Руслан Гвашев: Черкесские аулы похоронит железная дорога и власти края

Caucasus Times: Каково место черкесов Краснодарского края в обще черкесском национальном движении?

Руслан Гвашев: Никакого национального движения в Краснодарском крае не было за последние 20 лет. Не имея национального статуса живем здесь. Почему стал возможным Абазинский национальный район в КЧР? Это ведь сделал Центр. А для нас это невозможно? Они любого отстреляют, кто за это берется. Мы как канатоходцы. И, конечно же, не надо себя обманывать – никакого национального движения нет, явно выраженного или тайного. И нет почвы для этого. Но могу сказать одно, сегодня не тот страх, что был вчера. Молодежь сейчас смотрит на нас и это имеет большое значение.

Caucasus Times: С какими наиболее острыми проблемами сталкиваются черкесы Краснодарского края сегодня?

Руслан Гвашев: Первое, это то, что до сих пор мы не имеем никакого статуса.   Это говорит о том, что завтра наше в тумане. Мы можем исчезнуть на глазах. Язык уходит. Статус обозначает, что мы хотим национально-территориальное образование. Мы хотели район в 90-х, потом пошли немного по ложному пути – запросили статус субъэтноса. Сегодня в связи с новыми вызовами, которые стоят перед этносом, я ставлю вопрос   по-другому и озвучиваю его.   Необходимо признать адыгов,  как автохтонное население Северо-Западного Кавказа и всего побережья. Это могло бы спасти народ в условиях глобализации.

Второе. Самое страшное, что висит над нами и о чем умалчивают. До сих пор в кабинете первого лица Сочи Пахомова висит карта – проект железной дороги от Краснодара до Сочи через наши адыгские аулы. И в этот проект вложены миллионы. Там осталось только дать его подрядчику. Строительство сдерживает то, что сейчас нет денег. Крымский мост отвлек деньги, но с 2020 года начнут реализовывать этот проект. Вокзал стоит в ауле Тхагапш. Площадь вокзала –это весь аул. Электричка пройдет по Большому Кичмаю. И нас переселят в этажные дома. И сегодня что происходит: многодетным семьям, как известно, выделяются земли по всей России. Кто живет в Большом Кичмае выделяют за Хостой, в Псыбэ живущему – за Джубгой. Людей разбрасывают. Уже сегодня нас разобщают и разъединяют.

Третье. 10 тысяч шапсугов сегодня не имеют ни радио, ни телевидения, ни школ факультативного изучения языка.  Идет к гибели народ. И на этом фоне процветают политические амбиции, шовинизм. Невозможно даже дышать здесь. Народ запуганный.

Четвертое. Этот гимн, под которую открывали Олимпийские игры в 2014 году. «Громили и будем громить басурман!» поется там.

Пятое. Проблемы языка. Мы не имеем права писать на своем языке. В Краснодарском крае один государственный язык – русский. В моем ауле Большой Кичмай написано везде на русском и на английском, из-за туристических маршрутов. Наши черкесские памятники не регистрированы, их в любое время могут снести. Власти ссылаются на то, что на них надписи на черкесском, и это незаконно, так как в крае государственный язык – только русский.

Шестое. Всего в крае живет более 30 тысяч черкесов, хотя официально пишут более 20 тысяч. А адыгов побережья (шапсугов) около 10 тысяч. Мы разделены на два административных района. Туапсинский район подчиняется непосредственно краю, а Лазаревский район входит в город Большие Сочи. Аул Кичмай, к примеру, является как улица, часть города Сочи.

Седьмое. Это земельный вопрос. Семьи в наших аулах хотят построиться, имеют возможности, но не дают им земли. В прибрежных аулах не дают построиться. У многих семей на приусадебных участках в 6-8 соток, имеются, в среднем, по 18 средневековых захоронений. Дом стоит на кладбище. И мы платим налог как коренной народ. Статус коренного народа никак не работает, никакого внимания к нам.

Руслан Гвашев предлагает создать представительство Республики Адыгеи в Турции, и других странах проживания черкесов.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *