Северный Кавказ в 2020 году: факторы напряжённости

 

Прага, 1 января, Caucasus Times. Главными факторами  напряжености на Северном Кавказе в уходящем 2020 году стали: ограничеительные меры в связи с пандемией, вопрос распределения земель сельхозназначения без учета интересов жителей села, территориальные споры между Чечней и Ингушетией, поправки  в Конституцию РФ 2020, а также Федеральный  закон О государственном языке РФ.

 

Земля как катализатор гражданской активности

 

Земельная проблематика  сегодня является одним из  главных  факторов, оказываюшим негативное влияние на ситуацию с правами и свободами граждан на Северном Кавказе. Вместе с тем, именно земельный вопрос становится основным катализатором гражданской активности и фактором мобилизации общественных сил.

 

Так территориальный спор между Чечней и Ингушетий оббединил  представителей гражданского обшества и мобилизовал вокруг себя практически все страты ингушского социума. В соседствующей с Ингушетией — Кабардино-Балкарии распределение земель сельхозназначения без учета интересов жителей села привело к мобилизации обшественных сил вокруг вопроса о справедливом распределении земельного фонада. https://caucasustimes.com/ru/category/prava-cheloveka/

 

По мнению экспертов, проблема земли и пашенных угодий является в регионе важным катализатором развития гражданского общества. Именно земельные вопрос и вопрос участия граждан в распределении благ и ресурсов вынуждает людей принимать участие в акциях протеста и объединятся вокруг земельной проблемы. https://caucasustimes.com/ru/valerij-hatazhukov-kreml-vystraivaet-svoi-otnoshenija-s-severnym-kavkazom-kak-metropolija-s-kolonijami/

 

В свою очередь, в этой связи, с каждым годом ответы региональных властей на гражданские требования становятся все жёстче, а меры по подавлению гражданской активности — всё менее избирательными и выходящими за рамки закона. Часто эти меры носят открытый насильственный и демонстративный характер. Все чаще правозащитники фиксируют фальсификации уголовных дел в отношении гражданских активистов в разных республиках Северного Кавказа.

Ярким примером служит случай в селении «Совхозное» Зольского района Кабардино-Балкарии, где силовики подбросили патроны одному из местных активистов после того, как он потребовал от главы района вернуть сельчанам земли, отданные в долгосрочную аренду фермеру из другого района» в нарушение закона о земле. https://caucasustimes.com/ru/sovhoznoe-zemlju-s-molotka-selchan-v-tjurmu/

Глава кабардино-балкарского отделения партии «Яблоко» Хаким Кучмезов видит решение спорного вопроса о землепользовании в КБР в отзыве муниципальных актов, выдавших тысячи гектаров земли в одни руки, что привело к фактическому сговору элит в вопросе распределение земель.

«В своё время депутаты приняли бессовестный муниципальный акт и передали все земли в распоряжение району, а оттуда передали права министерству имущества. Необходимо заставить депутатов отозвать прежнее решение и принять новый акт. Например, запрещающий отдавать в одни руки более 5-10 гектаров земли. И все налоги отчислять в ведение села, а не районов. Только так мы можем сохранить наши села. В ином случае от республики, балкарцев и кабардинцев останется только архивная запись. В прошлом году у нас родилось на 930 детей меньше, чем в 2018 году, вот и делайте выводы».

По данным журналистского расследования Caucasus Times, результаты которого были опубликованы на сайте радио «Свобода», сотни гектаров бывшей колхозной земли в малоземельной Кабардино-Балкарии находятся в долгосрочной аренде у крупных агрохолдингов.

В рамках федеральной программы социально-экономического развития Северного Кавказа эти агрохолдинги с 2010 года получили от федеральных инвестиционных агентств миллиарды рублей, годовая выручка также исчисляется миллиардами. Территории, занимаемые этими холдингами на землях сельхозназначения, сравнимы по площади с крупными населёнными пунктами. При этом занятость сельчан, на чьих землях раскинулись автоматизированные сельхозпроизводства, фактически равна нулю, так как производственные циклы автоматизированы.

По мнению гражданских активистов, если аграрная кавказская республика не начнёт распределять инвестиционный портфель с учётом интересов жителей села, Кабардино-Балкарию могут ожидать  земельные бунты.

«Есть ещё одна проблема, связанная с земельными отношениями: республика получает из федерального бюджета под различные программы различного рода субсидии, около двух миллиардов рублей в год, на сельское хозяйство. И эти деньги, по существу, безвозмездны, – сетует Валерий Хатажуков. – Но мы не можем увидеть, где эти средства. Распределение субсидий непрозрачно. Где они, на что потрачены – непонятно».

Ингушское судилище

В стороне от территориальных споров не осталась и Ингушетия. По данным правозащитного центра «Мемориал», к уголовной ответственности по делу о событиях, произошедших утром 27 марта 2019 года в ходе силового разгона акции протеста в столице Ингушетии Магасе привлечены 48 человек. Однако уголовное преследование троих из них было прекращено.

Как минимум 39 жителей Ингушетии обвиняются в насилии против сотрудников правоохранительных органов 27 марта 2019 года. Восемь лидеров ингушской оппозиции обвиняются в организации этого насилия, создании экстремистского сообщества и участии в нём. Один активист обвиняется в подстрекательстве к неопасному для здоровья силовиков насилию.

 

Глава правозащитной организации «Машр» Магомед Муцольгов видит корень проблемы в узурпации региональной власти

 

«Естественно, каждый из нас понимает, что это несправедливо и незаконно. К сожалению, эти репрессии узаконены и отношение к ним действительно как к банальному судилищу и большой несправедливости, учиненной мстительными и бездарными людишками, дорвавшимися до власти. Какую еще оценку может дать общество, когда видит проявление жестокости и несправедливости в отношении людей, которые требовали соблюдения закона и проявления уважения к народу. Когда среди притесненных не просто достойные сыны Отечества, но уважаемые старейшины и женщина. Ингушетия самый маленький регион Российской Федерации, при этом с самым высоким уровнем безработицы. Народный протест в Ингушетии, довольно долго пытался достучаться до федеральной власти, демонстрируя коррумпированность их назначенцев. Были приведены множество фактов мошенничества, разворовывания бюджетных средств, полного провала федеральных программ и отсутствие реально действующих объектов, построенных в рамках этих программ, аферы, авантюры и манипуляции с трудоустройством десятков тысяч жителей республики. Все это стало возможным только благодаря тому, что с позволения федерального центра, региональная власть почувствовала безнаказанность и вседозволенность. Мы видим, как привлеченные за тяжкие и особо тяжкие преступления оборотни в погонах, наворовавшие огромные суммы бюджетных средств чиновники, отделываются минимальным, формальным наказанием, а многие из них, вообще его избегают и спустя какое-то время всплывают на других региональных и федеральных должностях»,- сетует правозащитник.

 

От протестов к прямым выборам

Касаясь характера нарушения прав человека на Северном Кавказе, правозащитники отмечают, что корень всех проблем с нарушениями прав человека, упирается в вопрос  власти и ее контроля: общество отчуждено от власти и не имеет никакого отношения к процессам ее формирования! 

По мнению правозащитников, у общества нет никаких реальных рычагов влияния на власть. Такая ситуация сложилась в следствии отмены прямых выборов глав регионов, с одной стороны, и нивелированием разделения властей, в том числе судебной власти, он зависима от власти. Именно поэтому гражданские активисты и СМИ активно педалируют вопрос о возвращении прямых выборов глав регионов и муниципалитетов.

«Политическая система на Северном Кавказе сильно отличается от общероссийской, хотя, казалось бы, мы живем в одной стране, говорит глава Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков. Мы говорим, что в России в целом, слабое разделение властей, слабая судебная система, политическая оппозиция есть, но она слабая в целом в России. А вот на Северном Кавказе я утверждаю, что тотально нет никакого разделения властей! А судебная система абсолютно зависима. И нет реальной политической оппозиции. В этом корень всех проблем с нарушениями прав человека, с которыми мы сталкиваемся. И возникает резонный вопрос: а с чем это связано? Различные эксперты пытаются объяснить это тем, что вот – де, это такая ментальность у народов Северного Кавказа. Это издержки традиционного общества, и так далее. А на самом деле я это категорически не приемлю, потому что в 90-е гг. у нас в Кабардино-Балкарии кипела политическая жизнь. Например, у нас в организации «Хасэ» в парламенте Кабардино-Балкарии была своя фракция депутатов, и мы оказывали большое влияние на экономические и политические процессы, которые происходили в республике. Но к началу нулевых годов ситуация резко изменилась. Кремль изменил свое отношение к политическим процессам в республике и к Северному Кавказу в целом. И здесь у нас открылся политический полигон, здесь апробировались разные методы прихода и удержания власти. И все эти вещи, которые мы сейчас наблюдаем в России: фальсификация уголовных дел, убийство политических оппонентов – это начиналось здесь. На Северном Кавказе. И эта ситуация продолжается и сейчас имеет место. И мы упираемся в самую важную проблему – это проблема власти и ее контроля. На поверку оказывается – это идет не только в КБР, но и на Северном Кавказе в целом. Мы, отчуждены от власти и не имеем никакого отношения к процессам ее формирования!»

Дискриминационный закон о языке

Стоит отметить, что несмотря на давление со стороны властей и силовиков, гражданское общество на Северном Кавказе в 2020 году  продемонстрировало определенный падём и единство. И не только в земельном вопросе, но и вопросе сохранения национальной культуры и языка, вопросах свободы собраний.

Ярким тому примером служат мобилизация демократических и гражданских сил вокруг отстаивания своих прав на сохранение национального языка и культуры. Речь идет о Федеральном законе О ГОСУДАРСТВЕННОМ ЯЗЫКЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, дискриминирующем национальные языки народов России. https://caucasustimes.com/ru/zakon-ob-izuchenii-rodnyh-jazykov-proverku-koronavirusom-ne-proshel/

«Представители интеллигенции, не только в КБР, но из других регионов и республик России многие и абсолютно справедливо, и я эти разговоры поддерживаю, что с принятием этих поправок над нашими культурами нависла смертельная опасность. в федеральный закон об образовании, после чего обучение родным языкам стало не обязательным. Да вы совершенно справедливо сказали, что это вызвало волну возмущения, возникла организация – Демократический Конгресс народов России, и я коротко повторю. Эти поправки грубо противоречат конституции самой России, в которой говорилось, что республики могут учреждать государственные языки коренных народов. Это грубо противоречит известным решениям Конституционного суда», — поясняет правозащитник Валерий Хатажуков.

 

Также ярким примером гражданского единства стали акции протеста представителей интеллигенции и национальных организаций вокруг поправок в Конституцию России, которые   были встречены гражданским обществом на Северном Кавказе акциями несогласия.

Так, например, в Кабардино-Балкарии представители научной и творческой интеллигенций, общественные, политические деятели выразили свой протест поправкам о государствообразующей роли только одного русского народа. В Ингушетии многие представители крупнейших тейпов ингушского народа, публично заявили о бойкоте и не желании участвовать в голосовании.  Общественные настроения оказали значительное влияние и на электоральное поведение жителей Северного Кавказа во время референдума.  На избирательных участках практически во всех регионах СК была зафиксирована низкая явка. В том числе и в Кабардино-Балкарии, где республиканские власти завили о более чем 80% проголосовавших.  Данные расхождения между реальностью и заявлениями властей свидетельствуют о том, что общество и власть как никогда отчуждены друг от друга. А это в свою очередь чревато всплеском протестной активности в наступающем 2021 году.

Caucasus Times 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *