс. человек.

 

Вера в то, что Путин не ведает

 

Сначала ногайские общественники провели в Москве круглый стол о возможных последствиях легализации незаконных селений. Вероятно, это было сделано для того, чтобы приковать к проблеме больше внимания со стороны СМИ и федеральных властей. Как на этом мероприятии, так на съезде особо подчеркивалась необходимость вмешательства федеральных властей в сложившуюся ситуацию, поскольку на региональном уровне конфликт не разрешается и достиг тупика. Удивляет и даже вызывает тревогу в данном вопросе как раз это. Россияне не перестают полагать, что все беззаконие в стране вершится без ведома президента Владимира Путина. Вот и здесь ногайцы просят хозяина Кремля «взять ситуацию под личный контроль, принять лидеров ногайского народа».

Ногайцы сумели мобилизовать невероятные ресурсы и провести Всероссийский съезд, собрав в районном центре Терекли-Мектеб до шести тыс. людей. Картина больше напоминала полчище ордынских войск, которые встали на защиту границ своего государства. Количество и организованность людей, державших над собой ногайские, российские флаги и фамильные гербы, больше походила на дисциплинированную колонну, чем простых жителей юга страны. Примечательно, что в огромной толпе не нашлось ни одного дагестанского флага. Этот факт говорит о многом. «Дагестанизм» как идея трещит по швам. Сдерживается этот процесс отнюдь не сросшимися частями организма, а прочностью нитей шва, то есть искусственно и сверху. Были в сети те, кто указывал на ногайский протест как на причину этих трещин, но с этим сложно согласиться. Ногайский протест скорее последствие, и уж точно ногайские возмущения не возникли на пустом месте.

 

Палаточный городок у Кремля

Активисты, занимавшиеся подготовкой съезда, в личной беседе признавались, что переселенцы из поселений-призраков довольно презрительно смотрели на активистов. А их тон в разговоре выдавал какое-то неуважение к ногайцам, как будто они люди второго сорта. Некоторые были возмущены тем фактом, что ногайцы посмели заговорить о своих правах. Надо признать, в Дагестане многие так думают, но именно они же осуждают любую национальную активность, в том числе ногайскую, видя в ней все, что угодно, но не суть проблемы. Ногайский район – это не просто муниципальное образование, это ядро этого этноса на сегодняшний день. Но даже если отойти от этнической стороны вопроса, то требования участников съезда вполне справедливы. Они хотят верховенства закона. А закон запрещает возводить поселения на землях сельскохозяйственного назначения. Возникает логичный вопрос – как селения-призраки, которых даже на карте нет, добились газификации, строительства школ и других социальных объектов? Понятно, что не без помощи чиновников, которые за деньги готовы были не замечать нарушение закона.

В этой ситуации часто говорят о переселенцах как о жертвах. Да, они жертвы. Да, их вопрос надо решать. Но причем тут ногайцы? Разве они их поставили в такое положение? Почему у ногайцев должны болеть головы из-за проблем, которые созданы переселенцами и властями?

Но ведь переселенцы проживают там уже годами, возразят некоторые. Так давайте создадим палаточный городок у Кремля, переселимся, а потом будем приводить длительность пребывания там в качестве аргумента перед полицейскими, которые придут сворачивать наш самозахват. Здесь ведь тоже самое. Законы ведь никто не отменял. Понятно, что в государстве, где привыкли симулировать вместо того, чтобы соблюдать законы, нарушители оказываются в более выгодном положении. Простите, а ногайцы – люди государства. Это народ, который создавал огромное государство. И они снова будут на коне лишь тогда, когда в их селения придет государство. Собственно, об этом участники съезда и говорят, когда заявляют решительный протест грубому вмешательству руководства Республики Дагестан в вопросы местного самоуправления Ногайского района.

 

Микаил Тёбенавуллу, специально для Caucasus Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *