Самуэль Чарап: «Вашингтон не имеет твердого понимания приоритетов и целей на Кавказе»

ПРАГА, 28 сентября, Caucasus Times — Caucasus Times, продолжая «Кавказский меловой круг» — цикл интервью с экспертами по Кавказу, политологами из США, Европы и Азии, представляет вашему вниманию беседу с американским ученым Самуэлем Чарапом.

Самуэль Чарап является директором программы по России и Евразии Центра Американского Прогресса (ЦАП). ЦАП был основан семь лет назад Джоном Подеста, бывшим главой администрации Белого Дома при Президенте Клинтоне, и быстро стал одним из наиболее сильных исследовательских центров на либеральном фланге американского политического спектра. Самуэль является главным экспертом в ЦАПе по внутренней и внешней политике стран бывшего Советского Союза, а также политики США в данном регионе. На регулярной основе он консультирует сотрудников американской администрации по этим вопросам. Его работы были опубликованы в «Washington Quarterly», «International Herald Tribune», «Guardian», «Current History», а также в ряде других журналов и газет. Его комментарии были представлены в новостных сводках различных западных и российских СМИ, таких как «BBC», «Reuters», «Washington Post», «Российская газета», «Коммерсант», и «Интерфакс». Самуэль получил степени магистра и доктора политических наук в Оксфордском Университете. Он был приглашенным исследователем Московского Центра Карнеги, Высшей Школы Экономики, Московского Государственного Института Международных Отношений (МГИМО) а также Международного Центра перспективных исследований (г. Киев). Самуэль владеет русским языком. В сентябре 2010 года он был приглашен к участию в международном дискуссионном клубе «Валдай» (создан в 2004 году для обсуждения различных аспектов внутренней и внешней политики России, патронируется РИА «Новости»).

Интервью с С.Чарапом подготовил специально для Caucasus Times Сергей Маркедонов, приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон, США).

Caucasus Times: — В недавно опубликованном цикле Ваших статей вы сделали вывод о необходимости переформулирования политики США в Евразии. Какие пути для реализации этого процесса Вы видите, как наиболее оптимальные в случае с Грузией, Арменией и Азербайджаном?
Речь идет о цикле статей, написанных С.Чарапом в соавторстве с Александросом Петерсеном, старшим научным сотрудником «Атлантического Совета» (Atlantic Council) для журнала «Foreign Affairs» и веб-сайта Center for American Progress. Базовая постановочная статья «Reimagining Eurasia: A New “Great Game” Will Not Increase U.S. Influence in Russia’s Backyard» (http://www.foreignaffairs.com/articles/66542/samuel-charap-and-alexandros-petersen/reimagining-eurasia (20 августа 2010 года)

С.Ч: Я и мой соавтор утверждаем, что политику в отношении евразийских государств следует переформулировать, основываясь на их достоинствах, а не на их ценностной котировке, как козырных карт в геополитической игре. И тем более не на их отношениях с третьими странами. В течение слишком долгого периода американские политики рассматривали эти страны через объектив политики по отношению к России, и потому курс по отношению к евразийским государствам стал функцией российско-американских отношений. Это зачастую означало, что отношения США со странами Евразии были слабыми и не служили в итоге ни американским интересам, ни интересам граждан этих государств. Мы полагаем, что вместо этого США следует использовать все инструменты из нашего арсенала, включая дипломатические, экономические и культурные. Это будет означать «переформулирование» политики в смысле возврата к пониманию того, какие интересы США в каждой из стран поставлены на карту и использованию всех имеющихся средств для их продвижения.
Caucasus Times: — Главной мишенью для Вашей критики является подход, при котором новые независимые государства постсоветского пространства рассматриваются, как территория «большой шахматной игры» между Вашингтоном и Москвой, а их национальные интересы игнорируются. Предположим, что Вы абсолютно правы. Но как быть с легитимными интересами Москвы (в Грузии в частности, и на Кавказе в целом)? Как Вашингтону следует принимать их в расчет?

С.Ч: Конечно, у России есть интересы в соседних странах. Это вытекает из естественного следствия сложившегося географического, исторического и экономического положения вещей.. Политикам в США необходимо быть осведомленными о российских интересах и рассматривать свои действия с учетом интересов России. Однако национальные интересы США в данной конкретной стране должны всегда определять американскую внешнюю политику. Но политика США должна делать особый акцент на транспарентности и «win-win» («победа- победа») возможностей для совместных проектов с Россией и другими странами, где это возможно и желательно.

Я не понимаю термин «легитимные интересы», которую мои российские коллеги часто используют. Высшие должностные лица государства определяют национальные интересы страны; они по определению не могут быть «нелегитимными», разве только, если кто-то думает, что эти лица не были выбраны законно.

Ваш вопрос, вероятно- это реакция на факт, что некоторые люди в Вашингтоне полагают, что все, что Россия делает в регионе неправильно a priori. Я не из их числа. Однако я говорю, что российские руководители часто действуют в соответствие со своими национальными интересами в формах, которые противоречат интересам США и стран региона. Другими словами, проблема — методы, а не цели. Например, у России есть ясный интерес иметь хорошие отношения с правительством в Тбилиси. Но активное вмешательство во внутригрузинскую политику- «нелегитимный» способ, чтобы достигать такую цель.
Caucasus Times: — Мой следующий вопрос в какой-то мере провокационный. Вы готовы распространить Ваш подход на де-факто государства Евразии? Часто их рассматривают, как «марионетки Кремля» (особенно в пропагандистском дискурсе), но невозможно отрицать их собственные интересы и ценности? Будут ли политики, принимающие решения в США (в среднесрочной или может быть долгосрочной перспективе), исправлять свои нынешние подходы к Абхазии и к Южной Осетии?

С.Ч: Я думаю, что нынешняя политика отказа от контактов с ними не служит интересам США. Но американское правительство не может подходить с одними и теми же критериями к международно признанным правительствам и де-факто государствам. Разные вопросы требуют разных ответов. Что касается конкретных случаев — Абхазии и Южной Осетии, то боюсь, что в течение определенного времени наша внешняя политика будет являться заложницей наших внутриполитических процессов, влияние прогрузинского лобби и т.д. В долгосрочной перспективе, вероятно, изменения возможны, но, перефразируя Кейнса , за это время мы все можем умереть.

Джон Мейнард Кейнс (1883-1946)- выдающийся британский экономист, теоретик. Считается одним из основателей макроэкономики. Возникшее под влиянием его идея направление экономической теории и практики получило название «кейнсианство». The original quote (оригинальная цитата) is “In the long run we are all dead.”
Caucasus Times: — Уже стало трюизмом описывать отношения США и РФ в Евразии, как перманентное соревнование или «игру с нулевой суммой». Однако реальная жизнь далека от упрощенных схем. Мы можем найти успешные примеры кооперации в разрешении нагорно-карабахского конфликта или в вопросах безопасности в Центральной Азии. Что следует сделать обеим сторонам, чтобы укрепить эти позитивные тенденции?

С.Ч: Для США ключевым является транспарентность и открытость для совместных действий. В настоящий момент наше политическое руководство намного больше открыто для кооперации, чем наша же бюрократия, и это нуждается в изменениях. России необходимо изменить ее подход к евразийскому региону значительно. Положение о «сферах интересов» следует отклонить и продвинуться к большему уважению тех выборов, которые делают государства региона. Тактику следует также изменить; в особенности же прекратить запугивание и заменить это двусторонними отношениями действительно независимых государств. России необходимо модернизировать свои отношения с соседями, чтобы добиться настоящего прорыва в сотрудничестве с США.
Caucasus Times: — В отношениях между Вашингтоном и Москвой существует значительная асимметрия восприятий. Например, Москва рассматривает Южный Кавказ как естественное продолжение своей внутриполитической повестки дня (северокавказские вызовы). Политики, принимающие решения в США, видят в российской активности в Грузии определенное возрождение неоимперской политики. Какие реальные приоритеты и цели имеет Вашингтон в Кавказском регионе?

С.Ч.: Я думаю, вы ошибаетесь. Нынешние политики, принимающие решения в США, не рассматривают российскую деятельность в регионе, как неоимпериалистическую. То, о чем они беспокоятся, это российская тактика, о чем я уже говорил выше. Не думаю, что Вашингтон в настоящий момент имеет твердое понимание приоритетов и целей на Кавказе.
Caucasus Times: — Проблемы Южного Кавказа часто оказываются в фокусе внимания аналитиков, пишущих о динамике российско-американской «перезагрузки» . А как Вы можете оценить проблемы Северного Кавказа в этом контексте? Какие вызовы здесь так важны для Вашингтона?

С.Ч: Северный Кавказ затрагивает два аспекта в более широком контексте российско-американских отношений: права человека и борьбу с терроризмом. С одной стороны, ситуация с правами человека там не может не волновать тех, кто этими проблемами занимается, включая и чиновников американского правительства. С другой стороны, очевидно, что две страны (США и РФ) имеют общий интерес в борьбе с террорризмом и радикальными исламистскими движениями, которые являются одними (из многих) факторов, влияющих на распространение насилия на Северном Кавказе. Я бы рассматривал две этих проблемы, как взаимосвязанные: США имеют интерес в обеспечении стабильности и территориальной целостности России, и большее уважение к правам человека сделало бы ответ на террористическую угрозу более эффективным

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *