Шарлотт Хилле: от Абхазской АССР к демократической республике

Шарлотт Хилле (Charlotte Hille) — преподаватель Департамента политических наук в Университете Амстердама (Нидерланды) . Она специализируется на вопросах урегулирования конфликтов, государственного строительства, этнических меньшинств и международного участия в миротворческих процессах. Шарлотт Хилле — автор многочисленных работ по проблемам Абхазии, Южной Осетии, армянской общины Джавахети, черкесской проблематике. В 2010 году она опубликовала исследование «Государственное строительство и урегулирование конфликтов на Кавказе» .

 
Интервью с Шарлотт Хилле и примечания подготовлены Сергеем Маркедоновым, политологом, кандидатом исторических наук

 

1.Caucasus Times: В сентябре 2013 года Абхазия отмечала двадцатилетие своей победы в вооруженном конфликте с Грузией . Эта дата — важный символ для абхазского общества. Однако в течение всего этого периода ситуация в этой де-факто республике серьезно изменилась. Как бы Вы оценили суть этих перемен? В каком направлении они развивались? Что можно рассматривать в качестве наиболее важных результатов?

 

Ш.Х.: Каждый конфликт и каждое соглашение о прекращении огня имеют особое значение для людей, которые были в них вовлечены. Это в полной мере относится и к грузино-абхазскому конфликту. За прошедшие двадцать лет в Абхазии прошли президентские и парламентские выборы, выборы муниципального уровня. Республика пережила экономические блокады и санкции, а также восстановления разрушений с помощью ограниченных ресурсов и возможностей. Абхазское руководство все еще стоит перед проблемой укрепления властных институтов. Внутри абхазской политики мы видели появление различных партий. В целом те вызовы, с которыми сталкивается абхазская элита, во многом схожи с проблемами, над разрешением которых бьются признанные государства Южного Кавказа. В особенности речь идет о коррупции и безработице.

 
Если говорить о ключевых событиях за прошедшие двадцать лет, то среди них особо можно выделить принятие Основного закона, референдум по одобрению Конституции и Декларации о независимости 1999 года, признание де-юре независимости со стороны России в 2008 году, за которым последовали признания со стороны Никарагуа, Венесуэлы, Науру и Тувалу. Еще один сюжет, на который стоило бы обратить внимание — это прошедшие выборы президента и парламента, которые наблюдатели из-за рубежа признали свободными и конкурентными . Это важно и для других республик Южного Кавказа. Направление, по которому развивалась Абхазия, можно рассматривать, как движение от коммунистической автономной республики (АССР) к демократическому образованию. Данный процесс требует определенных временных затрат. Кстати сказать, Грузия движется схожим путем.
За прошедшие два десятилетия для Абхазии всегда были важны отношения с Российской Федерацией. И хотя, Россия в 1990-х годах блокировала Абхазию, она обеспечивала миротворческую операцию в зоне безопасности. Впоследствии она была важным партнером в экономическом и в стратегическом плане.

 

2.Caucasus Times: В 2008 году Абхазию признала Россия. Сегодня мы видим некоторый парадокс. С одной стороны республика стала намного дальше от Грузии, а ее стратегические цели по самоопределению выглядят реализованными. С другой стороны влияние РФ стало сильнее. На Ваш взгляд, Абхазия достигла самоопределения или наоборот стала более зависимой от воли Кремля?

 

Ш.Х.: Это непростая проблема. Международное право ничего не говорит прямо о том, какое количество стран должно признавать независимость того или иного образования для того чтобы оно считалось государством. Даже одно признание говорит о том, что государство есть. Но на практике есть проблема, если государство признано одними, но не другими. Возьмем хотя бы дипломатические отношение и признание паспортов. Это — серьезная проблема. Абхазы с абхазскими паспортами могут путешествовать только в 5 стран. Но в другие только с российскими паспортами. С другой стороны достигнута ситуация, когда Абхазия достигла признания, которого долго ждала, но не такое широкое, как хотела бы. Грузия не имеет открытого конфликта на своей территории, но недовольна тем фактом, что не имеет фактической власти и политического присутствия на абхазской территории. Обе стороны конфликта могли бы иметь худшие результаты, хотя могли и выиграть больше, чем имеют сегодня. Я думаю, что Абхазия достигла своего самоопределения и теперь политикам этой республики решать, в какой степени они будут зависеть от России, а также ее помощи.

 

3.Сaucasus Times: Избирательные процедуры в де-факто государствах отличаются от выборов в международно признанных государствах. Факт признания сам по себе не является единственным отличием. Де-факто образования склонны рассматривать выборы, как соревнования с их «материнскими государствами». Как Вы оцениваете такое «соревнование» между Абхазией и Грузией?

 

Ш.Х.: Президентские выборы в Абхазии в 2011 году и парламентские выборы в 2012 году подвергались мониторингу со стороны ряда неправительственных организаций, таких, как Организация непредставленных народов (UNPO), а также несколько правительств отправили своих наблюдателей . В общей сложности их было порядка восьмидесяти. ОБСЕ, конечно же, в силу понятных причин, не присутствовала. Выборы в Абхазии не рассматриваются, как легитимные, ибо она считается частью Грузии международными структурами, включая и ОБСЕ . Но сам факт присутствия внешних наблюдателей значим. Он свидетельствует о том, что процессы идут в направлении честных и транспарентных выборов, при которых кандидаты имели равные возможности для выступления по ТВ и радио, обсуждению своих программ публично. В течение дней выборов не было зафиксировано чего-то форс-мажорного. Это стоило бы отметить при обсуждении общекавказского электорального контекста, поскольку такие страны, как Армения и Азербайджан имеют худшую репутацию в этом плане. То есть, нет жесткой связки, что если республика не имеет признания, то она блокирует развитие демократических процедур и ценностей.
Я не думаю, что есть реальная конкуренция между Абхазией и Грузией. Обе республики развиваются со своей собственной скоростью.

 

4.Сaucasus Times: Европейский Союз предложил подход «вовлечение без признания» применительно к Абхазии . Насколько эта стратегия эффективна, с Вашей точки зрения? Если нет, то, какие существуют способы для повышения ее эффективности?

 

Ш.Х.: Важно то, что Абхазию пытаются включить в мирные инициативы и в инициативы по развитию. Это означает, что такие международные структуры, как ЕС готовы к дальнейшему развитию отношений с этой республикой. Если Вы хотите решить проблему, то нельзя игнорировать одну из сторон конфликта или ориентироваться только на одну сторону. Я эту позицию отстаиваю уже десять лет. К счастью, я вижу, что международные организации теперь готовы вовлекаться в диалог с Абхазией. На мирных переговорах представители ООН, ОБСЕ, следуя ооновским резолюциям, выражают уважение территориальной целостности Грузии. Понятное дело, они уважают авторитет ООН. Но это также влияет на их позицию, которая не выглядит в таком случае нейтральной и требует особой заботы о том, как этот подход может повлиять на стороны конфликта. Политика ЕС «вовлечение без признания» предполагает возможности обсуждать разные сюжеты, такие как вопросы безопасности, беженцы без увязания в решении таких сложных вопросов, как статус Абхазии, которые могут длиться слишком долго. ЕС рассматривает в качестве важного приоритета развитие отношения с гражданским обществом. И мы видим, как, например, министр иностранных дел Абхазии Вячеслав Чирикба использует информацию от гражданского сектора, чтобы формулировать политический курс . Долгое время политика ЕС была слишком определенной. Отсюда и результат в виде крайне осторожного отношения абхазского руководства к Евросоюзу и Западу в целом. Для ЕС крайне важно принимать в расчет резоны абхазской стороны.

 

5.Сaucasus Times: 7 февраля 2014 года в Сочи стартуют Зимние Олимпийские игры. Какое влияние они окажут на Абхазию, а также на геополитическую ситуацию в регионе в целом?

Ш.Х.: Работа, которую создают Игры, даже если речь идет о краткосрочном периоде, оказывает экономическое влияние на регион, включая и Абхазию. Рабочие тратят деньги, потом туристы и посетители игр будут их тратить. Это принесет в регион, хотя бы в краткосрочной перспективе, определенные выгоды. Игры могут оказать позитивное воздействие на туристическую индустрию. Не только в краткосрочном, но и в долгосрочном плане. Это также означает, что власти будут заботиться об обеспечении стабильности и безопасности региона. Правда, неясно до конца, какой эффект это будет иметь для национальных движений Северного Кавказа, черкесского или чеченского . Для Абхазии же влияние Олимпиады будет, в первую очередь, экономическое (эффект от развития инфраструктуры соседнего Сочи).

 
Примечания:

 

[1] Университет Амстердама – один
из трех старейших вузов Нидерландов. Ведет свои корни от «Athenaeum Illustre»,
основанного в 1632 году. В 1961 году перешел в государственное подчинение.

 

[1] См. список
и выходные данные работ Шарлотт Хилле : http://www.uva.nl/contact/medewerkers/item/c.m.l.hille.html?f=hille

 

[1] 30
сентября 1993 года абхазские вооруженные формирования, а также добровольцы из
Конфедерации горских народов Кавказа (КГНК) после 14-ти месяцев вооруженного
противостояния вытеснили с большей части территории Абхазии грузинские войска.

 

[1] Основной
закон Абхазии был принят на Сессии Верховного Совета республики 26 ноября 1994
года.  3 октября 1999 года в Абхазии
прошли первые всенародные президентские выборы, которые были проведены
параллельно с референдумом о независимости и одобрении Конституции.

 

Процесс  международного признания Абхазии стартовал 26
августа 2008 года. Однако на сегодняшний день количество признаний ограничено
пятью странами.

 

[1] Речь идет
о досрочных президентских выборах в Абхазии (26 августа 2011 года), которые
состоялись после смерти Сергея Багапша 29 мая 2011 года и парламентских выборах
(10 марта 2012 года). В 22 из 35 избирательных округах прошел второй тур
голосования

 

[1] Организация непредставленных народов (Организация наций и народов, не имеющих
представительства)- международная структура, видящая своей целью защиту
народов, не имеющих собственных государств или проживающих на спорных
территориях и в конфликтных зонах. Некоторые члены этой организации покинули ее
ряды, получив членство в ООН (Армения, Эстония, Грузия, Восточный Тимор и ряд
других). См. веб-сайт организации: http://www.unpo.org

 

[1] ОБСЕ
(Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе). Под своим нынешним
названием существует с 1 января 1995 года (ранее СБСЕ — Совещание по
безопасности и сотрудничеству в Европе).
Миссия ОБСЕ в Грузии прекратила свою работу в 2009 году в связи с
отсутствием консенсуса относительно ее статуса (РФ настаивала на создании
самостоятельной Миссии в Южной Осетии, что не нашло поддержку остальных членов
данной структуры).

 

[1] ЕС принял решение о реализации
данного подхода в декабре 2009 года.

 

[1] Вячеслав
Андреевич Чирикба (род. в 1959 году) – глава МИД Абхазии. Занимает этот пост с
11 октября 2011 года. Профессиональный филолог, кавказовед, преподавал
кавказские языки в Лейденском университете (Нидерланды).

 

 

 

[1] Для
«черкесского (адыгского) мира» Сочи имеет особое значение. Именно здесь в 1861
году был учрежден Меджлис, названный «великим свободным заседанием» и ставший
попыткой горцев объединиться перед лицом наступавшей на Западный Кавказ
Российской империи. А через три года, 21 мая 1864 года, русские войска заняли
последний очаг сопротивления черкесов на Западном Кавказе – урочище Кбаадэ.
Сегодня на этом месте располагается поселок Красная Поляна Адлерского района
Сочи, ставший за последние годы одним из любимых мест отдыха представителей
российской элиты (в нем запланированы лыжные соревнования сочинских Игр).
Однако среди черкесских движений, как в России, так и в диаспоре нет единого
подхода относительно предстоящей Олимпиады и сочинскому модернизационному
проекту в целом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *