Салафизм и суфизм в Дагестане: есть ли путь к примирению?

ПРАГА, 8 июня, Caucasus Times — Михаил  Рощин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН специально для Caucasus Times

Оставаясь частью России в административном смысле, Дагестан в культурном отношении является частью мусульманского мира. Ислам здесь был силен и в советское время, а после развала Советского Союза интерес к религии, по крайней мере, удвоился. В республике в прошлом традиционно был распространен суфизм, поэтому, начиная с 1990-х гг.,  власти поддерживают культ суфийского шейха Саида-эфенди Чиркеевского. Наряду с этим в республике,   с начала 1990-х гг. нарастает интерес молодежи к  «ваххабизму», самими его сторонниками называемому салафизмом. В  нем молодые люди видят альтернативную модель жизни, отрицающую коррумпированный режим, утвердившийся сегодня в Дагестане.i Молодежь недовольна отсутствием социально-экономических перспектив в республике, массовой коррупцией властных структур и верит, что радикальный ислам («ваххабизм») в состоянии изменить ситуацию к лучшему. Наиболее заметным и ярким идеологом салафизма  в первой половине 2000-х гг.  был Ясин Расулов, аспирант Дагестанского Государственного Университета. По его мнению, «вторжение на территорию Дагестана «Исламской Армии Кавказа» (в августе-сентябре 1999 г. — М.Р.) с целью установления шариата, уничтожение шариатского анклава Кадарской зоны (общины сел Карамахи и Чабанмахи — М.Р.) и сегодняшние карательные акции властей против приверженцев «ваххабизма» — это продолжение исторической традиции противостояния российских властей и оппозиционно-вооруженного ислама на Северном Кавказе. Сотрудничество официально-лояльного духовенства с властями и силами Министерства внутренних дел выглядит логичным и закономерным явлением в рамках этой же традиции, продолженной новой Россией». ii

Ясин Расулов был убит 10 апреля 2006 г. в Махачкале в ходе одной из регулярных спецопераций местного МВД. iii Еще раньше, в июле 2005 г. в Махачкале был убит руководитель дагестанской организации «ваххабитов» «Шариат» Расул Макашарипов. Военное крыло движения в течение ряда лет возглавлял Раппани Халилов, убитый в ходе спецоперации в поселке Новый Сулак в окрестностях Кизилюрта 17  сентября 2007 г.  Его отряды входили в качестве Дагестанского фронта в общее объединение вооруженного подполья на Северном Кавказе во главе с чеченским полевым командиром Докку Умаровым. Это не означает, на мой взгляд, что дагестанские подразделения «ваххабитов» являются лишь филиалом, полностью зависимым от чеченцев, скорее можно говорить о существенном совпадении интересов в настоящее время и объединении сетевого типа.

 

 

 

В 2005 г., особенно весной и летом, повстанцы-«ваххабиты» в Дагестане  активизировались: они убивали милиционеров и отдельных  министров, взрывали поезда. Затем их активность несколько снизилась в результате ряда успешных спецопераций. В течение длительного времени  борьбой с «ваххабитами» руководил министр внутренних дел Дагестана Адильгирей Магомедтагиров. Против него было организовано несколько покушений,  а 5 июня 2009 г. он был застрелен снайпером. Чуть раньше 25 мая 2009 г. в Махачкале был убит заместитель муфтия Ахмед Тагаев, фактически руководивший Духовным управлением мусульман Дагестана и активно выступавший против исламского фундаментализма в республике.

После этого различные инциденты, связанные с убийством дагестанских милиционеров «ваххабитами»,  продолжались. iv  29 марта 2010 г. эта волна насилия дошла и до Москвы, когда две дагестанских террористки-смертницы взорвались на московских станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры» (радиальная). В результате этих взрывов 24 пассажира погибли на «Лубянке» и 13 — на станции «Парк культуры», 102 человека получили ранения различной степени тяжести.v Впоследствии выяснилось, что на «Лубянке» взорвала себя аварка Марьям Шарипова (1982 г. рождения) из села Балахани Унцукульского района Дагестана vi, бывшая женой лидера губденских боевиков Магомедали Вагабова, убитого 21 августа 2010 г. в Гунибе в ходе спецоперации. vii
Второй смертнице кумычке Джанет Абдуллаевой (1992 г. рождения, село Костек Хасавюртовского района) было всего 17 лет. Примерно за год до этого она вышла замуж за Умалата Магомедова, известного под кличкой аль-Бара, назначенного в апреле 2009 г. Докку Умаровым амиром так называемого Дагестанского фронта Имарата Кавказ. В то время в Интернете появляются фотографии этой пары: молодые обнимаются, зажав в руках гранаты и пистолеты. viii  31 декабря 2009 года, за несколько часов до Нового года, сотрудники ФСБ остановили на Грозненской улице в Хасавюрте автомобиль, в котором находились Умалат Магомедов и трое других боевиков. ix Они попытались выхватить оружие, однако их застрелили на месте. Таким образом, к моменту взрыва в метро Джанет Абдуллаева была уже вдовой и, вероятно, могла мстить за своего мужа. О том, что в Костеке у боевиков есть определенная поддержка, свидетельствуют и другие события. 16 июня 2010 в селе проходила спецоперация: в одном из частных домов были блокированы боевики. В ходе боевых действий погибли четыре дагестанских милиционера, а еще четверо было  ранено. Под развалинами разрушенного дома после боя были найдены тела шести боевиков. x
Очевидные факты  говорят о наличии разветвленного вооруженного подполья радикальных мусульман в Дагестане. Возникает вопрос: каковы перспективы этого движения? Определенного ответа  пока нет. Ясно одно:  салафизм  постепенно превращается в долговременный фактор дестабилизации на Северном Кавказе, и вряд ли его удастся остановить исключительно полицейскими мероприятиями.

Вероятно, поможет снять напряжение переход к открытому внутримусульманскому диалогу в республике и осознание Духовным управлением мусульман Дагестана наличия плюрализма мнений в мусульманской среде. События последних полутора лет говорят о том, что такая тенденция наметилась, причем с двух сторон: и со стороны Духовного управления, и умеренного крыла салафитов.

Относительно недавно в Дагестане была создана Ассоциация мусульманских ученых (алимов)  Ахлю-Сунна, объединяющая умеренных салафитов. 29 апреля 2012 г.  в  соборной мечети Махачкалы состоялась встреча представителей Духовного управления и алимов Ассоциации Ахлю-Сунна. Вел встречу имам соборной мечети Магомедрасул Саадуев. Кроме него, выступил также глава Духовного управления Ахмад-хаджи Абдуллаев. Со стороны умеренных салафитов выступили руководитель Ассоциации Ахлю-Сунна Халил Рахман и известный молодой алим Абу Умар Саситлинский (Исраил Ахмеднабиев).xi Пожалуй, впервые представители суфизма и салафизма в Дагестане продемонстрировали явное желание достичь компромисса и взаимопонимания. В последние годы конфронтация между этими двумя течениями суннитского ислама в республике постоянно нарастала. Сейчас, как представляется, и сторонники суфизма и салафиты осознали необходимость выхода из тупиковой ситуации.

По итогам встречи адвокатом Зиявудином Увайсовым была предложена компромиссная резолюция, принятая собранием. Вот, ее текст:

«1. Полное следование аятам Корана.

2. Следование Сунне пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха).

3. Опора на четырёх имамов этой уммы — Абу Ханифу, Малика, аш­-Шафии и Ахмада ибн Ханбаля в фикхе и их вероубеждениях.

4. Необходимость строго следовать словам Аллаха: «Держитесь все веры в Аллаха и не разделяйтесь», то есть в приверженности Корану, Сунне пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха) согласно вероубеждениям, фикху четырёх имамов и словам Аллаха: «Воистину, уверовавшие — мусульмане, братья, так примиряйте же ваших братьев, может быть, вы будете помилованы».

5. Запрет на поношение мусульманами друг друга согласно словам Аллаха: «Не обижайте самих себя (друг друга) и не называйте друг друга оскорбительными прозвищами», включающий использование оскорбительных прозвищ и поношение учёных прежних и нынешнего времён, а также простых мусульман.

6. Все участники единодушно заявляют о запрещённости выслеживания и доносительства на мусульман, несмотря на приверженность к различным направлениям религии, а также о том, что это является тяжким грехом.

7. Решение всех возникающих спорных вопросов путём обсуждения в научном диспуте, для чего создаётся совместный орган, состоящий из равного количества участников с обеих сторон, собирающийся раз в месяц.

8. Осуждение действий любой категории лиц, препятствующих призыву к исламу, а также совместная поддержка призывающих к исламу, которым мешают в их деятельности.

9. Стороны согласились, что недопустимо препятствовать выезду дагестанцев за рубеж для обучения в исламских высших учебных заведениях». xii

Отмечу пункты, которые мне представляются особенно важными. Это — пункт 3, призывающий уважительно относиться к основателям четырех мазхабов (суннитских правовых школ), что особенно важно для сторонников суфизма, последователей имама аш-Шафии, то есть шафиитов. Раньше салафиты часто выступали с заявлениями, что они о
трицают значение мазхабов для современного ислама.
Пункт 6, призывающий к отказу от доносительства на мусульман, призывает к тому, чтобы споры и несогласия решались внутри самой мусульманской уммы Дагестана без привлечения светского государства.

Пункт 7 призывает создать общий совет мусульманских ученых с равным представительством сторонников суфизма и салафизма для решения возникающих спорных вопросов, прежде всего, в области мусульманского права. Очевидно, что создание такого совета может в перспективе привести к умиротворению и если не исчезновению, то маргинализации вооруженного салафитского подполья.
Как это часто случается, уже 3 мая последовала жесткая реакция радикалов на эти мирные инициативы, когда вечером возле поста полиции на выезде из Махачкалы в сторону Ставрополья взорвалась машина со смертником. Немного времени спустя там же в припаркованной «Газели» прогремел второй взрыв. В результате погибло 13 человек (из них — 8 полицейских) и свыше 100 — было ранено. xiii

Несмотря на всю сложность примирительного процесса в дагестанском суннизме, очевидно, что салафиты и суфии все больше понимают, что только путь мирного диалога ведет к выстраиванию новой конфигурации взаимоотношений  на основе признания плюрализма мнений внутри мусульманского сообщества.

1 M. Roshchin. The ‘Wahhabi’ insurgents in Dagestan//Frontier, №10 (Autumn), 2005, p.48-49.

2 Ясин Расулов. Зеркало кавказской судьбы. http://www.chernovik.net/article.php?paper_id=35&article_mode=

3.  Роль Ясина (Махача) Расулова в дагестанском движении «ваххабитов» не вполне ясна. Очевидно, он был самым видным идеологом «ваххабизма» в последние годы, причем заметно более эрудированным, чем его предшественники. Как представляется, именно он мог стать участником вдумчивого внутримусульманского диалога, который в сложившейся в Дагестане ситуации крайне необходим. Насколько серьезно он мог быть вовлечен в вооруженную подпольную деятельность, остается неясным. О гибели Ясина Расулова  сообщали дважды: 12 октября 2005 г. и повторно — 11   апреля 2006 г. Характерно, что статья об этом в «Коммерсанте» называлась «Контрольная смерть идеолога «Шариата»». В ней говорилось: «Один из идеологов ваххабитского подполья Дагестана Махач Расулов (Ясин) был убит вчера в ходе спецоперации в Махачкале… Как впоследствии заявил первый замначальника главного  управления МВД России по Южному федеральному округу Сергей  Солодовников, убитым оказался известный религиозный экстремист Махач  Расулов, подписывавший свои статьи в местных газетах именем Ясин.
Ранее он был известен как внештатный автор республиканского
еженедельника «Новое дело», где он вел страницу, посвященную исламу. В  МВД Махача Расулова называют амиром Махачкалы и преемником Расула Макашарипова. Амир Расулов был причастен к совершению не менее полутора десятков тяжких преступлений, подавляющее большинство которых это теракты и посягательства на сотрудников правоохранительных органов». http://www.rambler.ru/click?from=info&_URL=http%3A%2F%2Fwww.kommersant.ru

4.   M. Roshchin. The Caucasus Emirate and the Movement of Military Jamaats//Keston Newsletter, №10, p.6.

5. Кровавый понедельник на Страстной неделе//Мир новостей, №15 (849), 30 марта 2010, с. 1-3.

6 Ирина Куксенкова. «Смертницы дружили по жизни»//МК, №74 (25.321), 7 апреля 2010, с.1, 3.

7  Магомед-Али Вагабов (Амир Сайфуллах), даргинец по национальности,  родился 1 января 1975 года в селении Губден (Карабудахкентский район Дагестана).  Вагабов окончил 9 классов Губденской средней школы. Совмещал учебу в советской школе и одновременно изучал шариатские науки под руководством местных знатоков ислама. Изучил арабский язык, грамматику арабского языка, хадисы (рассказы о жизни пророка Мухаммеда)  и тафсир (наука комментирования и толкования Корана). В 1994 году поехал на учебу в Пакистан. Сначала поступил в школу хафизов (араб. «знающих наизусть Коран»), где в течение года выучил наизусть Коран, сдал экзамен и получил диплом хафиза. Потом  в Карачи изучал шариат и посещал частные уроки у шейхов. Во время обучения стал убежденным салафитом.  Вагабов выучил языки фарси и урду. В 1997 году, после окончания обучения в Пакистане, приехал домой и открыл медресе — Школу хафизов в Губдене, там же давал уроки по изучению хадисов, был имамом одной из мечетей в Губдене,  проповедовал в других мечетях Дагестана, в том числе вёл пятничные проповеди в Центральной мечети Губдена. В 1997 году в Чечне познакомился с известными арабскими моджахедами Хаттабом и Абу Джафаром. Там же прошел военную подготовку, призывая к джихаду мусульман из Дагестана. Привозил всех желающих в военно-полевые лагеря амира Хаттаба, находившиеся в то время на территории Чечни. Весной 2004 года организовал в Губдене группу моджахедов.  В 2009 возглавил Центральный сектор Дагестанского фронта Имарата Кавказ. 15 июля 2010 года Магомед-Али  Вагабов был назначен командующим Дагестанским Фронтом и одновременно верховным кадием (судьей) Шариатского Суда Имарата Кавказ http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/173122

8  http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3140446/

9  http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20100101153850.shtml
10  / http://lenta.ru/news/2010/06/16/kostek2/_Printed.htm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *