Сергей Арутюнов: «Мир в Карабах принесет совместное управление Арменией и Азербайджаном»

Прага, 8 октября, Caucasus Times. Конфликт между Азербайджаном, Арменией и непризнанной Нагорно-Карабахской республикой с разной степенью накала длится более тридцати лет. 27 сентября 2020 года хрупкое перемирие сменилось боевыми действиями с применением танков, авиации и беспилотников.

Нынешняя ситуация принципиально отличается от предшествующих тем, что столкновения в зоне конфликта идут по всей линии соприкосновения, и имеют вполне однозначное определение – война.

О причинах противостояния, его возможных последствиях для российского Северного Кавказа, путях и способах его урегулирования в интервью Caucasus Times рассказал член-корреспондент РАН Сергей Александрович Арутюнов.

Caucasus Times: Сергей Александрович, с чем на Ваш взгляд связано нынешнее обострение между Баку и Ереваном?

Сергей Арутюнов: Начало конфликта уходит корнями в VII век, когда в этих районах появился ислам. Одни государства и население позиционировали себя, как защитники христианства, другие – как поборники ислама. С тех пор, в Восточном Закавказье не утихает эта борьба. Христианские и мусульманские группы противопоставляют себя друг другу.

Ссоры стали особенно острыми в начале 20 века. В 1905-1906 годах армяно-татарская резня прокатилась по всему Закавказью. Наиболее драматичной она была в Карабахский городах и селах из-за чересполосицы.

Позже, большевики заложили мину замедленного действия во время размежевания. Сначала Карабах и прилегающие к нему территории были отданы Армении, но потом эту область отдали Азербайджану. [i]

Пока существовал Советский Союз, в котором декларировалась дружба народов, в значительной степени эта дружба была реальностью. Реальностью не только политической, но и реальностью народных традиций, уходящих в глубь столетий. А потом появились политические игроки, провозгласившие независимость Армении, Азербайджана от гнета прокоммунистической Союза. Эти люди умело разжигали в своих корыстных интересах, а может быть, из искренних убеждений межнациональную рознь.

Когда в результате этих провокационных действий произошли сумгаитсткие события — вслед за ними начались конфликты и в Карабахе. (Беспорядки на этнической почве в городе Сумгаит Азербайджанской ССР 27 ­­– 29 февраля 1988 года, сопровождавшиеся массовым насилием в отношении армянского населения, грабежами, убийствами, поджогами и уничтожением имущества. – Прим ред.).

В феврале 1998 года Областной совет НКАО обратился в Верховный Совет СССР и Верховные советы Азербайджанской и Армянской союзных республик с просьбой рассмотреть вопрос о передаче области в состав Армении. Советское руководство расценило эту просьбу как проявление национализма. В июне ВС Армении дал согласие на вхождении НКАО в состав республики, Азербайджан объявил это решение незаконным. 12 июля 1988 года облсовет Нагорного Карабаха заявил о выходе из состава Азербайджана. 18 июля президиум ВС СССР принял постановление, в котором говорилось о невозможности передачи НКАО Армении.

В 1988 году началась Карабахская война, завершившаяся в 1994 году победой армянской стороны, которая закрепила за собой не только господство над Карабахом, но и над прилегающими районами. Азербайджанское население было вынуждено оттуда бежать. В свою очередь армянское население под угрозой истребления, погромов, резни, вынуждено было бежать из Азербайджана. На сегодняшний ден в Карабахе нет ни одного азербайджанца. А на территории, находящейся под управлением Азербайджана, практически не осталось армян.

Так этот конфликт и тлел с этих пор. В 2016 году ситуация вновь обострилась, но начинающийся пожар удалось быстро потушить. Однако, достигнутое перемирие было непрочным.

Сейчас Ильхам Алиев, выступает с лозунгами о возврате «оккупированных территорий» и возвращении беженцев в свои дома. Это хорошее дело, но вернуть беженцев можно в результате переговоров. Но на переговоры ни одна из сторон, а их тут три — азербайджанская, карабахская и армянская которая, в определенной мере диктует линию поведения Карабаху – не готовы.

К слову сказать, у жителей Нагорного Карабаха вместо паспортов – удостоверения граждан Карабахской Республики. Выезжать за границу они могут с армянским паспортом. В Армении двенадцать районов, и паспорта имеют номера серий с первого по двенадцатый в зависимости от района, где он был выдан. Тринадцатая серия –для жителей Карабаха. Паспорт армянский, но по нему нельзя голосовать в Армении.

Caucasus Times:  Какова роль Турции в нынешней войне между Азербайджаном, Арменией и Нагорным Карабахом?

Сергей Арутюнов: Турция, начиная с двадцатых годов прошлого века, была сугубо светским государством, и гарантией того, что она не станет теократическим государством, были турецкая армия, турецкие офицеры. Эрдоган провел в армии «чистку» — расправился или выгнал из армии приверженцев наследия Мустафы Кемаля Ататюрка, и оставил только тех, кто верен идее ислама, господству Турции в исламском мире, и ему лично.

Нужно помнить, что мусульмане всего мира, грубо говоря, разделены на суннитов и шиитов. Противостояние суннитов и шиитов во многом совпадает с противостоянием Турции и Ирана. То есть Иран тоже претендует на господство во всём регионе Западной Азии.  Но из-за преобладания суннитов в мусульманских странах, шансы Ирана не велики. А Турция с очень неплохими обоснованиями претендует на роль хозяина и ведущей державы во всём этом регионе.

Турки с момента распада Советского Союза пытались взять главенство в тюркском мире. А это и Башкортостан, и Татарстан, и Казахстан, и Туркменистан – все, кроме Таджикистана. Но исламский мир гораздо шире, чем тюркский мир. И вот Эрдоган –а  у него очень честолюбивые замыслы — хочет быть лидером и главой всего исламского, или, как минимум, всего тюркского мира.

Азербайджан — самый близкий Турции по языку, самосознанию, традициям сосед.  Поэтому над Азербайджаном в первую очередь надо взять шефство. Для Турции Азербайджан – это звено, но очень важное в осуществлении полного регионального превосходства. И это цель Эрдогана, цель турецких националистов.

Националистически настроенные турки считают Армению и прилегающие к ней районы проклятьем,  посланным им судьбой, мешающим осуществить идею турецкого величия. Не будь Армении – могла бы вполне существовать Тюркская Федерация, некий турецкий пояс, который протянулся бы от Стамбула до Бишкека. А может быть и дальше, вплоть до китайской территории — китайцы очень этого боятся, они принимают драконовские меры у себя в Синьцзяне, чтобы как-то затушить все время тлеющее исламское самосознание среди уйгуров.

Что касается нынешней ситуации в регионе – без сомнения, Турция подначивает Азербайджан к наиболее радикальным действиям, публично заявляя о всемерной и безоговорочной поддержке ближайшего соседа.

Caucasus Times:  Почему ситуация достигла своей критической точки именно сейчас?

Сергей Арутюнов: Во-первых, в мире бушует эпидемия коронавируса. Во-вторых, в Америке грядут скандальные выборы – люди замерли в тревожном ожидании. В-третьих, в Европе неспокойно – брекзит, и много чего еще. В-четвертых, отравление Навального. Может быть, о нем еще позавчера слышали не больше людей в мире, чем о Нагорном Карабахе, а сегодня, наверное, каждый человек в самом отдаленном уголке мира хоть разок, по телевизору или по радио слышал, что вот есть такой Навальный. Главы государств с ним разговаривают, и стал этот Навальный величиной мирового масштаба. Ну и масса других событий – почитайте заголовки газет, там и без Карабаха много поводов для беспокойства людей во всем мире.

Поэтому, вероятно, Ильхам Алиев и решил: ну сейчас никто особенно этим вопросом заниматься не будет – как раз подходящий момент, чтобы эти земли вернуть и опять сделать Карабах частью азербайджанской территории.

Caucasus Times:  С чем связана такая мягкая позиция России в отношении Азербайджана?

Сергей Арутюнов: Западному миру в целом, и России, в частности, конечно Армения должна быть ближе. Но в нём преобладают неолиберальные и постмодернистские взгляды.  Существует такая абстрактная формальная справедливость, в соответствии с которой армяне выглядят, как бы оккупантами азербайджанской территории.

Для России хуже, чем образование такого тюркского пояса, такого нового Халифата — ничего быть не может. Тем не менее, Россия не может открыто вмешиваться в эту ситуацию, поскольку формально Нагорный Карабах никто не признал. Как никто не признал Турецкую Республику Северного Кипра, де-факто существующую уже 35 лет. Турция в этом отношении находятся в таком же положении, как и Армения: то есть, она оттяпала кусочек кипрской территории, населенной преимущественно турками, равно как Армения оккупировала кусочек азербайджанской территории. Но на Турцию никто внимания не обращает.

В 1996 году в Стамбуле прошла международная конференция, посвященная поиску мирного урегулирования в Чечне. В своем выступлении я сказал, что Турция обвиняет Россию в Чечне и Армению в Карабахе в тех же преступлениях, какие сама совершает у себя в Курдистане, и на Кипре. Ничуть не лучше, а значительно хуже — с какой стороны ни посмотри. Ведущие турецкие газеты  назвали меня «нахальным армянином». Вот, мол, приехал, и осмеливается такие вещи утверждать.

Конечно, Россия хотела бы помочь Армении, но ее и так клюют со всех сторон. Будут еще и за это клевать. С точки зрения Запада – азербайджанцы правы – они пытаются освободить свою территорию от армянской оккупации.

Россия не может отстаивать свои явные интересы силой оружия. Она заинтересована хотя бы формально оставаться нейтральной стороной в этом конфликте. Мы ведь отказываемся признавать себя стороной конфликта даже в донбасских событиях, где конфликтуют между собой русские и украинцы. Официальная позиция такова: мы придерживаемся позиции невмешательства, отрицая участие государства в конфликте в Восточной Украине, мы здесь не при чем.

Формально Россия соблюдает нормы Международного права и нормы поведения. Международные отношения, к сожалению, не строятся на принципах справедливости…

Caucasus Times:  Как данный конфликт может повлиять на внутриполитическую ситуацию на Северном Кавказе?

Сергей Арутюнов:  На наш Кавказ события на Южном Кавказе никак не повлияют, потому что просто сейчас вертикаль власти крепче, чем раньше. Кроме того, мусульмане Северного Кавказа – это сунниты, а азербайджанцы — шииты. Уже по этой причине особенных симпатий по отношению к Азербайджану на Северном Кавказе быть не может. Но даже если они больше симпатизируют Турции, чем Армении – это сущностно ничего не меняет.

Для Кавказа важно быть Кавказом. Кавказ не хочет переходить из- под русского зонтика под турецкий, да и турки, вроде бы, таких целей не ставят. Северный Кавказ занят своими делами – им не до этого.

Caucasus Times: Существует ли мирное решение очередного витка противостояния армян и азербайджанцев? Если да – то какое?

Сергей Арутюнов: 10 мая 1988 года я вместе с коллегами по работе академиком Татьяной Ивановной Заславской и доктором наук Игорем Ильичом Крупником пришли на заседание отдела в ЦК КПСС со своими предложениями по части урегулирования только начавшего разгораться Карабахского кризиса. Предложения эти сводились к тому, чтобы Карабах был выделен в отдельную административно-территориальную единицу, и был взят под двойное управление Верховными Комиссарами от Армении и Азербайджана под контролем России. Россия выступала бы гарантом того, что им не дадут переругаться между собой, и следила бы за тем, чтобы они согласовывали свои действия друг с другом.

12 января 1989 года в НКАО было введено прямое управление с образованием Комитета особого управления Нагорно-Карабахской автономной областью под председательством Аркадия Вольского. После распада Союза Комитет прекратил свою деятельность.

Я же продолжаю утверждать при каждом представившемся случае, что двойное управление Карабахом по типу кондоминиума положит конец взаимным территориальным претензиям, уносящим жизни и армян, и азербайджанцев. В мировой практике такой опыт есть и вполне неплохо себя зарекомендовал. Княжестве Андорра существует под двойным управлением уже тысячу лет.

К сожалению, в данной ситуации такая форма правления Карабахом невозможна, потому что обе стороны заявляют: нам – все, а вам – ничего. Мы правы, и поэтому наши условия должны быть приняты на сто процентов, а ваши имеют нулевое значение. И Армения, и Азербайджан придерживаются именно такой позиции и, к сожалению, население в обеих странах более или менее ее поддерживает.

Caucasus Times:  Как могут развиваться дальнейшие события в зоне военного конфликта?

Сергей Арутюнов: Политика — есть искусство компромисса. Все конфликты решаются путем компромисса, или категорической победой одной из сторон. Есть еще один вариант развития событий: стороны должны обескровить друг друга весьма существенным образом, и потом, не вынеся этого бремени, заключат перемирие, и восстановят статус-кво, существовавший в первой половине этого года.

Caucasus Times: Значит рассчитывать на скорое завершение войны в этом случае не приходится?

Сергей Арутюнов: Бог его знает. Если Турция вступит в этот конфликт…

Caucasus Times:  То есть, Вы не исключаете такой возможности?

Сергей Арутюнов: Главное, что ее не исключает, а пропагандирует Эрдоган.

В двадцатые годы прошлого столетия Турция не имела общей границы с Азербайджаном. Так вот, турки за большие деньги купили у Ирана маленькую полоску земли, которая граничит с Нахичеванской автономной республикой. Таким образом, формально Турция в любой момент может ввести свои войска, по крайней мере, на сопредельную территорию. Если бомбы начнут хотя бы случайно падать на территорию Армении, а не на территорию Карабаха, Россия должна будет выполнить свои обязательства по ОДКБ. Если она этого не сделает, это будет чудовищный позор России, чудовищные потери имиджа для Путина, для его правительства. Тогда о претензиях России на роль мировой державы, можно забыть.

Елена Хрусталева, специально для Caucasus Times

[i] (В Нагорном Карабахе в 1923 году была создана автономная область (НКАО) в составе Азербайджана. В неё не была включена довольно большая полоса компактного проживания армян к северу от НКАО. На картах 1926 года НКАО имеет общую границу с Арменией. На более поздних картах эта граница исчезает. В результате, НКАО оказалась со всех сторон окружённой Азербайджаном)

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *